ArticlePDF Available

"ЧЕРНОЕ МОРЕ И КАСПИЙ — ТЕПЛЫЕ МОРЯ РОССИИ," Центральная Азия и Кавказ, 21 (4), 2018.

Authors:
CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition Том21Выпуск42018
17
Заключение
Государственный суверенитет и обеспечение национальной безопасности в условиях со-
временных глобальных тенденций являются сложной проблемой как в теоретическом, так и в
политическом плане. Трудности обусловлены, с одной стороны, многонациональностью и
сложностью устройства государств, а с другой — продолжающимися негативными трендами
(экономическими кризисами, недостаточно эффективными политическими системами и пр.).
Вопросы государственного суверенитета и национальной безопасности весьма актуальны в
сегодняшнем динамично изменяющемся мире.
Для защиты национальных интересов наиболее существенным требованием является созда-
ние условий для политического самоопределения нации, то есть получение ею статуса независи-
мого государственного образования. Именно это требование постоянно выдвигают сторо ны в
ходе межгосударственных и внутригосударственных конфликтов. Но оно входит в противоречие
с принципом территориальной целостности государств и незыблемости государственного суве-
ренитета, гарантированным ООН. На наш взгляд, данное противоречие было создано искусствен-
но, поскольку изначально эти понятия не исключают друг друга и национальное самоопределение
не всегда требует в качестве обязательного условия политического сувере нитета. Полагаем, что
национальное самоопреде ление через нарушение принципа государственного суверенитета есть
исключительно политический инструмент манипуляции и гарантом неприменения такого ин-
струмента становятся международные организации, несмотря на то что их политической силы в
настоящий момент недостаточно для разрешения межнациональных конфликтов. В очень слож-
ных геополитических условиях, когда во всем мире распространяется экстремизм и религиозный
радикализм, для разрешения конфликтов и борьбы против религиозного экстремизма, террориз-
ма, защиты национальных и культурных интересов, нужно усилить совместную деятельность
государств Центральной Азии в рамках ШОС и ОДКБ, что имеет немаловажное значение для
расширения границ сотрудничества и устойчивости мира и стабильности.
ЧЕРНОЕ МОРЕ И КАСПИЙ —
ТЕПЛЫЕ МОРЯ РОССИИ
Лаша ЧАНТУРИДЗЕ
кандидат политических наук, профессор
Норвичского университета — Военного колледжа Вермонта
(Нортфилд, Вермонт, США)
АННОТАЦИЯ
держав победу в «малых войнах»
с Грузией и Украиной, Россия су-
мела утвердить свое военное
доминирование на Черном море и оста-
новила НАТО в его стремлении продви-
нуться дальше на восток. Столкнув-
О
Том 21 Выпуск 4 2018 CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition
18
шись с готовностью Москвы идти на
открытую агрессию и применение силы,
Соединенные Штаты и их западные со-
юзники оказались неспособны что-то
предпринять, чтобы остановить тер-
риториальную экспансию России и ли-
шить ее территориальных приобрете-
ний на постсоветском пространстве,
или противодействовать росту ее вли-
яния за пределами бывшего СССР. В
первое время после распада Советского
Союза казалось, что позиции России в
Черноморском регионе серьезно ослаб-
ли, но в первом десятилетии XXI века
она сумела восстановить там свое до-
минирование. Впоследствии Москва ис-
пользовала контроль на Черном море
для ведения военной кампании в Сирии,
где российские силы успешно помогли
сирийскому режиму в войне с исламски-
ми радикалами и другими оппозиционны-
ми силами. В ходе военных действий на
Ближнем Востоке было продемонстри-
ровано новообретенное преимущество
России в средствах и возможностях
стратегического развертывания. При
этом действия Каспийской флотилии
неожиданно оказались удивительно эф-
фективными. В отличие от Черного
моря, Каспийское море редко принима-
лось во внимание в стратегических рас-
четах, не относящихся непосредствен-
но к прилегающим к нему государствам.
Однако действия Каспийской флотилии
убедительно показали, что это замкну-
тое внутриконтинентальное море
стало важным элементом военного
присутствия России на мировой арене.
Хотя Соединенным Штатам удалось
несколько остудить энтузиазм России
в демонстрации новых систем страте-
гических вооружений, Вашингтон не мо-
жет ничего сделать, чтобы остано-
вить продвижение Москвы на террито-
рии Сирии или где-то еще. В результа-
те впервые после Второй мировой вой-
ны Россия превзошла Соединенные
Штаты и любую другую из великих дер-
жав по влиянию и контролю на Ближнем
Востоке. Сохраняющееся военное при-
сутствие и контроль России на двух не-
замерзающих морях, Черном и Каспий-
ском, играют ключевую роль в расшире-
ния влияния Москвы за пределами непо-
средственно граничащих с нею стран.
