ArticlePDF Available

Competition for an Access to Energy Resources: A Technological Factor

Authors:

Abstract

The research focuses on principal sectoral trends that shape global policies amid escalating competition for energy resources. The research analyzes how the global oil and gas sector transforms as governmental get tighter grip over oil and gas resources and global balance of powers changes, thus invigorating national oil and gas companies from emerging economies. Using a system approach to studying the structure and specifics of oil and gas sector development, I analyzed key trends that shaped the changing nature of competition in the global energy market. The article shows that companies have been vying for advanced technologies of exploration, extraction and processing of hydrocarbons in the global energy market, rather than an access to those resource only. I found principal risks for the Russian energy policy as an access to power engineering technologies and respective issues are coordinated within the confrontational policy. Whereas Russia lost its technological independence in a key industry that ensured its energy security and mainly determined the export specialization, the situation created conditions for external political pressure on Russia. To alleviate this pressure, it would be practicable to activate processes of technological advancement in the oil and gas sector and promote an endogenous component of the Russian companies’ participation in the globalization of S&T and innovative development.
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
ISSN 2311-875X (Online)
ISSN 2073-2872 (Print)
Энергетическая безопасность
КОНКУРЕНЦИЯ ЗА ДОСТУП К ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ РЕСУРСАМ: ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР
Владислав Юрьевич СИЛКИН
кандидат экономических наук, старший научный сотрудник,
Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, Новосибирск, Российская Федерация
vladislav.silkin@mail.ru
История статьи:
Принята 25.08.2016
Принята в доработанном виде
20.09.2016
Одобрена 18.10.2016
Доступна онлайн 27.01.2017
УДК 339.9
JEL: F23, F52, O33, Q43, Q55
Ключевые слова: нефтегазовая
отрасль, международные
нефтяные компании,
национальные нефтяные
компании, технологический
прогресс, энергетическая
безопасность
Аннотация
Тема. В последние десятилетия в условиях повышения спроса на углеводородное сырье
в мире происходит усиление конкуренции за доступ к энергоресурсам. Объективные
тенденции ухудшения качества запасов и усложнение условий их разработки повышают роль
технологического фактора в вопросах обеспечения энергетической безопасности. В центре
исследования – основные отраслевые тренды, определяющие содержание мировой политики
в рамках обостряющейся борьбы за доступ к энергетическим ресурсам.
Цели. Анализ процессов трансформации мировой нефтегазовой отрасли, обусловленных
расширением государственного контроля над нефтегазовыми ресурсами и изменением
глобального баланса сил в пользу национальных нефтегазовых компаний из развивающихся
стран.
Методология. На основе системного подхода к изучению структуры и специфических
особенностей развития нефтегазовой отрасли в работе выполнен анализ основных тенденций,
определяющих изменение характера конкуренции на мировом энергетическом рынке.
Результаты. Показано, что в последние годы конкуренция на глобальном энергетическом
рынке идет не только за доступ к ресурсам, но и за доступ к передовым технологиям
разведки, добычи и переработки углеводородов. Выявлены основные риски для российской
энергетической политики, связанные с переводом вопросов доступа к энергетическим
технологиям в сферу конфронтационной политики.
Выводы. Потеря технологической независимости в ключевой отрасли, обеспечивающей
энергетическую безопасность российской экономики и во многом определяющей
специализацию экспорта, создала возможности для внешнеполитического давления на
Россию. Чтобы ослабить этот рычаг давления, необходимы активизация процессов
технологического развития в нефтегазовой отрасли и развитие эндогенной составляющей
участия российских компаний в процессах глобализации научно-технического
и инновационного развития.
© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2016
За более чем полутора вековую историю развития
нефтяной промышленности в мире из недр было
извлечено более 180 млрд т нефти. Накопленный
объем добычи газа превышает 100 трлн м3. Более
половины этих объемов углеводородного сырья
добыто после 1990 г. На протяжении жизни одного
поколения людей объемы производства
и потребления углеводородного сырья
увеличились кратно: с 1960 г. – в 5 раз, с 1972 г. – в
2 раза и с 1990 г. – в 1,5 раза1. Новая социальная
реальность не может обойтись без
концентрированной энергии, поэтому нефть и газ
остаются важнейшими источниками энергии в
мире. По оценкам Международного
энергетического агентства (МЭА), в 2013 г. на их
долю пришлось соответственно 31,1 и 21,3%
глобального спроса на энергию. Согласно
основному сценарию развития мировой
энергетики МЭА, мировое потребление первичной
энергии вырастет на одну треть к 2040 г. При этом
в структуре глобального потребления не
ожидается радикальных изменений
1 BP Statistical Review of World Energy 2016. London, June 2016.
углеводороды сохранят статус наиболее
востребованных видов топлива2. По прогнозам
Института энергетических исследований РАН
наиболее существенный прирост абсолютных
объемов потребления и доли в первичном
энергопотреблении до 2040 г. обеспечит газ, в то
время как мировой спрос на нефть будет расти
медленнее, что приведет к постепенному
выравниванию долей ископаемых видов
топлива [1].
По оценкам МЭА, чтобы сбалансировать
растущий спрос, в ближайшие четверть века
в разработку новых запасов углеводородов
потребуется инвестировать 20 трлн долл. США3.
Объективные тенденции ухудшения качества
ресурсной базы, действующие со стороны
предложения, ведут к увеличению затрат на
поддержание уже достигнутых объемов добычи и
тем более на их прирост. Сегодня примерно 80%
из 330 самых крупных месторождений
2 World Energy Outlook 2015. OECD/IEA, Paris, 2015. 702 p.
3 Там же.
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/ 119
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
традиционной нефти в мире уже прошли свой пик
и теперь находятся на стадии падения объемов
добычи [2]. Составляя менее 1% от общего числа
месторождений, именно эти гиганты сегодня несут
на себе основную нагрузку, обеспечивая более
половины мировой добычи нефти. По имеющимся
оценкам, средние темпы сокращения добычи на
крупнейших нефтяных месторождениях мира
составляют от 5 до 6,5% в год [2, 3]. Новые
источники, как правило, менее крупные, имеют
сложное геологическое строение и содержат
углеводороды более низкого качества. Вследствие
этого место традиционной нефти постепенно
занимают более тяжелые углеводороды, а добыча
ведется в более сложных технологических,
климатических условиях и экологически уязвимых
местах [4].
Последние открытия и новые проекты на
глубоководном шельфе в арктических широтах
наглядно показывают, как новые технологии
меняют карту добычи, обеспечивая доступ
к ресурсам, о которых еще несколько десятилетий
назад можно было только мечтать. На протяжении
всей истории развития нефтегазовой отрасли ее
поступательное движение вперед во многом
обеспечивалось расширяющимся доступом
к ресурсам за счет инноваций и новых технологий.
Именно технологическое развитие изменило
способы и методы поиска ресурсов, открыло
доступ к освоению шельфовых месторождений,
сланцевых залежей и битуминозных песков,
существенно повысив эффективность
и безопасность реализации проектов в сфере
добычи нефти и газа.
Изменение соотношения сил в отрасли
На протяжении большей части ХХ в. нефтяной
бизнес опирался на механизмы колониальной
мощи, влияние нефтяных компаний из
англосаксонских стран и иерархию, в которой
страны, обладающие нефтегазовыми ресурсами,
находились в самом низу [5]. Национализация
нефтегазовых активов и восстановление
суверенитета над управлением природными
ресурсами в большинстве стран производителей
нефти в 1970-е гг. привели к кардинальному
изменению ситуации в отрасли [6]. Потеря
прямого контроля над запасами в развивающихся
странах изменила статус международных
компаний. От господствующих высот в глобальной
системе энергопоставок им пришлось перейти
к практике сервисных контрактов, по которым они
становились просто «подрядчиками»,
оказывающими услуги на компенсационных
условиях [7].
Переход ресурсной базы под контроль стран-
производителей привел к изменению баланса сил в
мировой нефтегазовой отрасли в пользу
национальных компаний [8]. Если в 1970-е гг.
западные компании контролировали 85% мировых
запасов нефти, то в последние годы только 7%
(рис. 1).
