ArticlePDF Available

Анализ русского перевода повести Улугбека хамдама "Одиночество"

Authors:
  • Institute of Uzbek Language Literature and Folklore

Abstract

Данная статья посвящена анализу перевода повести Улугбека Хамдама "Одиночество". Автор анализирует использованные переводчиками приёмы перевода - конкретизация, модуляция, генерация. Также автором рассмотрены способы передачи на русский язык узбекских фразеологизмов.
e-mail: til_adabiyot@umail.uz 71
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
Я
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
L
ANGUAGE AND LITERATURE
TEACHING
TEACHING
TA’LIMI
TIL VA ADABIYOT
TIL VA ADABIYOT
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
Я
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
ПРЕПОДАВАНИЕ
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
ПРЕПОДАВАНИЕ
Я
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
Я
L
ANGUAGE AND LITERATURE
TEACHING
TEACHING
TEACHING
TEACHING
TEACHING
Я
Я
TA’LIMI
TIL VA A
DABIYOT
TIL VA A DABIYOTTIL VA A
TIL VA A
TIL VA A
TIL VA A
TIL VA A DABIYOTTIL VA A
TIL VA A
TIL VA ADABIYOTTIL VA A
DABIYOT
DABIYOT
DABIYOT
DABIYOT
DABIYOT
TIL VA ADABIYOT
DABIYOT
DABIYOT
TIL VA ADABIYOT
TIL VA A DABIYOTTIL VA A
TIL VA A
TIL VA ADABIYOTTIL VA ADABIYOT
TIL VA ADABIYOTTIL VA A
TIL VA A
TIL VA ADABIYOTTIL VA A
Мастерство перевода
Улугбек Хамдам один из самых популярных
современных узбекских писателей. Узбекские чи-
татели тепло встретили его романы «Равновесие»,
«Сабо и Самандар», «Бунт и смирение». Популяр-
ны также его рассказы «Пиала воды», «Забытая
мелодия ная», «Далекая Дилнура». Большинство
произведений Улугбека Хамдама переведено на
русский язык. Роман «Бунт и смирение» на русский
язык перевела известный узбекский литературовед
Н.Владимирова. Переводами его произведений за-
нимаются также С.Камилова, Н.Ильин.
Критики высоко оценили его повесть «Одино-
чество», написанную в 1996 году. По словам из-
вестного современного критика Н.Ильина, «она не
является повестью в привычном понимании, то есть
произведением с более или менее развернутым
сюжетом, описанием жизненных коллизий героев
и проработкой характеров персонажей. Можно ска-
зать, что это лирическая повесть, где по существу
заявлен один персонаж сам рассказчик с едва на-
меченными фактами биографии (предприниматель,
ученый, писатель) и отдельными ситуациями-эпизо-
дами, всплывающими в его памяти» [1].
На русский язык повесть переведена
З.Касымовой и О.Григорьевой. Анализ текста-ори-
гинала и текста-перевода показал, что перевод
выполнен удачно. По нашему мнению, успеху пере-
вода произведения послужил тот факт, что под-
строчный перевод выполнил носитель узбекского
языка (З.Касымова), который понимает все тонкости
языка оригинала и является членом культурного
сообщества, к которому относится сам писатель, а
редактирование осуществил носитель языка перево-
да (О.Григорьева), который выправил все шерохова-
тости и отшлифовал язык перевода таким образом,
чтобы читатель воспринимал его как произведение,
изначально написанное на русском языке. В этом и
заключается функция перевода, ибо «перевод при-
зван обеспечить такую опосредованную двуязычную
коммуникацию, которая по своим возможностям
максимально приблизилась бы к обычной, одно-
язычной коммуникации» [2, с. 15].
В теории перевода сформулированы требования
к переводчику и тексту перевода. Например, потре-
бители должны воспринимать переводной текст как
текст оригинала, в то же время текст перевода не
должен содержать элементы с резкой националь-
но-культурной окраской. На первый взгляд, эти два
требования противоречат друг другу, иногда пере-
водчику сложно выбрать правильный вариант пере-
вода национально-окрашенных лингвистических еди-
ниц, и он допускает чрезмерную русификацию. Вот
Феруза МУСАЕВА,
докторант Института узбекского языка, литературы и фольклора
имени Алишера Навои Академии наук Республики Узбекистан
АНАЛИЗ РУССКОГО ПЕРЕВОДА ПОВЕСТИ
УЛУГБЕКА ХАМДАМА «ОДИНОЧЕСТВО»
что пишет по этому поводу К.И.Чуковский, критикуя
сверх всякой меры русифицированные переводы
произведений Диккенса: «Создается такое впечатле-
ние, как будто и мистер Сквирс, и сэр Мэльберри
Гок, и лорд Верисофт – все живут в Пятисобачьем
переулке в Коломне, и только притворяются бри-
танцами, а на самом деле такие же Иваны Трофи-
мовичи, как персонажи Щедрина или Островского.