При этом видное место в новых между-
народных политических и военных расче-
тах Москвы занимает Ближний Восток.
КЛЮЧЕВЫЕ  российская внешняя политика, Черное море,
СЛОВА:      Каспийское море, Украина, Грузия, Сирия, Ближний Восток,
малые войны, соотношение сил, крылатые ракеты.
Введение
Исторически принято было считать, что доступ к теплым морям нужен России для под-
держания своего статуса великой державы1. Это было особенно верно в XIX столетии, когда
моря России каждый год замерзали на несколько месяцев или же находились слишком далеко
от европейских центров силы. Такое мнение держалось и на протяжении ХХ века, а военная
история этого бурного столетия говорит, что оно имеет под собой достаточные основания:
последние сражения Гражданской войны в России развернулись именно на ее Черноморском
побережье и в Крыму, а в ходе Второй мировой войны важнейшую роль сыграли сражения на
1 См.: Kokoshin A. Soviet Strategic Thought, 1917—1991. Cambridge, MA: MIT Press, 1998.
CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition Том21Выпуск42018
19
территории Черноморского бассейна, завершившиеся немецким натиском на Сталинград, и
оборона Севастополя и Крыма. В 1990-х годах и в первом десятилетии XXI столетия доступ
России к Черному морю и свобода действий ее находившегося в боевой готовности Черно-
морского флота оказались под угрозой. Тогда Черное море превратилось едва ли не во вну-
тренне озеро НАТО: из прибрежных государств два прежних союзника СССР — Румыния и
Болгария — вступили в НАТО, а две прежние советские республики — Грузия и Украина —
демонстрировали настойчивое желание последовать их примеру. Если бы планы Грузии и
Украины осуществились, у России остался бы один-единственный черноморский порт — Но-
вороссийск, мелководный, непригодный для использования большими судами и совершенно
неспособный обеспечить боевую готовность и надежность российского Черноморского флота.
Короткая война России с Грузией в 2008 году, породившая самопровозглашенные российские
протектораты Абхазию и Южную Осетию, резко изменила позиции России по отношению к
НАТО, похоронив надежды Запада на дальнейшее географическое расширение европейских и
трансатлантических организаций2. Вторжение России в Крым и его аннексия весной 2014 года,
увенчавшаяся подпитываемым Москвой восстанием на юго-востоке Украины, существенно
изменили баланс сил в Черноморском бассейне в пользу Москвы. Соединенные Штаты и их
европейские союзники не имеют возможности принять какие-то прямые меры против военной
аннексии Россией части территорий Грузии и Украины. Москва одержала существенные по-
беды, в одностороннем порядке меняя политическую географию Европы, сложившуюся после
окончания холодной войны. Примечательно, что со времен не кончившихся ничем хорошим
попыток Германии в 1940-х годах ни одна другая страна не была способна сделать это в одно-
стороннем порядке. Кроме того, Черноморский бассейн имеет международное значение не
только для всех государств в регионе, но и для международной системы в целом. Последнее
обстоятельство обусловлено двумя факторами: стратегическим значением побережья Грузии
и Украины и нефтегазовыми запасами Кавказа и Центральной Азии. Два этих тесно взаимо-
связанных фактора затмевают собой все другие обстоятельства, поскольку именно энергети-
ческие ресурсы региона и возможности доступа к нему привлекают к себе основное внимание
и Российской Федерации, и Соединенных Штатов с самого момента распада Советского Со-
юза. В 1990-х годах Российскому государству, вынужденному ограничивать свои расходы и
присутствие за рубежом, с трудом удавалось сохранять положение сколько-нибудь влиятель-
ной силы в Черноморском регионе, однако восстановление военной мощи России при Влади-
мире Путине позволило Москве проводить более агрессивную и бескомпромиссную политику
по отношению к своим соседям. Собственно, после распада Советского Союза ряд наиболее
существенных разногласий между Москвой и Вашингтоном был обусловлен именно пробле-
мами, так или иначе связанными с развитием событий в Черноморском бассейне. Здесь можно
упомянуть трубопровод Баку — Тбилиси — Джейхан, стремление Тбилиси и Киева вступить
в НАТО, войну между Россией и Грузией в августе 2008 года, признание Москвой Абхазии и
Южной Осетии в качестве «суверенных» государств, аннексию Крыма Россией и российское
вторжение в Юго-Восточную Украину.