Сегодня большая часть традиционных источников
углеводородного сырья находится под контролем
национальных нефтегазовых компаний из
развивающихся стран. Пересмотр условий доступа
к энергетическим ресурсам вынуждает
международные компании работать на переднем
технологическом крае, вовлекая в разработку
труднодоступные ресурсы на глубоководном
шельфе, нетрадиционные виды углеводородного
сырья (нефтеносные пески, низкопроницаемые
пласты и пр.). Давление неблагоприятных
ресурсных факторов и вытеснение в наиболее
сложные и затратные сегменты отрасли негативно
сказывается на операционных и финансовых
показателях деятельности нефтегазовых компаний
из развитых стран [9]. Так, в последнее
десятилетие ведущие международные компании из
США и Европы испытывают проблемы
с возмещением запасов (табл. 1).
Возместив с 2005 по 2014 гг. только 91,1%
отобранных запасов нефти, западные компании
в последние годы продолжают терять свои
позиции в мировой нефтегазовой отрасли.
В условиях, когда прирост запасов отстает от
темпов добычи, а новые проекты с каждым годом
становятся все сложнее с точки зрения
геологических и технологических проблем
и требуют новых подходов к разработке
и значительных финансовых вложений,
крупнейшие западные компании испытывают
серьезные трудности с поддержанием физических
объемов добычи. Так, с 2000 г., несмотря на более
чем трехкратный рост инвестиций в разведку
и добычу, суммарный объем добычи
углеводородного сырья пяти ведущих
международных компаний мира сократился на 7%
(рис. 2).
В последние годы западные компании не попадают
в число мировых лидеров по объемам добычи
(рис. 3). Суммарно их текущие объемы
производства обеспечивают только 10%
потребностей мирового рынка. В то время как на
долю национальных компаний сегодня приходится
3/4 мировой добычи нефти и газа.
Возрастающая роль технологического фактора
С переходом контроля над большей частью
ресурсной базы к правительствам развивающихся
стран и их национальным нефтяным компаниям
перед западными корпорациями неизбежно встал
вопрос: за счет чего в новых условиях можно
120
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
решить задачу доступа к ресурсам в странах-
производителях для обеспечения энергетической
безопасности развитых стран? Традиционные для
взаимодействия западных компаний
с развивающимися странами соглашения о разделе
продукции, в которых интересы развивающихся
стран и национального бизнеса часто оказывались
в подчиненном положении, постепенно уходят
в прошлое. Отчетливо просматриваемой сегодня
стратегией становится стремление получить
доступ к энергетическим ресурсам в обмен на
доступ к передовым технологиям геологоразведки,
добычи и транспортировки [10].
Фактически технологии в последние годы
я в л яю т ся в аж н ей ши м к ом по не нт ом
стратегических разменов между национальными
компаниями из развивающихся стран и ведущими
западными компаниями. В этом контексте
технологический потенциал международных
компаний приобрел дополнительное политическое
значение, выступая в роли инструмента для снятия
или понижения барьеров доступа к ресурсной базе
в странах – производителях нефти и газа.
Таким образом, низкий уровень обеспеченности
запасами, ухудшение их качества и в целом
невыгодное положение по основным ресурсным
показателям в своей зоне контроля заставило
компании из развитых стран предпринимать
значительные усилия в технологической сфере для
вовлечения в разработку все более сложных
с геологической и экологической точки зрения
ресурсов. В попытках преодолеть эти барьеры им
постепенно удалось превратить накопленный
уникальный опыт реализации масштабных
и технически сложных проектов и возросшие
компетенции в один из важнейших источников
своих конкурентных преимуществ.
Сегодня значительная часть накопленных знаний,
важнейших технологий переднего края и ноу-хау
в нефтегазовой отрасли сосредоточены в руках
западных компаний. Контроль над рынком средств
производства и высокотехнологичных сервисных
услуг давно используется как дополнительный
рычаг давления, увеличивая переговорный
потенциал компаний из развитых стран в вопросах
доступа к совместным с национальными
компаниями добывающим проектам.
Целенаправленные усилия ведущих национальных
не фт е га зов ых ко м па н ий в о бл а с ти
технологического развития и активная поддержка
этих инициатив со стороны правительств стран
базирования в последние годы меняют карту
инновационной активности в отрасли [11].
Стремление национальных компаний сократить
свое технологическое отставание и усиление их
позиций на этом поле постепенно подтачивают
главные конкурентные активы международных
компаний в тех областях, где еще не так давно
доминирование компаний из развитых стран
казалось практически безоговорочным [12].