Например, у Диккенса герои поют: «Иппи-дол-ли-
дол, иппи-дол-ли-дол», а переводчица Е.Г.Бекетова
перевела это следующим образом: «Ай люли! Ай
люли! Разлюлюшеньки мои!» [3, с. 22].
Оценивая перевод изучаемого нами произве-
дения, можно сказать, что переводчики выбрали
правильный путь, не допустили чрезмерной руси-
фикации и сохранили некоторые узбекские слова
для более глубокого проникновения в дух повести.
Например, в тексте перевода встречаются слова
дивана (Что же я, словно дивана, скручивающийся
от любви к Аллаху, «разбиваюсь» на куски и не
могу «собрать» себя? Я счастлив, что порой муча-
юсь, как нищий бродяга, «заблудившийся» в этой
жизни, как безумный дивана), кыбла (словно по-
терявший свою кыблу мусульманин, я озираюсь по
сторонам в поисках смысла своей жизни), которые
Улугбек Хамдам
(родился в 1968 г.)
72 e-mail: til_adabiyot@umail.uz
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
Я
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
L
ANGUAGE AND LITERATURE
TEACHING
TEACHING
TA’LIMI
TIL VA ADABIYOT
TIL VA ADABIYOT
Мастерство перевода
можно было бы перевести рус-
ским словом «отшельник» или
описательным способом. Однако
переводчики оставляют эти слова
без перевода для сохранения ду-
ховного стержня повести.
Перевод – трудоемкая рабо-
та, в процессе которой перевод-
чик мобилизует свои перевод-
ческие навыки, демонстрирует
творческий потенциал и раскры-
вает лингвистические возможно-
сти языка перевода. А задачей
ученого-переводоведа является
изучение перевода в разных его
проявлениях [2]. Ученые-пере-
водоведы анализируют исполь-
зованные переводчиком приемы,
правильность выбора метода пе-
ревода, хотя «непосредственно в
процессе перевода переводчик-
практик вряд ли задумывается
над тем, какой прием он исполь-
зует, а переводит по наитию, как
«Бог на душу положит». Затем
уже при анализе существующе-
го перевода теоретик придет к выводу, что пере-
водчиком были использованы такие-то и такие-то
виды лексических трансформаций, переплетение
таких-то категорий» [4, c. 141].
Очень часто переводчики используют так назы-
ваемые лексико-семантические замены, основными
видами которых в переводческой литературе указы-
ваются конкретизация, генерализация и модуляция.
Суть приема конкретизации сводится к тому,
что переводчик выбирает для перевода слово с
более конкретным значением [5, с. 161]. Это обус-
ловлено тем, что в языке перевода слову с общим
значением в оригинале могут соответствовать не-
сколько слов с более частными значениями или же
перевод как в оригинале может быть неприемлем
в данном конкретном случае. К примеру предло-
жение Хаёлимдан «Ишқилиб, саратон бўлмасин»
деган фикр кечди (В голове пронеслось: лишь бы
не саратон!) переводчик конкретизирует и перево-
дит как В голове пронеслось: «Лишь бы смерть
не настигла в разгар саратона!». В данном слу-
чае дословный перевод не объяснил бы ситуации,
читатель бы не понял, что конкретно имеет в виду
писатель, поскольку в узбекском языке слово сара-
тон омонимично и имеет два значения: 1) болезнь
рак и 2) июль. Перевод В голове пронеслось:
лишь бы не саратон! можно было понять в двух
значениях: лишь бы не рак и лишь бы не в июле.
Поэтому нельзя не согласиться с переводчиком,
который в данном случае выбирает метод конкре-
тизации для уточнения мысли писателя.
Данный же метод переводчик использует при
переводе предложения «Нур жўрлигида самоъ ту-
шаётган дарахтзор барибир
мендан нақадар баландда ва
нақадар тоза эканлигини ан-
глайман Не помогает потому,
что я четко и ясно осознаю, на-
сколько выше и чище меня эта
роща, кружащаяся в суфийской
молитве «самоъ» под акком-
панемент лунного луча». В уз-
бекском варианте писатель про-
сто пишет роща, кружащаяся в
«самоъ», поскольку узбекскому
читателю понятно, что самоъ
это суфийский обряд, радение
мусульманских сектантов [6].