Статус России как великой державы
Для России ее статус как великой державы зависит от развития ситуации на Черном море
(как и на Балтике) значительно больше, чем от положения дел в любом другом регионе мира.
2 См.: Turmanidze T. Bupheruli sakhemltsifoebi (Буферные государства). Тбилиси: BTKK Political Research
Group, 2006 (на груз. яз.).
Том 21 Выпуск 4 2018 CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition
20
Напротив, ни Соединенные Штаты, ни какое-либо другое из ведущих государств никак не
связывают свой статус великой державы с возможностью доступа в Черноморский регион: для
них он, по существу, далекое захолустье. Однако для России историческое наследие и страте-
гическое значение Черного моря слишком важны, чтобы оставить регион без серьезной борь-
бы. Ключ к доступу в Черноморский регион лежит в Крыму, а конкретнее, в Севастополе —
самом большом городе Крыма, морском порту и главной военно-морской базе. Однако Крым
полуостров, связанный узким перешейком с материковой Украиной, в долгосрочном плане
экономически нежизнеспособен как самостоятельная территория: исторически бóльшую часть
необходимых ресурсов, таких как электроэнергия, газ, нефть и даже питьевая вода, он получал
с материковой Украины. Так что российская интервенция в Юго-Восточной Украине после
захвата Луганской и Донецкой областей представляется долгосрочным проектом, нацеленным
на создание сухопутного коридора из России в Крым. Эта часть Украины, так называемая
Новороссия, может послужить долгосрочным целям Москвы и другим образом: ее можно
было бы использовать как козырь на переговорах с Киевом и/или с Западом, с тем чтобы ут-
вердить долгосрочный статус Крыма в составе Российской Федерации. Во время холодной
войны Черное море считалось внутренним морем Москвы — там Запад не пытался бросить
вызов ее господству: США и другие члены НАТО уважали и Конвенцию Монтрё3, и нежела-
ние Турции вступать в конфликт с Россией в этой деликатной сфере4. Позже, после вступления
Болгарии и Румынии в НАТО и демонстрации твердого намерения Грузии и Украины присо-
единиться к западному альянсу, Москве пришлось наблюдать, как ее «внутреннее море» по-
степенно превращается во внутреннее озеро ее главного конкурента — НАТО. Чтобы противо-
действовать этой тенденции, Москва начала проводить в жизнь новую стратегию: стремилась
захватить за рубежом как можно больше активов, будь то в виде занятых территорий или в
виде завоеванных стратегических возможностей и командных высот в жизненно важных для
ее соседей областях. В нужный момент эти активы обеспечили бы Москве больше простран-
ства для маневров и больше возможностей для торга, чем те, что были в ее распоряжении в
1990-х годах. В этом контексте в рискованном российском предприятии в Сирии можно уви-
деть шаг к приобретению очень важного актива.
Захват Россией Крыма подтвердил, что у Москвы нет ни малейшего желания отказывать-
ся от военного доминирования и военных операций на Черном море. Развертывание и действия
российских войск в Сирии стали еще одной демонстрацией стратегических преимуществ, ко-
торые дает военное господство на Черном море и беспрепятственный доступ в Средиземное.
Впервые с тех пор, как в XVIII веке российские войска подошли к границам находившихся под
турецкой властью земель и стали угрожать им, турецкое государство оказалось почти что в
окружении находящихся в боевой готовности и решительно настроенных русских войск5. По
странному совпадению нынешнее кремлевское руководство возродило термин XVIII столетия
«Новороссия» и ничтоже сумняшеся применило его к территориям южной Украины, ставшим
полем битвы между объединенными силами луганских и донецких повстанцев, пользующихся
3 См.: Daly J. Oil, Guns, and Empire: Turkey, Russia, Caspian «New Oil» and the Montreux Convention // Caspian
Crossroads, 1998, Vol. 5, No. 2.
4 После войны с Грузией в августе 2008 года Москва действительно обвинила Анкару в нарушении Конвенции
Монтрё (см.: Murinson A. Russia Accuses Turkey of Violating Montreux Convention // Johns Hopkins University [http://
www.cacianalyst.org/?q=node/4960], 15 October 2008).
5 Российский Черноморский флот был заложен князем Потемкиным в 1783 году, однако у российского натиска
на берега Черного моря долгая история, которая включает подчинение Украины, уничтожение татарского Крымско-
го ханства, ожесточенное соперничество с Австрией за приобретение стратегического выхода к Черному морю, осаду
и взятие Измаила (см.: Thomson G.S. Catherine the Great and the Expansion of Russia. London: Thomson Press, 2008.