В последнее десятилетие ведущие национальные
компании из Китая, Бразилии и России и здесь
начинают «подрезать им крылья», наращивая свои
бюджеты на НИОКР почти в три раза быстрее, чем
группа крупнейших международных компаний
(рис. 4).
Например, три крупнейшие китайские компании –
PetroChina, Sinopec, CNOOC за последнее
десятилетие удвоили свои исследовательские
бюджеты, создав более десятка научно-
технических центров мирового уровня, кратно
превосходя международных конкурентов по
численности занятых в НИОКР. При этом
китайская компания PetroChina на протяжении
семи последних лет является абсолютным
мировым лидером, инвестируя в исследования
и разработки более 2 млрд долл. США в год.
Наиболее высокие темпы прироста затрат на
НИОКР в последние годы отмечен у компании
Роснефть с 8,6 млрд руб. в 2011 г. до 33,2 млрд
руб. в 2014 г. Рост расходов на исследования и
разработку новых технологий со стороны
национальных компаний – это не просто дань моде
и желание улучшить имидж и позиционирование
компании, но и естественное стремление укрепить
ключевые, стратегические компетенции бизнеса,
снизить зависимость от импорта уникальных
технологий и уйти от необходимости привлечения
технологических партнеров в лице
международных компаний [10]. Целенаправленная
политика по развитию собственного научно-
технического потенциала позволила многим
национальным компаниям из развивающихся
стран выйти на передовые рубежи в отдельных
сегментах отрасли.
Например, бразильская государственная компания
Petrobras в последние годы заявила о себе как
о ведущем мировом производителе нефти на
глубоководном шельфе. Особенность ресурсной
базы Бразилии заключается в том, что около 70%
нефтяных запасов страны залегает на
континентальном шельфе с глубиной моря более
400 м [13]. При этом под морским дном находится
пласт соли толщиной более 1,5 км, затрудняющий
проведение сейсморазведочных работ. Чтобы
справиться с подобными условиями залегания
углеводородов, от Petrobras потребовались
значительные усилия в технологической сфере.
За последнее десятилетие компания инвестировала
в исследования и разработки 9,5 млрд долл. США,
выст роив эффе ктивн о е сотрудниче ство
со 122 национальными университетами и научно-
исследовательскими институтами страны.
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/ 121
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
Реализуемая при поддержке правительства
политика в области закупок оборудования
и передачи знаний в отношении зарубежных
сервисных и инжиниринговых компаний
способствовала трансферу технологий [14]. Рост
компетенций позволил Petrobras постепенно
выстроить собственную систему организации
научно-исследовательских работ с опорой на
внутренние ресурсы [15].
Китай также сделал большой шаг вперед в области
технологического развития. В последние годы эта
страна активно привлекала иностранные
инвестиции, приобретала опыт организации
совместных предприятий, расширяла
технологические возможности за счет включения
китайских компаний в глобальные сети
сотрудничества и трансфера технологий из-за
рубежа [16]. Опираясь на глобальный
технологический трансфер, власти КНР стремятся
увеличить абсорбционные способности
экономики, заимствуя лучшие организационные
модели и управленческие практики,
апробированные в развитых странах при
реформировании системы высшего образования,
формирования инновационной инфраструктуры
(институты стандартизации и контроля,
организации разнообразных форм поддержки,
финансирования и коммерциализации
исследований и разработок)4.
Если раньше главными каналами заимствований
являлись высшее образование и научное
сотрудничество, то в последнее десятилетие к ним
добавились приобретение зарубежных компаний
технологических доноров [17]. Например, чтобы
получить доступ к зарубежным технологиям
освоения сланцевых месторождений, крупнейшие
китайские национальные компании в последние
годы активизировались на североамериканском
рынке, используя все возможности для входа
в совместные проекты или приобретения
компаний-операторов второго эшелона целиком
[18]. Приобретая канадские и американские
компании, ведущие разработку нетрадиционных
запасов из низкопроницаемых коллекторов,
китайские компании приобретают не только опыт
и соответствующие технологии, но и получают
доступ ко всем разработкам и возможностям
переноса научно-исследовательских подразделений,
тем самым расширяя свои компетенции
и возможности. Подобные действия создают
видимые экономические и стратегические риски
для западных стран, но решительного отпора пока
не встречают [19].
