ArticlePDF Available

«Голубая келья»: Из истории виленского модернизма

Authors:

Abstract

Реконструкция состава и форм деятельности литературного кружка «Голубая келья» модернистской ориентации, действовавшего в Вильно (Вильнюс) перед Первой мировой войной, характеристика творчества и эстетических установок его участников – Александра Дехтерева, в будущем архиепископа Виленского и Литовского Алексия (1889–1959), поэта и эсперантиста Георгия Дешкина (1891–1963?), поэта, эсперантист и художника Владимира Девятнина (1891–1964), поэта Евгения Краснянского, Алексея Юркевича и других. .
Pod redakcją Anny Skotnickiej i Janusza Świeżego
OD MODERNIZMU DO POSTMODERNIZMU
LITERATURA ROSYJSKA XX–XXI WIEKU
TOM JUBILEUSZOWY DEDYKOWANY
PROFESOR HALINIE WASZKIELEWICZ
Kraków 2014
ОТ МОДЕРНИЗМА К ПОСТМОДЕРНИЗМУ
РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ХХ–XXI ВЕКОВ
Краков 2014
Под редакцией Анны Скотницкой и Януша Свежего
СБОРНИК СТАТЕЙ В ЧЕСТЬ
ПРОФЕССОРА ХАЛИНЫ ВАШКЕЛЕВИЧ
ROSJA • myśl • słowo • obraz
Проф. Халине Вашкелевич
в честь юбилея 45-летия научной деятельности
друзья, коллеги, ученики
Prof. Halinie Wszkielewicz
z okazji Jubileuszu 45-lecia pracy naukowej –
przyjaciele, koledzy, uczniowie
Проф. д-р гуманитарных наук Халина Вашкелевич
Prof. dr hab. Halina Waszkielewicz
Под р ед акцие й Анны Скот ницкой и Януша Свежего, Краков 2014
От модернизма к постмодернизму. Русская литература ХХ–XXI веков
Сборник статей в честь проф. Халины Вашкелевич
«ГОЛУБАЯ КЕЛЬЯ»:
ИЗ ИСТОРИИ ВИЛЕНСКОГО МОДЕРНИЗМА
Павел Лавринец
Литва
Тема «Голубой кельи» закономерно возникает на пересечении разных
исследовательских программ. Реконструкция деятельности и состава
этого неофициального объединения русских молодых литераторов,
возникшего перед Первой мировой войной, уточняет и конкретизирует
представления о раннем модернизме в разноязыких литературах Вильню-
са начала XX века1, говоря шире, картину Вильнюса как очага модерни-
зирующейся культуры, если воспользоваться названием сборника статей
о новых явлениях в изобразительном искусстве, театре, архитектуре, фо-
тографии, литературе2, очага развития, в частности, модернистского изо-
Павел Михайлович Лавринец (Pavel Lavrinec) – доктор гуманитарных наук, до-
цент кафедры русской филологии Вильнюсского университета.
1 M. Kvietkauskas, Vilniaus literatūrų kontrapunktai. Ankstyvasis modernizmas, 1904–1905:
monograja, Vilnius 2007. См. перевод: M. Kvietkauskas, Polifonia literatury w Wilnie okresu wcze-
snego modernizmu 1904–1915, przeł. B. Kalęba, Kraków 2013.
2 Dailės istorijos studijos, 1 tomas: XX amžiaus pradžios Vilnius: modernėjančios kultūros židi-
nys = Wilno początku XX wieku: ognisko modernizującej się kultury. Straipsnių rinkinys lietuvių ir
lenkų k., sud. L. Laučkaite, Vilnius 2004.
80 Павел Лавринец
бразительного искусства3 и театра4. С другой стороны, в кружке приняли
участие несколько человек, впоследствии ставших заметными фигурами
литературной жизни Советской России и Русского Зарубежья, деятелями
эсперантистского движения и Православной церкви, актерами и художни-
ками. В выстраивании их достоверных биографий не обойти этап «Голубой
кельи», даже если он и окажется не самым значительным в жизненном
и творческом пути участников кружка.