Ему также понятно, что шелест
и шорох деревьев писатель
сравнивает с ходящими по кругу
мусульманскими сектантами, по-
вторяющими имя бога. Но если
перевести это словосочетание
без уточнения слова самоъ,
естественно, русский читатель
ничего не поймет. Поэтому пере-
водчик выбирает метод конкрети-
зации и уточняет кружащаяся
в суфийской молитве «самоъ». Конечно, можно
было обыграть перевод и передать это значение
русским фразеологизмом, имеющим значение «кру-
житься». Однако следует помнить, что творчество
Улугбека Хамдама характеризуется возвращением
к религиозным истокам, переосмыслением и ана-
лизом внутреннего «Я», что близко философии
суфизма. Поэтому при переводе повести следует
сохранять все элементы религиозного, суфийского
характера, чтобы передать дух произведения. Не
зря писатель чистоту и высоту рощи сравнивает с
радением суфиев, которые были чисты душой и от-
крыты для бога.
Следует отметить, что метод конкретизации не
всегда оправдывает себя. Например, Хушбичим шу
аёл умр йўлдошим, анави ўзимга ўхшаган қораш,
шукрким, ўғлим! переводчик переводит как Вот
эта красивая, стройная женщина – спутница моей
жизни, а играющий на полу и так похожий на меня
черноголовый малыш (слава Богу!) мой сын! Слово
қораш в значении «смуглый» не зафиксировано в
Толковом словаре узбекского языка, так как являет-
ся диалектизмом и свойствен андижанскому говору
узбекского языка. Общее значение «смуглый» пере-
водчик конкретизирует и передает словом «черно-
головый», тогда как автор имеет в виду «мой сын
смуглый, как и я сам». В данном случае правиль-
нее было бы сохранить общее значение.
Обратным методу конкретизации является при-
ем генерализации, подразумевающий замену еди-
ницы исходного языка, имеющей более узкое зна-
чение, единицей языка перевода с более широким
значением [там же]. Использование данного метода
e-mail: til_adabiyot@umail.uz 73
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
Я
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
L
ANGUAGE AND LITERATURE
TEACHING
TEACHING
TA’LIMI
TIL VA ADABIYOT
TIL VA ADABIYOT
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
Я
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
ПРЕПОДАВАНИЕ
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
ПРЕПОДАВАНИЕ
Я
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
Я
L
ANGUAGE AND LITERATURE
TEACHING
TEACHING
TEACHING
TEACHING
TEACHING
Я
Я
TA’LIMI
TIL VA A
DABIYOT
TIL VA A DABIYOTTIL VA A
TIL VA A
TIL VA A
TIL VA A
TIL VA A DABIYOTTIL VA A
TIL VA A
TIL VA ADABIYOTTIL VA A
DABIYOT
DABIYOT
DABIYOT
DABIYOT
DABIYOT
TIL VA ADABIYOT
DABIYOT
DABIYOT
TIL VA ADABIYOT
TIL VA A DABIYOTTIL VA A
TIL VA A
TIL VA ADABIYOTTIL VA ADABIYOT
TIL VA ADABIYOTTIL VA A
TIL VA A
TIL VA ADABIYOTTIL VA A
ПРЕПОДАВАНИЕ
ПРЕПОДАВАНИЕ
Я
ЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
L
ANGUAGE AND LITERATURE
TEACHING
TEACHING
TA’LIMI
TIL VA ADABIYOT
TIL VA ADABIYOT
Мастерство перевода
может быть следствием отсутствия в языке перево-
да слова с конкретным значением, или же в иных
случаях переводчик по стилистическим соображени-
ям предпочитает слово с более общим значением.
Модуляцией, или смысловым развитием, назы-
вается замена слова или словосочетания исходного
языка единицей языка перевода, значение которой
логически выводится из значения исходной единицы
[там же]. В переводе предложения Дарахтнинг шо-
вуллашида, ҳатто шу сўздаги иккиланган «ш» то-
вушида бир ёндан иккинчи томонга ҳаракат – ман-
гу юриш сезиларди (В шелесте деревьев, в самом
удвоенном звуке «ш» данного слова ощущается
движение из одной стороны в другую вечное дви-
жение) переводчик вынужден отказаться от прямого
перевода, что обусловлено фонетическими особен-
ностями переводимых слов. В данном случае автор
словом шовуллаш (шелест), начинающимся и закан-
чивающимся одинаковым звуком «ш», хочет пере-
дать понятие вечности, вечное движение. При пере-
воде этого предложения переводчик предпочитает
использовать метод модуляции и обыгрывает пере-
вод, умело используя фонетические особенности
слов перевода: В этом шелесте листьев, даже в
самом слове «ш-е-л-е-с-т», в чудном сплетении
его шипящих и свистящих звуков ощущается веч-
ное движение, точнее, «мелодия вечности».