4 Reviews of Innovation Policy: China. OECD Publishing. Paris, 2008.
646 p.
Опыт, накопленный в Бразилии и Китае, чьи
национальные компании, выступая проводниками
государственной политики своих правительств,
в последние годы добились значительных успехов
в технологической сфере и существенно
расширили масштабы своего международного
присутствия, вызывает интерес во многих странах.
Однако успехи этих игроков трудно использовать
для защиты неоклассической теории. Например,
правительство КНР более четверти века
практиковало жесткий протекционизм
с использованием механизмов торговой,
промышленной и технической политики для
поддержки своих нефтегазовых компаний
и защиты подрядчиков и поставщиков из смежных
отраслей5.
Риски и возможности для России
Рассматривая проводимые в России процессы
восстановления государственного контроля над
ключевыми активами в нефтегазовой отрасли
через призму основных мировых тенденций,
можно сделать вывод о том, что укрупнение
и усиление российских государственных компаний
в последние годы обеспечивают им субъектность
в условиях усиления конкуренции на мировом
рынке. Учитывая открытый характер связей,
оценка ключевых тенденций, определяющих
направления трансформации мировой
нефтегазовой отрасли и анализ движущих сил,
которые за ними стоят, имеют повышенную
актуальность, особенно в условиях перевода
вопросов доступа к энергетическим технологиям
в сферу конфронтационной политики.
В технологической сфере долгие годы Россия
двигалась своим путем, выстраивая специфическую
модель научно-технического развития отрасли
с доминирующей ролью государства и закрытой
системой, ориентированной на внутренние
интеллектуальные и промышленные ресурсы.
Последние два десятилетия, с уходом государства
и открытием границ, развитие технологического
потенциала нефтегазовой отрасли происходило во
многом за счет приобретения готовых
технологических решений из-за рубежа.
В результате такого импортоориентированного
вектора развития в отрасли наметился серьезный
разрыв между возможностями собственной
научно-технической базы и технологическими
вызовами, которые предъявляет новое поколение
российской нефти.
Сегодня отечественная нефтегазовая отрасль
выходит на новый этап своего развития, связанный
с освоением новых типов ресурсов, на морском
5 Силкин В.Ю. Инновационная политика в нефтегазовой отрасли:
проблемы догоняющего развития // Энергетическая политика. 2014.
№ 6. С. 46–54.
122
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
шельфе, в регионах со сложными условиями
и низкой освоенностью, на месторождениях
с трудноизвлекаемыми, нетрадиционными
ресурсами. Опыт работы с нетрадиционными
запасами и реализацией масштабных шельфовых
глубоководных проектов у российских компаний
объективно весьма ограничен в обоих случаях
потребуются новейшие технологические методы6.
Технические решения, которые позволили
отечественным нефтяным компаниям нарастить
добычу нефти в последние десять лет,
гидроразрыв пласта, горизонтальное бурение,
использование эффективных реагентов,
компьютерное моделирование для анализа
поведения нефтяных залежей были разработаны
на Западе и заимствованы через закупку
оборудования и привлечение зарубежных
сервисных компаний. По данным Министерства
промышленности и торговли РФ, зависимость
российских нефтяников от импортного
оборудования и технологий составляет 60%,
а по отдельным категориям (таким как
оборудование для шельфовых проектов,
технологии для сжижения природного газа)
превышает 90%7.
Потеря технологической независимости
в ключевой отрасли, обеспечивающей
энергетическую безопасность российской
экономики и во многом определяющей
специализацию экспорта, создала возможности
для внешнеполитического давления на Россию.
Введенные в 2014 г. США и ЕС санкции
в отношении нефтегазовой промышленности8
касаются наиболее чувствительных сегментов
технологий и оборудования для глубоководного
бурения, освоения арктического шельфа и добычи
сланцевой нефти. «Презумпция отказа» действует
в отношении технически сложных проектов
(шельф, Арктика, баженовская свита), ограничивая
возможности взаимодействия российских
компаний с западными партнерами
6 Алекперов В. Нефть и патриотизм // Российская газета. 04.02.2013.