Литературный кружок «Голубая келья» существовал, возможно, уже
с 1908 года Это следует из публикаций зарубежной русской печати по по-
воду 25-летия и 30-летия творческой деятельности Александра Петровича
Дехтерева (1889–1959). Она отсчитывалась с 1908 года, когда в виленской
газете «Северо-Западный голос» появилась первая «серьезная литератур-
но-критическая статья» девятнадцатилетнего автора (указана даже точная
дата – 5 сентября)5. Однако публикаций Дехтерева в этой газете за 1908
год не обнаружено; его литературный дебют состоялся раньше: журнал
для детей «Зорька» поместил стихотворение К больной матери ученика III
класса Виленской первой гимназии Дехтерева, как значилось под текстом,
в 1905 году6. В этом же журнале, выходившем под редакцией педагога Се-
мена Акимовича Ковалюка (преподавателя русского языка и арифметики,
позднее учителя приготовительных классов в Виленской первой гимназии,
учредителя и владельца частной прогимназии7), помимо еще одного сти-
хотворения8, был напечатан прозаический этюд Дехтерева из школьной
жизни9. Кроме того, вышла его книга стихов Неокрепшие крылья10. Следова-
тельно, не соответствуют действительности утверждения о том, что Дехте-
рев «в 1906 году в газете «Северо-Западный голос» публикует свое первое
стихотворение Мать, а в 1908 году выпускает первую книгу стихов под на-
званием Неокрепшие крылья […]»11. Те же ошибки повторяются в другой
3 L. Laučkaitė,Vilniaus dailė XX amžiaus pradžioje, Vilnius 2002. Имеется англоязычная
версия: L. Laučkaitė, Art in Vilnius 1900–1915, Vilnius 2008.
4 См. V. Bakutytė, Vilniaus miesto teatras: egzistencinių pokyčių keliu. 1785–1915, Vilnius 2011,
с. 337–431.
5 Юбилей А. П. Дехтерева, «Меч» 1938, 38 (224), 25 сентября, с. 6.
6 А. Дехтерев, К больной матери, «Зорька» 1905, 10, с. 93.
7 Памятная книжка Виленского учебного года на 1906/1907 учебный год, Вильна 1906,
с. 19, 63; Памятная книжка Виленского учебного года на 1911–1912 учебный год, Вильна 1912,
с. 9, 43.
8 А. Дехтерев, Песни моряков, «Зорька» 1906, 2, с. 26–27.
9 А. Дехтерев, Из школьной жизни, «Зорька» 1907, 5, с. 77–80.
10 А. Дехтерев, Неокрепшие крылья. Стихотворения: 1905–1906, ч. 1, Вильна 1906.
11 Е. Бахметьева, Три ипостаси Александра Дехтерева, «Вильнюс» 1993, 7, с. 124
81
«Голубая келья»: из истории виленского модернизма
биограмме12. Схожим образом ошибочно утверждается, что Дехтерев в 1906
году дебютировал стихотворением в «Северо-Западном голосе», где напе-
чатал и свою первую статью, а книгу стихов выпустил в 1908-м13.
Окончив в 1908 году гимназию, Дехтерев в 1911-м окончил в Либаве
(ныне Лиепая) «морское училище дальнего плавания с дипломом шкипера
(капитана14; в родном городе бывал наездами. После перипетий мировой
и гражданской войн он оказался в Болгарии, затем в Чехословакии, пи-
сал книги для детей, участвовал в русской зарубежной печати. В 1935 году
Дехтерев принял постриг; был настоятелем Ужгородского православного
прихода, затем настоятелем храма Александра Невского в Александрии.
Из Египта в 1949 году он вернулся в СССР, стал епископом Пряшевским,
в 1955 году был назначен временным управляющим Виленской епархией,
через год утвержден епископом Виленским и Литовским, в 1957-м возведен
в сан архиепископа; спустя два года был похоронен в родном городе15.
Юбилейные статьи и заметки относят к 1908 году также вступление Дех-
терева в «Голубую келью», «объединявшую молодых литераторов»16, «кру-
жок молодых литераторов-символиков»17, кружок символистов18. Этому
противоречат записи в дневнике Дехтерева: лишь четырьмя годами позднее
он оказался на заседании «Голубой кельи» и в течение вечера прошел «все
три ступени: отрока, брата и магистра…» (запись от 4 октября 1914 года)19.
Впрочем, в предшествующих записях 1913 и 1914 годов того же дневника
упоминается литературный кружок Вовы Девятнина, говорится о совмест-
12 И. Маковская, А. Фомин, Русские в истории и культуре Литвы. Историко-биографи-
ческие очерки, Vilnius 2008, с. 452.