P. 130—148; Weigley R.F. The Age of Battles: The Quest for Decisive Warfare from Breitenfeld to Waterloo. Bloomington,
IN: Indiana University Press, 2004. P. 355; Osipov K. Suvorov: A Biography. New York: Hutchinson, 1944. P. 87).
CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition Том21Выпуск42018
21
помощью российских наемников и военнослужащих регулярных войск, и вооруженными си-
лами Украины. При этом вмешательство в Сирии никак не повредило российским приобрете-
ниям в Украине и в Грузии, и с точки зрения военных успехов дела на этих территориях, как
представляется, пока идут вполне хорошо. С другой стороны, Российская Федерация приоб-
рела пусть и меньших по размеру, но самых решительных противников, готовых причинить
ей любой возможный ущерб, как только она обнаружит какую-нибудь уязвимость6. «Побед-
ный тур» президента Путина по Ближнему Востоку в декабре 2017 года продемонстрировал
рост влияния России на Ближнем Востоке, резко контрастирующий с сокращением присут-
ствия там Соединенных Штатов и других западных держав. Без военного контроля Москвы на
Черном море эта беспрецедентная в истории России ситуация была бы невозможна.
Отобрав Абхазию у Грузии в 2008 году, Россия не только обезопасила для себя эту часть
северо-западного побережья Грузии, но и вернула себе владение и контроль над старой со-
ветской базой дизельных подводных лодок в Очамчире, не говоря уже о более полном контро-
ле над Черным морем. Дизельные субмарины необходимы для адекватной защиты сил и
средств Черноморского флота и сдерживания других флотов, действующих в акватории. До-
полнительная морская база позволяет России эффективнее эксплуатировать подводные лодки
своего Черноморского флота и лишает конкурирующие флоты потенциального доступа к этим
ресурсам. С тех пор Москва, помимо всего прочего, развернула субмарины новой системы,
специально разработанные и испытанные для действий на Черном море7. До войны с Грузией
в августе 2008 года Москва утвердила многомиллиардный проект, призванный сделать гавань
Новороссийска пригодной для стоянки судов Черноморского флота8. Когда после захвата
Крыма в 2014 году Севастополь с его морской базой — главной стратегической стоянкой рос-
сийского флота — твердо закрепился в руках России, совокупные возможности Очамчиры и
Новороссийска стали важным дополнением к ее военно-морской мощи и позволили Москве
надежнее контролировать Черное море. Севастополь занимает чрезвычайно выигрышное
стратегическое положение «в самой середине» Черного моря, позволяющее размещенным там
военно-морским силам осуществлять контроль и реагировать на возможные угрозы, с какого
бы географического направления они ни исходили. Новейшие вооружения, военные базы, ис-
пользование военной силы для достижения стратегических целей и в Черном море, и на Ближ-
нем Востоке помогают Москве держать своих потенциальных противников в регионе в со-
стоянии постоянной неуверенности и неопределенности и заставлять их занимать оборони-
тельную позицию, удерживая НАТО от продвижения в будущем к ее южным границам.
Россия — единственная великая держава в мире с автаркической структурой обороны.
Эту особенность Москва унаследовала от СССР. Ни одна другая великая держава не произво-
дит у себя все необходимое для защиты своей территории, включая энергетические ресурсы,
топливо и передовые исследования и разработки в военной сфере. Для сравнения: надлежащее
функционирование военного потенциала Соединенных Штатов Америки — самой мощной
военной державы в мире — зависит от импорта нефти (и других энергоресурсов), пусть и от
близких союзников, не говоря уже об оборудовании, закупаемом в странах НАТО. У других
ведущих государств зависимость от импорта товаров военного назначения выражена еще бо-
лее явно. Далее, большинство стран неспособны самостоятельно защититься от потенциаль-
ных противников без участия в военных союзах (НАТО) или договорах о совместной обороне
6 См.: Hill F., Taspinar O. Turkey and Russia: Axis of the Excluded? // Survival, Spring 2006, Vol. 48, No. 1.
7 По словам министра обороны России, Черноморский флот должен получить шесть новых подводных лодок
Проекта 636 (см.: «Фрегаты станут «Адмиралами» // Российская газета [http://www.rg.ru/2015/06/29/shoigu-site.html],
26 июля 2015).
8 См.: Russia Navy Must Seek Alternative to Sevastopol Base—Top Brass // RIA Novosti [http://en.rian.ru/mlitary_
news/20090718/155555161.html], 18 July 2009.