7 Об утверждении плана мероприятий по импортозамещению
в отрасли нефтегазового машиностроения РФ: приказ Министерства
промышленности и торговли РФ от 31.03.2015 № 645.
URL: http://minpromtorg.gov.ru/common/upload/files/docs/6451.pdf
8 О блокировке собственности новых лиц, способствующих
ситуации на Украине: указ президента США № 13662 от 20.03.2014
(Executive Order No. 13662 Blocking Property of Additional Persons
Contributing to the Situation in Ukraine). URL:
https://treasury.gov/resource-
center/sanctions/Programs/Documents/eo13662_directive4.pdf;
Об ограничительных мерах в свете действий России,
дестабилизирующих ситуацию на Украине: регламент ЕС
№ 833/2014 от 31.07.2014 (Council Regulation No. 833/2014 concerning
restrictive measures in view of Russia’s actions destabilising the situation
in Ukraine). Official Journal of the European Union. L 229. 31.07.2014.
pp. 1–12. URL: http://eur-lex.europa.eu/legal-сontent/EN/TXT/PDF/?
uri=CELEX:32014R0833&from=EN
в технологической сфере9. В среднесрочной
перспективе данные дискриминационные меры
могут привести к существенным задержкам сроков
реализации ряда новых масштабных российских
проектов.
В условиях глобализации доступ к технологиям
уже давно является одним из главных факторов
мировой политики. В сегодняшних
внешнеполитических условиях, чтобы ослабить
этот рычаг давления, России необходимо
восстановить независимость в технологическом
отношении, сократив отставание от развитых
стран в наиболее критических областях. Упустив
возможности решения этой задачи в течение
последней четверти века, России, тем не менее,
необходимо сосредоточиться не только на критике
прошлого, но и обратить свой взор в будущее
в поисках возможного маневра, за счет которого
можно быстрее преодолеть технологическое
отставание10.
Несмотря на значительный прогресс
в становлении институтов поддержки
инновационного развития и запуске НИОКР
в государственных компаниях, темпы внедрения
инноваций в отрасли пока достаточно низкие.
Сегодня, в условиях санкционного давления,
необходимо формирование устойчивой отраслевой
инновационной системы с акцентом на
использование российского научно-
исследовательского и промышленного потенциала.
Крупный успех может быть только в системе,
поэтому выстраивание всей цепочки
инновационного цикла в отрасли требует
серьезных шагов со стороны государства. Как
показывает опыт развитых стран, долгосрочные
обязательства государства в области науки
и инноваций одно из важнейших условий
снижения рисков и заполнения возможных
«провалов рынка» за счет своего прямого участия
[20]. Для активизации инновационных процессов
государство может использовать не только методы
косвенного регулирования, но и механизмы
прямого участия, в том числе через корпоративные
решения в компаниях с государственным
участием. Ставка на государственную поддержку
крупных компаний используется во многих
развивающихся странах мира. Только крупные
компании в условиях глобального рынка могут
успешно конкурировать с лидерами
инновационного развития энергетической отрасли.
9 Фонд национальной энергетической безопасности. Экспертно-
аналитический доклад «Российcкий нефтегаз под санкциями:
основные угрозы для отрасли».
URL: http://energystate.ru/catalog/916.html
10 Примаков Е.М. Не просто работать, а знать во имя чего
// Российская газета. 13.01.2015.
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/ 123
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
Таблица 1
Показатели возмещения запасов нефти у крупнейших международных нефтегазовых компаний с 2005 по 2014 г., %
Table 1
Oil reserve renewal indices of international oil majors, 2005 through 2014, percentage
Компания Период
2005–2009 2010–2014 2005–2014
ExxonMobil 83,6 150,4 115,1
Shell 98 115,1 106
BP 114 64,3 91
Chevron 68,4 77,9 73,2
Total 44,3 63,7 52,8
Всего 85,1 98,8 91,1
Источник: расчеты автора на основе данных компаний
Source: Authoring, based on the companies' annual reports
Рисунок 1
Изменение контроля над мировыми запасами нефти в 1970–2010 гг.