13 Lietuvių dvasininkai kūrėjai, sud. R. Jakutis, Vilnius 2000, с. 614.
14 Юбилей А. П. Дехтерева
15 Архиепископ Виленский и Литовский Алексий (Некролог), «Журнал Московской па-
триархии» 1959, 3, с. 34–36; Е. Бахметьева, Три ипостаси…, с. 123–136; И. Маковская,
А. Фомин, Русские в истории…, с. 452–455; Знаки судьбы: из писем Георгия Гребенщикова
отцу Алексию Дехтереву, [публикация А. А. Санниковой], в кн.: Ежегодник Рукописного
отдела Пушкинского Дома на 2007–2008 гг., отв. ред. Т. С. Царькова, Санкт-Петербург 2010,
с. 646–651; Ю. Данилець, Архієпископ Олексій (Дехтерьов): життєвий та творчий шлях
(1889–1959), «Русин» 2013, 2 (23), с. 31–150, <http://rusyn.md/journals/39.pdf>.
16 Юбилей А. П. Дехтерева…; Капитан дальнего плавания (К 30-летию литературной
деятельности А. П. Дехтерева), «Русский народный голос» 1938, 202, 24 сентября; А. П.
Дехтерев (По случаю 30-летия литературной деятельности), «Русский голос» 1938, 36
(870), 25 сентября.
17 В. Пронин, Заслуженный юбилей, «Русский голос» 1933, 126, 3 сентября, с. 6.
18 П. Белый, А. П. Дехтерев (К 25-летию литературной деятельности), «Русская газе-
та» 1933, 108, 17 сентября.
19 А. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом». Вильно 1913–1914–1915, Lietuvos
mokslo akademijos Vrublevskių bibliotekos Rankraščių skyrius (далее LMAVB RS), ф. 93–15, л. 23.
82 Павел Лавринец
ном чтении стихов, беседах и спорах до утра в мансарде Девятнина, у Але-
ши Юркевича и самого Дехтерева, в которых, помимо поименованных, уча-
ствовали Юра Дешкин, то есть Георгий Федорович Дешкин (1891–1963?),
впоследствии деятель Всероссийского союза поэтов, Виктор Тромбицкий,
граф Сигурд Фридрихович Стаарлет20. Согласовать противоречие может
предположение, что в 1908 году Дехтерев примкнул к кружку, который
к осени 1914-го оформился: принял название братства или ордена «Голубая
келья», с соответствующей стилистикой кружкового быта и иерархической
структурой, ориентированной на образ монашеского рыцарского ордена.
Из дневников Дехтерева выясняется, что во главе «Голубой кельи» стоял Ве-
ликий Магистр и «Пресветлый Капитул». Обсуждались взаимоотношения
центрального органа и филиалов, на Дехтерева был возложен «сан Намест-
ника Прибалтийского края»21.
Установить состав кружка позволяют дневники, письма и копии писем,
сохранившиеся в фонде Дехтерева в Отделе рукописей Библиотеки Акаде-
мии наук Литвы имени Врублевских в Вильнюсе. Несомненно, участником
кружка был поэт, эсперантист и художник-график Владимир Васильевич
Девятнин (1891–1964). Дехтерев в дневнике давал ему не самую лестную ха-
рактеристику: талантлив, но «циник, жадно любопытный и мало любозна-
тельный», «очаровательный в credo и тяжеловатый в жизни»22. Несколько
ранних стихотворных опытов Девятнина выписано в дневник Дехтерева;
в сборник писем и рукописных копий писем вклеены автографы двух сти-
хотворений (одно датировано 1919 годом)23. Во время гражданской войны
в 1918–1919 годах Дехтерев встречался с Девятниным в Ростове-на-Дону,
привлек его к участию в литературно-научном журнале «Лучи солнца»24.
Девятнин в 1919 году выпустил поэму Смута, был председателем Новочер-
касского отделения Союза поэтов, участвовал в поэтических вечерах в Но-
вочеркасске25. По сведениям, которые Дешкин сообщил в письме Дехтере-
ву от 25 мая 1924 года, Девятнин оставался в Новочеркасске, где заведовал
20 Там же, л. 8об.
21 Там же, л. 24об–25.
22 Там же, л. 24.
23 А. Дехтерев, Наиболее примечательные письма ко мне. 1909–1947 годы. ВильноАлек-
сандрия (103 письма 38 авторов), LMAVB RS, ф. 93–230, л. 20, 21.
24 А. Дехтерев, Странный дневник. Часть вторая: Дон, LMAVB RS, ф. 93–17, с. 291, 328.