Том 21 Выпуск 4 2018 CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition
22
(с Соединенными Штатами). Москва же не нуждается ни в каком военном союзе или догово-
рах, чтобы или защититься от любого потенциального агрессора, или надежно удерживать его
от нападения. Фактически нынешняя военная доктрина Российской Федерации написана с
учетом этой оборонной самодостаточности: считается, что военная автаркия — состояние для
России естественное и даже желательное9. Такая автаркия военного потенциала укрепляет
международное положение России; вероятно, она будет поддерживаться по крайней мере еще
несколько десятилетий и служить основой для ее курса на односторонние действия во внеш-
ней и оборонной политике.
Проводить на протяжении второй половины ХХ века одностороннюю великодержавную
политику10, часто идущую вразрез с требованиями большей части остального мира, России /
СССР позволяли только обширные запасы нефти и природного газа. В первое постсоветское
десятилетие РФ пришлось целиком сосредоточить свои военные усилия на непосредственно
прилегающих к ее границам территориях, включая сепаратистское восстание в Чечне. В по-
следние годы ей удалось вернуть себе былую уверенность в своей военной мощи, и теперь
Москва может по нескольку лет выдерживать региональные военные кампании у себя на гра-
ницах, не считаясь с резкими возражениями и противодействием мирового сообщества и даже
не беспокоясь по поводу всеобъемлющих санкций, которые, впрочем, вряд ли будут наложе-
ны, — ведь Россия в больших объемах экспортирует нефть и природный газ, жизненно необ-
ходимые для современной энергозависимой и энергоемкой мировой экономики11, не говоря
уже о ее месте постоянного члена Совета Безопасности ООН. Если в распоряжении России
больше не будет дешевой нефти и природного газа, ее склонности к односторонним действи-
ям, как и агрессивности ее военной и внешней политики, придет конец. Исчерпание богатых
российских запасов нефти даст старт первой резкой смене курса в российской внешней по-
литике со времени осады Измаила в конце XVIII столетия. Рано или поздно российские запасы
углеводородного сырья сократятся, а затем и вовсе закончатся — ничто не вечно в этом мире,
но если прежде, чем наступит этот день, Россия сумеет обеспечить себе стратегический доступ
к углеводородным ресурсам в других регионах: на Кавказе, в Центральной Азии, на Ближнем
Востоке, — ей удастся отсрочить конец своей энергетической независимости.
Москва воскресила realpolitik в международных делах в силу необходимости: ей нужно
было вновь утвердить российскую мощь и создать сильный противовес своим западным со-
седям. Теперь Россия в полной мере готова на международной арене следовать принципу «око
за око, зуб за зуб». Когда в 2000-х годах обсуждалась новая стратегия национальной безопас-
ности России, принцип так называемых двойных стандартов громогласно провозглашался од-
ной из самых острых проблем, с которыми сталкивается Россия на мировой арене. Российское
руководство жаловалось, что в соответствии с отстаиваемыми Вашингтоном «двойными стан-
дартами» Запад под предводительством Соединенных Штатов присвоил себе привилегию со-
вершать на международной арене любые действия, которые сочтут правильными в западных
столицах, в то время как на действия других государств накладываются куда более жесткие
ограничения12. В утвержденном президентом Медведевым в мае 2009 года стратегическом
документе по национальной безопасности заявлялось, что «Россия считает, что поддержанию
стратегической стабильности и равноправному стратегическому партнерству может способ-
ствовать присутствие в конфликтных регионах контингентов Вооруженных сил Российской
9 См.: Военная доктрина Российской Федерации [http://kremlin.ru/supplement/461], 5 февраля 2010.
10 См.: Холодная война 1945—1963 гг. Историческая перспектива / Под ред. Н.И. Егоровой и А.О. Чубарьяна.
Москва: Олма-Пресс, 2003.
11 См.: Movchan A. New Sanctions Won’t Hurt Russia // Foreign Policy, 26 September 2018.
12 См.: Урушадзе Е. Rusuli sagareo politikuri azrovneba postsabchota periodshi (Российская внешняя политика в
постсоветскую эпоху). Тбилиси: BTKK Political Research Group, 2006. С. 64—65 (на груз. яз.).
CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition Том21Выпуск42018
23
Федерации»13. Разного рода эксперты и аналитики в России в один голос утверждают, что вся
история последних лет доказывает: России необходимо занять на международной арене более
твердую и наступательную позицию14. Несмотря на устные обещания, дававшиеся советскому
руководству при окончании холодной войны, НАТО в конце 1990-х годов стало расширяться,
игнорируя громкие протесты Москвы. Можно предположить, что именно мнение о слабости
России породило у западных союзников такую уверенность в себе и в правильности своих
действий. Этого было достаточно, чтобы укрепить традиционную убежденность московской
старой гвардии в том, что международная политика — это действительно игра с нулевой сум-
мой: ведь территории, «уступленные» Советами и выпущенные из их сферы влияния, оказа-
лись «поглощены» их прежним противником.