Огромный интерес представляет изучение пере-
водов сравнением. Сравнения не просто передают
определенную информацию, но и оказывают эмо-
циональное воздействие на читателя, поэтому мно-
гие писатели намеренно насыщают свои произведе-
ния такими элементами, чтобы получить желаемый
эффект. Очень часто при переводе сравнений пере-
водчик использует способ семантической кальки,
широко использующийся в переводческой практике
и позволяющий сохранить образный строй оригина-
ла. Например, Худди жаллоднинг нақ ойболтаси
остидан тирик чиққан ва шу оннинг ўзида озод
бўлгани эълон қилинган маҳбусдек севинаман:
ЁМҒИР! Я «оживаю», вскакиваю, сбрасываю с себя
оцепенение и бурно радуюсь, словно смертник,
ускользнувший от топора палача; Мен илон-
нинг жодули кўзлари қаршисида серрайиб қолган
қурбақадек ҳаракатсиз қотаман. «Я» неподвижно
застываю перед ним, как жаба, остолбеневшая под
гипнозом змеиных глаз. Создавая соответствие-
кальку, переводчик должен быть уверен, что в ис-
ходном тексте образ достаточно прозрачен.
В анализе перевода текста значительный инте-
рес представляют также фразеологизмы. Незнание
значения фразеологизмов и неспособность их вы-
явления могут привести к курьёзным случаям. Из-
вестен анекдотический случай, когда Н.С.Хрущев
в одной из своих речей пообещал показать импе-
риалистам кузькину мать и в английских газетах
сообщили, что он грозит показать им the mother of
Kuzma. Тогда шутили, что ЦРУ немало потруди-
лось, пытаясь отыскать эту грозную русскую маму
[там же, c. 170-171].
Очень часто переводчики заменяют фразео-
логизмы эквивалентами. При отсутствии подобных
фразеологизмов можно просто перевести фразему
обычным словом, как, например, это сделали пере-
водчики повести «Одиночество». В предложении
Наҳотки, дунёда ҳақиқат бўлса?.. Бор зўрнинг
зўравонлигию, ожизнинг онасини учқўрғонда
кўриши тўғрисидаги ҳақиқат бор дунёда! писатель
использует фразему онасини учқўрғонда кўриш,
имеющую значение «страдать, мучиться». Пере-
водчики не находят соответствующего эквивалента
и переводят его обычным словом «беззащитность»:
Затруднительно ответить однозначно, но что
точно на свете есть, так это Истина откровен-
ного насилия Сильных над Слабыми, вседозволен-
ности Сильных и беззащитности Слабых.
Аналогичный фразеологизм также не най-
ден для узбекского фразеологизма «Қорин пўстак
бўпкетди-ю!» (проголодался), и переводчики также
переводят его обычным словом: Или кричу: «Мы
будем сегодня кушать, в конце концов?!» – и то-
роплю свою жену, хлопочущую на кухне... Конечно,
замена фразеологизмов обычными словами наносит
урон поэтике языка произведения, поэтому пере-
водчики компенсируют это за счет включения паре-
миологических единиц в те части текста, где их нет
в оригинале. Например, при переводе предложения
Ҳатто енгилишини аниқ билса-да, одамзод ўзини
танҳо сезмаса, ёнида шериклари, орқасида издо-
шлари бўлса, қудратлидир: у ўлимга ҳам тик бора
олади! переводчики добавляют к нему и пословицу.
Вот что из этого получилось: Человек силен, если
не чувствует себя одиноким, если имеет рядом с
собой друзей, а за собой – последователей. Тогда
он и на смерть пойдет с гордо поднятой головой!
Говорят же: «На миру и смерть красна!».
В заключение можно сказать, что анализ пере-
водного текста способствует более широкому осве-
щению потенциала и стилистических возможностей
языка, совершенствованию работы переводчиков и
разработке определенных рекомендаций для пере-
водчиков-практиков.
Литература
1. Ильин Н.Д. Повесть Улугбека Хамдама «Одиночество» // http://ulugbekhamdam.uz/?p=226
2. Латышев Л.К. Технология перевода. М.: НВИ Тезаурус, 2001.
3. Латышев Л.К. Технология перевода. М.: Академия, 2008.
4. Касперович О.С. Лексические трансформации в переводе / Межкультурная коммуникация и лингвистическая проб-
лема перевода. Минск, 2001.
5. Комиссаров В. Н. Современное переводоведение. М., 2017.
6. Узбекско-русский словарь.
ResearchGate has not been able to resolve any citations for this publication.
Лексические трансформации в переводе / Межкультурная коммуникация и лингвистическая проблема перевода
  • О С Касперович
Касперович О.С. Лексические трансформации в переводе / Межкультурная коммуникация и лингвистическая проблема перевода. Минск, 2001.