25 Р. Тименчик, На окраине серебряного века, в кн.: A Century’s Perspective: Essays on Russian
Literature in Honor of Olga Raevsky-Hughes and Robert P. Hughes, ed. by L. Fleishman, H. McLean,
Stanford 2006 (= Stanford Slavic Studies, Vol. 32), с. 123–124, 129, 141–142. Ср.: Р. Тименчик,
Читатели серебряного века, в кн.: он же, Что вдруг. Статьи о русской литературе прошлого
века, ИерусалимМосква 2008, с. 35–36, 42, 45–46.
83
«Голубая келья»: из истории виленского модернизма
художественными мастерскими, затем служил «по военному ведомству»,
потом читал лекции по литературе в Донском Институте народного обра-
зования26. Позднее Девятнин был более известен как художник, жил в Дне-
пропетровске и умер в Днепродзержинске.
Из Странного дневника, отражающего жизнь Дехтерева в Латвии с ав-
густа 1915-го по май 1917 года, выясняется, что Великим Магистром «Голу-
бой кельи» был Алексей Владимирович Юркевич. В отличие от Девятнина,
Дехтерева, Дешкина, он не пробовал сил в литературе (впрочем, в Стран-
ном дневнике выписано адресованное Дехтереву стихотворение Юркеви-
ча27) и вообще не творил «прекрасных произведений искусства». Но «все
истинно прекрасное» Юркевич претворял «в плоть и кровь своей жизни»28.
Дехтереву он напоминал Оскара Уайльда; собирался «принять католиче-
ство, чтобы послужить Красоте самой мистической религии в мире», но не
веровал в Бога29 (ср. в другом месте: «душа у него судорожно бьется в поис-
ках красоты…»30). Дехтерев отмечал в Юркевиче детские восторженность,
экзальтацию, непосредственность, доверчивость и вместе с тем «нарочи-
то-мрачную драпировку»31. Он казался то «неизмеримо глубоким, недо-
ступным ничьему анализу, тоопустошенным, упавшим на землю…»32.
Осенью 1915 года Алексей Юркевич в письме Дехтереву в Ригу просил
прощения за то, что долго не отвечал, поскольку была «масса работы по
Братству Голубой Кельи», сообщая в конце письма, что «наша Келья живет
как нельзя лучше»33. В сентябре 1916-го Юркевич писал о том, что твердо
решил сложить с себя Великое Магистерство и передать его Дехтереву. От-
каз мог бы прогневать «Бога и Музу Искусства твоей жизни»34. Для переда-
чи сана, писал Юркевич, необходима личная встреча. Однако она не состо-
ялась; Великим Магистром в октябре 1916 года стал Людвиг Людвигович
Банцлебен35, «наш неистовый ницшеанец»36.
Для характеристики среды, в которой зародилась «Голубая келья», не
лишним будет вспомнить старшего брата Алексея Юркевича Мстислава
26 А. Дехтерев, Наиболее примечательные письма ко мне…, л. 8.
27 А. Дехтерев, Странный дневник. Часть первая: Рига, LMAVB RS, ф. 93–17, с. 125.
28 А. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом»…, л. 24.
29 Там же, л. 24–24об.
30 Там же, л. 8об.
31 Там же, л. 9об.
32 Там же, л. 24.
33 А. П. Дехтерев, Странный дневник. Часть первая: Рига…, с. 35, 37.
34 Там же, с. 124.
35 Там же, с. 139–140.
36 А. П. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом»…, л. 24об.
84 Павел Лавринец
(род. 1885). Он в 1906 году поступил на отделение скульптуры в Москов-
ское училище живописи, ваяния и зодчества, но в следующем учебном году
за систематическое непосещение был исключен. Некоторое время он слу-
жил в Виленском отделении Государственного банка37. В 1916–1917 годах он
входил в созданное Казимиром Малевичем объединение художников-аван-
гардистов «Супремус»38. Летом 1917-го Дехтерев вместе с Алексеем Юрке-
вичем из Гомеля проделали путь до Киева, а оттуда прибыли в Москву, где
остановились у художника Михаила Менькова, также уроженца Вильны,
у которого застали и Мстислава Юркевича; здесь Дехтерев «впервые позна-
комился с супрематизмом»39. Позднее Алексей «актерствовал» в Харькове
и в 1921–1922 годах переписывался с Дешкиным, затем перебрался в Ле-
нинград, о чем Дешкину сообщил Слава (то есть Мстислав). Последний
оказался сначала в Риге, затем отыскался в Эстонии (как явствует из писем
Дешкина от 25 мая и 22 июня 1924 года), а к весне 1927-го, по письму Деш-
кина от 6 марта 1927 года, жил уже в Бразилии40.