С середины 2000-х годов Российской Федерации удалось вернуть под свой контроль все
прежние советские республики, за исключением стран Балтии. Грузия и Украина сопротивлялись
натиску Москвы упорнее всех, и обе они заплатили высокую цену, лишившись части своих тер-
риторий, отошедших к России. Главный урок, который следует из данного опыта, состоит в том,
что страны бывшего СССР, включая и Кавказ, остались один на один с Россией. Для стран Кав-
каза это означает, что каждая из них должна будет как-то договариваться с Москвой самостоя-
тельно, поскольку сформировать какой-то объединенный фронт для них очень маловероятно.
Москва будет и дальше стравливать их друг с другом к собственной выгоде и продолжать пред-
принимать односторонние внешнеполитические шаги, чему помогает огромная военная мощь.
Какое послание несут ракеты в Сирии?
Еще одно теплое море России — Каспийское — фактически полностью выпало из всех
оценок международного баланса сил. Темы, связанные с событиями вокруг Каспийского моря,
лишь изредка возникают при обсуждении международных отношений. Ракетный удар ВМС
США по сирийской авиабазе в апреле 2017 года возвестил перемену в таких оценках, посколь-
ку это было первым заслуживающим серьезного внимания сигналом американцев в адрес Мо-
сквы с августа 2008 года. А если быть более точным, то американские крылатые ракеты «То-
магавк» были ответом на впечатляющую демонстрацию силы и стратегических возможностей,
произведенную Москвой в октябре 2015 года. В качестве целей для удара русские выбрали
тогда ряд пунктов в сирийском секторе так называемого «Исламского государства», более из-
вестного как ИГИЛ, и в расположении ряда других группировок сирийских боевиков, и пер-
вый залп был выполнен из акватории Каспийского моря. Вступив в сирийскую войну осенью
2015 года, Россия нанесла первый удар крылатых ракет с Каспийского моря: они были выпу-
щены с кораблей российской Каспийской флотилии — совершенно неожиданная и в высшей
степени впечатляющая демонстрация непревзойденных на тот момент военных возможностей
и вновь обретенной уверенности России. Налет наглядно показал, какое большое стратегиче-
ское значение приобрело Каспийское море при том, что до того никто и не подозревал о его
возросшей роли в международном соотношении сил. Удар 26 самых современных ракет был
нанесен 7 октября 2015 года, в день шестидесятитрехлетия президента Путина, с четырех рос-
сийских военных кораблей, находившихся в нейтральных водах неподалеку от побережья
Азербайджана15. Крылатые ракеты, запущенные с Каспийского моря, точно поразили цели, что
13 Указ Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности
Российской Федерации до 2020 года» [http://www.kremlin.ru/acts/bank/29277/page/1].
14 См.: Trenin D. Should We Fear Russia? Malden, MA: Polity Press, 2016.
15 См.: Russian Missiles «Hit IS in Syria from Caspian Sea» // BBC News, 7 October 2015.
Том 21 Выпуск 4 2018 CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition
24
оказалось полной неожиданностью для НАТО. А когда выражения «ракетный удар» и «полная
неожиданность» оказываются в одном и том же предложении, их сочетание всегда бывает
крайне неприятным. Тем более что ракеты системы «Калибр» («Club»), которые задействова-
ла Россия для этого удара, способны нести ядерные боеголовки. Тот факт, что в запуске ракет
участвовали четыре военных корабля, означает, что у России в Каспийском море есть мощные
и очень опасные стратегические силы. Максимальная дальность полета ракет «Калибр», по
сообщениям, составляет 2 500 километров. С этими ракетами Каспийская флотилия способна
держать на прицеле весь Кавказ, Черное море, большую часть Ближнего Востока, включая
Персидский залив, значительную часть Красного и Аравийского морей, восточную часть Сре-
диземного моря, части территории стран — членов НАТО в Юго-Восточной Европе и может
поразить любую точку в Турции и странах Центральной Азии, включая Афганистан и Паки-
стан. Чрезвычайно важно, что Каспийская флотилия легко может поддержать огневой мощью
боевые действия российского Черноморского флота — уникальная ситуация, учитывая, что
Каспийское море не связано с океаном и отделено от Черного моря тремя государствами и
несколькими горными цепями. Этот факт представляется особенно примечательным, если
вспомнить стратегическое значение Черного моря для России. Когда в октябре 2015 года рос-
сийские крылатые ракеты стартовали из акватории Каспийского моря, они, прежде чем пораз-
ить цели на территории Сирии, вошли в воздушное пространство Ирана и пересекли границу
с Ираком16. У Москвы имелись разрешения от Ирана и Ирака на пролет в их воздушном про-
странстве — наглядный знак тесного сотрудничества этих трех стран. Войну в Сирии Россия
использовала для эффектной демонстрации возможностей своих обычных и стратегических
вооружений — очень эффективный метод сдерживания потенциального противника, рассма-
тривающего возможности проведения военных операций с использованием обычных воору-
жений, но удар ракет «Калибр» был посланием очень и очень многозначительным.