Figure 1
Changes in control over the world oil reserves in 1970–2010
Источник: данные IEA, PFC Energy, Oil&Gas Journal
Source: IEA, PFC Energy, Oil&Gas Journal
124
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
Рисунок 2
Изменения в уровнях капитальных затрат и объемов добычи углеводородов у пяти ведущих международных
нефтегазовых компаний мира, %
Figure 2
Top 5 international oil companies' changes in upstream capital expenditures and hydrocarbon production, percentage
Источник: расчеты автора на основе данных компаний
Source: Authoring, based on the companies' annual reports
Рисунок 3
Добыча нефти и газа у крупнейших нефтегазовых компаний мира в 2014 году, млн т н.э.
Figure 3
The world's largest oil and gas companies' production in 2014, million tonnes of oil equivalent
Источник: расчеты автора на основе данных компаний
Source: Authoring, based on the companies' annual reports
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/ 125
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
Рисунок 4
Динамика расходов на НИОКР у крупнейших международных и национальных нефтегазовых компаний мира,
млн долл. США
Figure 4
The world's largest international and national oil and gas companies' R&D expenditure, million USD
Источник: расчеты автора на основе данных компаний
Source: Authoring, based on the companies' annual reports
Список литературы
1. Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 г. / под ред. А.А. Макарова и др.
М.: Изд-во ИНЭИ РАН, 2013. 108 с.
2. Hook M., Hirsch R., Aleklett K. Giant Oil Field Decline Rates and Their Influence on World Oil
Production // Energy Policy. 2009. Vol. 37. № 6. P. 2262–2272. doi: 10.1016/j.enpol.2009.02.020
3. Jackson P., Smith L. Exploring the Undulating Plateau: The Future of Global Oil Supply // Philosophical
Transactions of the Royal Society A. 2013. Vol. 372. Iss. 2006. doi: 10.1098/rsta.2012.0491
4. Yergin D. The Quest: Energy, Security, and the Remaking of the Modern World. New York: Penguin Books,
2012. 832 p.
5. Браун Д. Больше чем бизнес. М.: Юнайтед Пресс, 2011. 355 с.
6. Stevens P. History of the International Oil Industry. In: Global Resources: Conflict and Cooperation.
Palgrave Macmillan, 2013. P. 13–32. doi: 10.1057/9781137349149_2
7. Ергин Д. Добыча: всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть. М.: ДеНово, 1999. 932 с.
8. Кондратьев В. Роль национальных нефтяных компаний в современной экономике // Проблемы
теории и практики управления. 2014. № 10. С. 18–26.
9. Weijermars R., Clint O., Pyle I. Competing and Partnering for Resources and Profits: Strategic Shifts of Oil
Majors During the Past Quarter of a Century // Energy Strategy Reviews. 2014. Vol. 3. P. 72–87.
doi: 10.1016/j.esr.2014.05.001
10. Инновационные процессы в энергетическом комплексе: зарубежный опыт и российские проблемы
/ под ред. А.А. Дынкина, Н.И. Ивановой. М.: Изд-во ИМЭМО РАН, 2007. 103 с.
126
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
11. Thuriaux-Aleman B., Salisbury S., Dutto P. R&D Investment Trends and the Rise of NOCs // Journal
of Petroleum Technology. 2015. Vol. 62. № 10. P. 30–32. doi: 10.2118/1010-0030-JPT
12. Березной А.В. Глобальные нефтегазовые корпорации в меняющемся мире // Мировая экономика
и международные отношения. 2014. № 5. С. 3–14.
13. Стрельцов А.А. Два вектора энергетической стратегии Бразилии // Проблемы национальной
стратегии. 2010. № 1. С. 92–106.
14. Ribeiro C., Furtado A. Government Procurement Policy in Developing Countries: The Case of Petrobras
// Science Technology Society. 2014. Vol. 19. № 2. P. 161–197. doi: 10.1177/0971721814529874
15. Oliveira A. Brazil's Petrobras: Strategy and Performance. In: Oil and Governance: State-owned Enterprises
and the World Energy Supply. Cambridge University Press, 2011. P. 515–556.
doi: 10.1017/CBO9780511784057.015
16. Голиченко О. Модели развития, основанного на диффузии технологий // Вопросы экономики. 2012.
№ 4. С. 117–131.