В «Голубой келье» участвовал Евгений Владимирович Краснянский.
Из немногих его известных публикаций следует отметить стихотворение
в виленском сборнике Лепестки41, в котором были помещены также сти-
хотворение Дешкина42 и «эскиз» Дехтерева43. Записи в дневнике Дехтерева
говорят о том, что Краснянский проводил с ним целые дни, вечера (читая
стихи свои и Михаила Кузмина), ночи Почти всю ночь пробродил с Же-
ней Краснянским по городу»). Дехтереву он казался бесспорно интересным
человеком, в котором, впрочем, недоставало чего-то, что «остановило бы
взор, вызвало бы холодок восторга». Кроме того, Краснянский, по-видимо-
му, пытался придать себе значимость, мистифицируя друзей таинственны-
ми небывалыми похождениями, однако «мифическая конспиративность»
и «бродяжничество в качестве македонского чиновника по турецким селе-
ниям»44 Дехтереву доверия не внушали.
Из всех участников «Голубой кельи» Дешкина отличало наиболее успеш-
ное начало литературного пути. Он, подобно Дехтереву, в 1906 году дебю-
37 Памятная книжка Виленской губернии на 1914 год, Вильна 1914, с. 36.
38 А. С. Шатских, Казимир Малевич и общество Супремус, Москва 2009, с. 199–200.
39 А. Дехтерев, Москва. 1917 г., LMAVB RS, ф. 93–16, л. 39об.
40 А. Дехтерев, Наиболее примечательные письма ко мне…, л. 6, 8, 11.
41 Е. Краснянский, Огни, в кн.: Лепестки. Сборник первый, Вильна 1910, с. 27–28.
42 Г. Дешкин, Памяти Надсона, в кн.: Лепестки…, с. 7.
43 А. Дехтерев, Письмо. Посвящается памяти В. Ф. Комиссаржевской, в кн.: Лепестки…,
с. 15–16.
44 А. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом»…, л. 24–25.
85
«Голубая келья»: из истории виленского модернизма
тировал в журнале для детей «Зорька»45. Дешкин также выступил в ежене-
дельном журнале для народа «Крестьянин» (одним из его соиздателей был
Семен Акимович Ковалюк) непритязательной пейзажной лирической зари-
совкой46. В отличие от Дехтерева, печатался Дешкин гораздо чаще: в 1907
году «Зорька» поместила шесть его стихотворений, в 1908-мпять, всего за
1906–1910 годы в журнале появилось пятнадцать стихотворений Дешкина
(в том числе подписанных прозрачными криптонимами «Георгий Дъ», «Г.
Д ъ»). Завершилось его участие в детском журнале публикацией в 1911
году сказки для детей47. К тому времени вышел его сборник, в который во-
шли и некоторые из числа публиковавшихся в «Зорьке» стихотворения48.
Ряд стихотворений Дешкина появился в двухнедельном литературном жур-
нале «Молодые порывы», выходившем в Вильне в 1912–1913 годах, где были
напечатаны также рассказы и драматический этюд Дехтерева49. Дешкин, как
и Девятнин, увлекся эсперанто, писал на нем стихи, участвовал в деятель-
ности Виленского общества эсперантистов и стал его секретарем50.
В ноябре 1917 года в Байбурте (Закавказье) Дехтерев встретил Дешки-
на: «Снова вспоминалась наша виленская богема, вспомнилась незабвен-
ная виленская мансарда (братьев А. и М. Ю.): Голубая Келья…»51. Еще одна
встреча состоялась в Новороссийске в январе 1920 года52. Позднее Дешкин
жил в Москве, был одним из руководителей советского Союза эсперанти-
стов, членом правления и управляющим делами Всероссийского союза поэ-
тов, членом правления и секретарем объединения «Литературный особня-
ка». В 1938 году Дешкин был арестован, в 1939-м осужден за шпионаж на
восемь лет лагерей, после освобождения получил еще два года лагерей за
несанкционированную поездку к дочери в 1947 году; последние годы про-
вел в Красноярском крае, затем в Тамбовской области; дата его смерти уста-
навливается предположительно.