Как уже упоминалось, крылатые ракеты «Калибр» / «Club» способны нести ядерный за-
ряд. Эта ракетная система — самая технически передовая в своем классе, поскольку, по име-
ющимся данным, имеет две ступени. Вторая ступень включается при приближении ракеты к
цели. Ракеты «Калибр», как и все крылатые ракеты, летят очень низко, только что не приникая
к поверхности, и засечь их радаром дальнего обнаружения невозможно. Крылатая ракета мо-
жет быть обнаружена приблизительно в 15 милях (24—26 км) от цели, и там ее можно пере-
хватить и уничтожить, однако у «Калибра» в этой точке включается вторая ступень, сообща-
ющая ракете сверхзвуковую скорость, что практически не дает возможности ее сбить. Сооб-
щение, которое русские послали Вашингтону в октябре 2015 года, недвусмысленно гласило:
в распоряжении Москвы имеется сокрушительное оружие, от которого у западных союзников
нет никакой защиты. Другими словами, соотношение стратегических сил между Россией и
НАТО изменилось в пользу России. Развертывание крылатых ракет ограничивается с конца
1980-х годов, когда США и СССР заключили договор об ограничении ядерных сил средней и
меньшей дальности в Европе, так называемый договор РМСД. В числе прочих ограничений —
запрет на оснащение крылатыми ракетами наземных пусковых установок, однако их позволе-
но использовать на пусковых установках морского базирования. Дальность действия крыла-
тых ракет ограничена, но если избавиться от данного ограничения, подобные ракеты, запу-
щенные из акватории Каспийского моря, смогут достигнуть любой точки европейского кон-
тинента таким образом, что потенциальные объекты атаки не получат заблаговременного
предупреждения. Точно так же эти ракеты, способные нести ядерные боеголовки, из какой-
16 См.: Syria Crisis: Russian Caspian Missiles «Fell in Iran» // BBC News, 8 October 2015 [http://www.bbc.com/news/
world-europe-34479873], 8 October 2015; Россия опровергла fake о падении «Калибра» в Иране // Взгляд, 9 октября 2015
[http://www.vz.ru/society/2015/10/9/771400.html].
CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition Том21Выпуск42018
25
нибудь точки в Атлантическом или Тихом океане могут легко преодолеть американскую си-
стему противоракетной и противовоздушной обороны и успешно поразить цели на американ-
ской территории. Далее, если соперничество между Россией и НАТО усилится и если Россия
выйдет из договора 1987 года, стратегическое соотношение сил на этот момент окажется в
пользу Москвы17.
Американский ответ в апреле 2017 на авиабазе Эш-Шайрат в Сирии был призван удер-
жать Россию от продолжения этого курса. Предлогом для атаки послужило предполагаемое
использование режимом Асада несколькими днями ранее химического оружия против связан-
ных с террористической организацией «Аль-Каида» повстанцев близ турецкой границы. Аме-
риканские военные корабли в Средиземном море выпустили 59 крылатых ракет «Томагавк»,
которые действуют таким же образом, что и российские ракеты «Калибр», но не разгоняются
до сверхзвуковой скорости на заключительном этапе полета, так как они технически менее
совершенны. Эти ракеты могут быть сбиты, но, вместо того чтобы нанести внезапный удар,
американские военные предупредили своих российских коллег о предстоящем ракетном уда-
ре. Несмотря на заблаговременное предупреждение, все ракеты, согласно отчетам, поразили
цели на авиабазе. Другими словами, даже при том, что русские знали о летящих «Томагавках»
и теоретически могли их перехватить и уничтожить, им не удалось сбить ни одной ракеты.