Встречами с былыми участниками «Голубой кельи» вызывались вос-
поминания о ней, но это были уже только воспоминания. По свидетель-
ству Дехтерева, в июне 1917 года он, Юркевич и Банцлебен провели неделю
45 Г. Дешкин, Зимние забавы, «Зорька» 1906, 12, с. 93.
46 Георгий Дъ, В лесу, «Крестьянин» 1907, 11, 28 марта, с. 169–170.
47 Г. Дешкин, Грибы (Сказочка), «Зорька» 1911, 1, с. 7–9.
48 Г. Дешкин, Стихотворения, Вильно 1909.
49 Знакомством с содержанием отсутствующего в библиотеках Вильнюса издания автор
обязан А. А. Кирзюк (Санкт-Петербург), которой приносится сердечная благодарность.
50 Памятная книжка Виленской губернии на 1915 год, Вильна 1915, с. 130.
51 А. Дехтерев, Закавказье, LMAVB RS, ф. 93–16, л. 57а. «А. и М. Ю.» – очевидно, братья
Алексей и Мстислав Юркевичи.
52 А. Дехтерев, Странный дневник. Часть вторая: Дон…, с. 291, 334–335.
86 Павел Лавринец
«в таинственной белой вилле» в лесу под Калинковичами, недалеко от Гоме-
ля. Пребывание на вилле, писал Дехтерев, «ознаменовалось погружением
в прохладные воды символизма и здесь же состоялось последнее заседание
Братства Голубой Кельи»53.
Какова цель кружка и в чем состояла его деятельность? Цель сформули-
рована в записи дневника Дехтерева от 4 октября 1914 года: «Единая цель
Голубой Кельи” – отрешение от грубой действительности, поклонение
чистому искусству, но не оторванному от жизни!!!». Запись от 23 ноября
1914 года подтверждает эту установку: «Вечером, во время торжественно-
го заседанияГолубой Кельи, нами была произнесена клятва служить
Красоте до последнего смертного часа»54. Очевидно, «Голубая келья» вы-
росла из модернистского эстетизма, из стремления «прочь от унылой се-
рости обыденщины», «ввысь, вдаль, вглубь, но только прочь от постылой
плоскости старого прозябания», в чем усматривалась характерная черта
1890–1910-х годов55. Гипертрофированный эстетизм мог толкать к уходу
из безобразной и обманчивой жизни: сестра Дешкина, пятнадцатилет-
няя гимназистка, в октябре 1913 года покончила жизнь самоубийством56;
в феврале 1914-го попытку самоубийства предпринял Дешкин, о чем его
младший брат, впоследствии музыкальный педагог, пианист и композитор,
автор музыки пионерской песни Взвейтесь кострами Сергей Федорович
Кайдан-Дешкин (1901–1972)57, писал Дехтереву58.
Другим путем было «служение красоте». Как же оно осуществлялось
практически? На страницах дневника Дехтерева говорится, например,
о ночи, которую друзья провели у Вовы (то есть у Девятнина), «заседая
в Пресветлом Капитуле» (17 ноября), о вечернем «заседании Ордена» на
квартире Дехтерева (19 ноября). Очевидно, главным способом «служения
красоте» и было сочинении стихотворений, чтение и обсуждение своих
произведений и произведений других авторов. Вероятно, «служение кра-
соте» включало в себя и подчеркнуто артистичный внешний вид, предпо-
лагающий соответственное поведение. Об этом могут говорить посещения
Дехтерева 14 ноября 1913 года Стаарлетом, Девятниным и Дешкиным: все
53 А. Дехтерев, Москва. 1917 г…, л. 38об.
54 А. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом»…, л. 23, 25. Выделено в рукописи.
55 Русская литература ХХ века (1890–1910), под ред. проф. С. А. Венгерова: в 2-х кн., кн.
1, Москва 2000, с. 34.
56 П. М. Лавринец, «Борьба с символизмом» А. П. Дехтерева, в кн.: Славянские чтения
VIII, ред. А. Станкевич, Daugavpils 2011, с. 115–116.
57 См.: П. Лавринец, Русский литературный кружок «Голубая келья», в кн.: Vilniaus kultū-
rinis gyvenimas: Draugijų reikšmė 1900–1945, sud. A. Lapinskienė, Vilnius 2009, с. 153–154.
58 А. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом»…, л. 12об.
87
«Голубая келья»: из истории виленского модернизма
трое явились в смокингах и с цветками в петлицах, Юра (то есть Дешкин)
«читал свои самые новые стихи», Вова (Девятнин) «тоже читал и пел»59. Бо-
лее того, приведенное выше упоминание «Музы Искусства твоей жизни»
в письме Юркевича говорит о своеобразной программе жизнетворчества;
в письме 1915 года, выписанном в дневник, Юркевич напоминал о своей
мысли: «неизмеримо важнее быть самому произведением искусства, не-
жели создавать их»60.
Эпизоды совместного чтения встречаются едва ли не на каждой стра-
нице дневника Дехтерева: он в комнате Дешкина – «читаем стихи» (25 октя-
бря 1913 года); он посетил Девятниначитали стихи и беседовали до утра
(3 ноября); он вместе с четырьмя друзьями читал Федора Сологуба (6 но-
ября); посетил Дешкина читали вместе и слушали музыку (10 ноября);
вечер и ночь провел у Алеши (Юркевича): «Читали, спорили, снова читали
и снова спорили…» (11 ноября). В круг совместного с Юркевичем чтения
входили Александр Блок, Андрей Белый, Федор Сологуб, Михаил Кузмин,
Оскар Уайльд, Николай Евреинов. Когда Юркевич в августе 1915 года пе-
ребрался на квартиру Дехтерева, «с ним перекочевали и Глиняные голубки
Кузмина, и Pro scena sua Евреинова»61.
О литературных ориентирах Дехтерева (метко названного «экспонат-
ным читателем серебряного века»62) и его окружения говорят также эпи-
графы к дневнику Борьба с символизмом и к записям 1913-го и 1914 годов
соответственно стихотворение «Солнце на вершине мачты…» Ивана
Коневского, усеченная и не совсем точная цитата «…Подруга на вечернем
пире, // Помедли здесь…» из стихотворения «Дым от костра струею си-
зой…» Александра Блока и два первых стиха стихотворения «Настоящую
нежность не спутаешь…» Анны Ахматовой63. К записям других дневников,
относящихся к 1915–1917 годам, подобраны эпиграфы из Блока, Кузмина,
Вячеслава Иванова, Ивана Бунина, Зинаиды Гиппиус, Терцин к Сомову Вя-
чеслава Иванова, цитируются стихи Ахматовой, Марии Моравской, Осипа
Мандельштама. Цитаты, упоминания, краткие отзывы говорят также о зна-
комстве с повестями Покойница в доме и Мечтатели Кузмина, романом
Шведские перчатки и сборником Рассказы, написанные на Кирочной улице,
в доме под 48 Юрия Юркуна, Петербургом Андрея Белого, прозой Евгения
59 Там же, л. 10об.
60 А. Дехтерев, Дневник. Митава, LMAVB RS, ф. 93–16, л. 7об. Выделено в рукописи.
61 А. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом»…, л. 2, 3об, 8об–9об, 27.
62 Р. Тименчик, На окраине серебряного века…, с. 124; он же, Читатели серебряного
века…, с. 36–37.
63 А. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом»…, л. 1об, 12, 21.
88 Павел Лавринец
Замятина, Алексея Ремизова, Алексея Толстого, с поэзией Николая Гумиле-
ва, Сергея Есенина, Николая Клюева, Игоря Северянина, Алексея Масаино-
ва, с книгами Константина Бальмонта. Реже встречаются имена зарубеж-
ных писателейМарсель Прево, Уйда (УидаЛуиза де ла Раме), Вильгельм
Гауф, Эптон Синклер. По поводу «кошмарной вещи» Покойница в доме Дех-
терев заметил, что «противоестественные чувства и наклонности» Кузмина
ему «чужды и непонятны», что не мешает произведениям автора Глиняных
голубок оказывать глубокое впечатление, обрушиваясь «подобно лавине
в горах»64. Он находил у Марии Моравской «нечто от Елены Гуро»; в свою
очередь Елена Гуро и Надежда Львова были для Дехтерева воплощениями
всепоглощающей любви и невозможности ее полного осуществления, а в
их произведениях он находил «предчувствие смерти», «предчувствие тра-
гического конца»65. Выяснение литературных интересов, круга чтения спо-
собно очертить мироощущение участников «Голубой кельи» и вероятные
программные установки кружка; но этодело дальнейших исследований.