«Томагавки», точно так же, как ракеты «Калибр», могут быть обнаружены российскими рада-
рами на расстоянии приблизительно 24—26 км до целей. В этом пункте устройство сопрово-
ждения целей направит наземные автоматизированные ракеты-перехватчики, чтобы сбить
цель. Для каждой ракеты «Томагавк» понадобится не меньше двух российских противоракет-
ных установок, осуществляющих запуск одновременно, и в случае успеха атакующая ракета
будет сбита приблизительно в 8 километрах от ее намеченной цели. Другими словами, чтобы
отразить нападение 59 американских крылатых ракет, у русских на базе Эш-Шайрат должно
было находиться по крайней мере 118 самых современных ракет-перехватчиков. Однако ни
одна российская авиабаза, не говоря уже о временной экспедиционной базе, не располагает
столь значительной инфраструктурой противоракетной обороны, защищающей от крылатых
ракет. И даже если бы нашлось достаточно радаров и перехватчиков, ничто не мешает ВМС
США в следующий раз запустить вдвое больше «Томагавков». Короче говоря, Соединенные
Штаты, возможно, не имеют таких современных крылатых ракет, как Россия, но способны в
любой момент преодолеть российскую противоракетную оборону благодаря одному лишь
количеству своего пусть и не столь продвинутого, но столь же смертоносного оружия. Весной
2017 года Вашингтон позаботился о том, чтобы и русские, и все остальные стороны на Ближ-
нем Востоке поняли, что США вернулись к давней игре с русскими в баланс угроз, от которой
стремились воздерживаться с августа 2008 года. Москва восприняла это сообщение с некото-
рым раздражением, но, если не говорить о подтверждении стратегического баланса между
двумя странами, американский ракетный ответ никак не мог умалить успеха России на Ближ-
него Востоке и за его пределами.
Заключение
Успешные военные кампании России в бассейне Черного моря вывели восточные обла-
сти бывшего Советского Союза из-под влияния НАТО. Хотя западные лидеры последователь-
но отвергали идею «новых разделительных линий» в Европе, сегодня мы видим не что иное,
17 См.: Legvold R. Return to Cold War. Malden, MA: Polity Press, 2016.
Том 21 Выпуск 4 2018 CENTRAL ASIA AND THE CAUCASUS Russian Edition
26
как континент, разделенный на российскую сферу и сферу влияния НАТО, и разделительная
линия проходит через Украину и Грузию. Успех России в Сирии продемонстрировал, насколь-
ко важен для Москвы контроль над Черным морем, в то время как эффективное развертывание
систем крылатых ракет, базирующихся на кораблях Каспийской флотилии, наглядно показало
значение этой, казалось бы, малозначительной области в международном балансе угроз. Од-
нако и здесь есть свои издержки и последствия: на практике это новое скопище обрубков ев-
разийских государств и квазигосударств само ограничивает российское влияние, которое те-
перь не может перешагнуть разделительную линию. В то же время Москва больше не пользу-
ется доверием в столицах западных государств, а ее излюбленный подход «око за око, зуб за
зуб» может срабатывать лишь до определенной степени. Не будучи членом ни Европейского
союза, ни НАТО, РФ приобрела больше веса в европейских делах по причине страха, который
она вызывает. Русские достигли этого, придерживаясь агрессивного курса в международной и
оборонной политике и действуя в одностороннем порядке, и вряд ли изменят его в сколько-
нибудь скором времени18. Президент Путин подтвердил намерение оставаться у власти столь-
ко, сколько сможет, но и под чьим-то другим руководством будет практически невозможно
убедить военный и политический класс России отказаться от этого курса. Изменить поведение
России может только сила или угроза применения силы, а европейские государства вряд ли в
сколько-нибудь близком будущем возвратятся к политике в стиле холодной войны19. Европа
испытывает огромное напряжение не только из-за возродившейся России, но и из-за своей
собственной непродуманной политики, которая способствовала ниспровержению светских
диктатур на Ближнем Востоке, что практически гарантировало ей долговременную нестабиль-
ность на южных и юго-восточных границах. Когда европейцы препираются между собой по
важнейшим проблемам, таким как проблема беженцев или Брекзит, отсутствие единства и
недопонимание отражается и на их трансатлантических связях. Американцы вряд ли станут
конфликтовать с русскими по европейским проблемам, по которым и у самих европейцев нет
никакого единства. Это не исключает будущих трений между Соединенными Штатами и Рос-
сией, однако конфликты эти, вероятно, будут в основном символическими и малозначитель-
ными.
18 См.: Stent A.E. The Limits of Partnership: U.S.-Russian Relations in the Twenty-First Century. Princeton, NJ: Princ-
eton University Press, 2014.
19 См.: Kasparov G. Winter is Coming: Why Vladimir Putin and the Enemies of the Free World Must Be Stopped. New
York: Public Affairs, 2015.
ResearchGate has not been able to resolve any citations for this publication.
ResearchGate has not been able to resolve any references for this publication.