Деятельность «Голубой кельи» не носила публичного характера: в со-
временной печати упоминаний о ней не обнаружено, публикации произ-
ведений ее членов не сопровождались декларированием принадлежности
к кружку. «Голубая келья» осталась неофициальным интимным кружком,
невидимой частью видимой литературной жизни довоенного Вильнюса.
Однако в этих частных встречах, в чтении и обсуждениях прочитанного,
в поисках способов служения Красоте видится важный феномен модерниз-
ма, охватившего окраины Российского империи и проникшего в повсед-
невную жизнь нового поколенияпоколения, которому выпало пережить
катастрофы первой половины XX века.
64 А. Дехтерев, Странный дневник. Часть первая: Рига…, с. 31.
65 Там же, с. 19, 89, 109–115.
Под р ед акцие й Анны Скот ницкой и Януша Свежего, Краков 2014
От модернизма к постмодернизму. Русская литература ХХ–XXI веков
Сборник статей в честь проф. Халины Вашкелевич
СОДЕРЖАНИЕ
SPIS TREŚCI
Владислав Пиотровский
Похвальная речь на юбилей 45-летия научной работы
профессора Халины Вашкелевич ......................................................................................... 7
Władysław Piotrowski
Mowa laudacyjna na Jubileusz 45-lecia pracy naukowej Haliny Waszkielewicz ............. 11
Халина Вашкелевич
Моя Alma Mater ...................................................................................................................... 15
Halina Waszkielewicz
Moja Alma Mater ..................................................................................................................... 39
Печатные работы профессора Халины Вашкелевич
Publikacje prof. dr hab. Haliny Waszkielewicz .......................................................................59
Олег Клинг
Автобиографический дискурс Андрея Белого ............................................................... 67
Павел Лавринец
Голубая келья: Из истории виленского модернизма ...................................................... 79
Людмила Ходанен
Поэтическая гипнология М. Ю. Лермонтова: философско-эстетические оценки
конца ХIX – начала XX века, развитие традиции .......................................................... 89
Seria Instytutu Filologii Wschodniosłowiańskiej Uniwersytetu Jagiellońskiego
Tom XVII
Redaktor serii
Halina Waszkielewicz
Redaktorzy tomu
Anna Skotnicka
Janusz Świeży
Recenzenci
Anna Paszkiewicz
Jerzy Kapuścik
Korekta
Elena Kurant
Janusz Świeży
Dzmitry Kliabanau
Układ gra czny, dtp
Tomasz Sekunda
Projekt okładki wg wzorca serii
Tomasz Sekunda
Na okładce reprodukcja obrazu Pawła Fiłonowa Mężczyzna i kobieta (1913)
Publikacja do nansowana przez
Instytut Filologii Wschodniosłowiańskiej Uniwersytetu Jagiellońskiego
© Copyright by Instytut Filologii Wschodniosłowiańskiej UJ, 2014
© Wydawnictwo «scriptum», 2014
ISBN 978-83-64028-47-2
Wydawnictwo «scriptum»
Tomasz Sekunda
tel. 604 532 898
e-mail: scriptum.scriptum.strefa.pl
www.scriptum.strefa.pl
ROSJA • myśl • słowo • obraz
ResearchGate has not been able to resolve any citations for this publication.
Русские в истории…, с. 452-455; Знаки судьбы: из писем Георгия Гребенщикова отцу Алексию Дехтереву
  • И Маковская
  • А Фомин
И. Маковская, А. Фомин, Русские в истории…, с. 452-455; Знаки судьбы: из писем Георгия Гребенщикова отцу Алексию Дехтереву, [публикация А. А. Санниковой], в кн.: Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 2007-2008 гг., отв. ред. Т. С. Царькова, Санкт-Петербург 2010, с. 646-651;
Дехтерев (По случаю 30-летия литературной деятельности), «Русский голос
А. П. Дехтерев (По случаю 30-летия литературной деятельности), «Русский голос» 1938, № 36 (870), 25 сентября.
Дехтерев (К 25-летию литературной деятельности), «Русская газета
  • П Белый
П. Белый, А. П. Дехтерев (К 25-летию литературной деятельности), «Русская газета» 1933, № 108, 17 сентября.
Мой дневник «Борьба с символизмом
  • А Дехтерев
А. Дехтерев, Мой дневник «Борьба с символизмом». Вильно 1913-1914-1915, Lietuvos mokslo akademijos Vrublevskių bibliotekos Rankraščių skyrius (далее LMAVB RS), ф. 93-15, л. 23.