17. Deng P. Why Do Chinese Firms Tend to Acquire Strategic Assets in International Expansion? // Journal
of World Business. 2009. Vol. 44. Iss. 1. P. 74–84. doi: 10.1016/j.jwb.2008.03.014
18. Tian L., Wang Z., Krupnick A., Liu X. Stimulating Shale Gas Development in China: A comparison with the
US experience // Energy Policy. 2014. Vol. 75. P. 109–116. doi: 10.1016/j.enpol.2014.07.025
19. Данилин И. Дипломатия и инновации: сначала идея // Россия в глобальной политике. 2010. Т. 10.
№ 3. С. 122–133.
20. Иванова Н. Финансовые механизмы научно-технической политики (опыт стран Запада) // Проблемы
теории и практики управления. 1997. № 5. С. 78–83.
Информация о конфликте интересов
Я, автор данной статьи, со всей ответственностью заявляю о частичном и полном отсутствии
фактического или потенциального конфликта интересов с какой бы то ни было третьей стороной,
который может возникнуть вследствие публикации данной статьи. Настоящее заявление относится к
проведению научной работы, сбору и обработке данных, написанию и подготовке статьи, принятию
решения о публикации рукописи.
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/ 127
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
ISSN 2311-875X (Online)
ISSN 2073-2872 (Print)
Energy Security
COMPETITION FOR AN ACCESS TO ENERGY RESOURCES: A TECHNOLOGICAL FACTOR
Vladislav Yu. SILKIN
Institute of Economics and Industrial Engineering, Siberian Branch of Russian Academy of Sciences, Novosibirsk, Russian Federation
vladislav.silkin@mail.ru
Article history:
Received 25 August 2016
Received in revised form
20 September 2016
Accepted 18 October 2016
Available online
27 January 2017
JEL classification: F23, F52,
O33, Q43, Q55
Keywords: oil and gas industry,
international oil companies,
national oil companies,
technological progress, energy
security
Abstract
Importance The research focuses on principal sectoral trends that shape global policies amid
escalating competition for energy resources.
Objectives The research analyzes how the global oil and gas sector transforms as governmental get
tighter grip over oil and gas resources and global balance of powers changes, thus invigorating
national oil and gas companies from emerging economies.
Methods Using a system approach to studying the structure and specifics of oil and gas sector
development, I analyzed key trends that shaped the changing nature of competition in the global
energy market.
Results The article shows that companies have been vying for advanced technologies of exploration,
extraction and processing of hydrocarbons in the global energy market, rather than an access to those
resource only. I found principal risks for the Russian energy policy as an access to power engineering
technologies and respective issues are coordinated within the confrontational policy.
Conclusions and Relevance Whereas Russia lost its technological independence in a key industry
that ensured its energy security and mainly determined the export specialization, the situation created
conditions for external political pressure on Russia. To alleviate this pressure, it would be practicable
to activate processes of technological advancement in the oil and gas sector and promote an
endogenous component of the Russian companies’ participation in the globalization of S&T and
innovative development.
© Publishing house FINANCE and CREDIT, 2016
References
1. Prognoz razvitiya energetiki mira i Rossii do 2040 g [Forecasting the development of the global and
Russian energy sector up to 2040]. Moscow, ERI RAS Publ., 2013, 108 p.
2. Hook M., Hirsch R., Aleklett K. Giant Oil Field Decline Rates and Their Influence on World Oil
Production. Energy Policy, 2009, vol. 37, no. 6, pp. 2262–2272. doi: 10.1016/j.enpol.2009.02.020
3. Jackson P., Smith L. Exploring the Undulating Plateau: The Future of Global Oil Supply. Philosophical
Transactions of the Royal Society A, 2014, vol. 372, iss. 2006. doi: 10.1098/rsta.2012.0491
4. Yergin D. The Quest: Energy, Security, and the Remaking of the Modern World. New York, Penguin Books,
2012, 832 p.
5. Brown J. Bol'she chem biznes [Beyond Business]. Moscow, Yunaited Press Publ., 2011, 355 p.
6. Stevens P. History of the International Oil Industry. In: Global Resources: Conflict and Cooperation.
Palgrave Macmillan, 2013, pp. 13–32. doi: 10.1057/9781137349149_2
7. Yergin D. Dobycha: Vsemirnaya istoriya bor'by za neft', den'gi i vlast' [The Prize: The Epic Quest for Oil,
Money, and Power]. Moscow, DeNovo Publ., 1999, 932 p.
8. Kondrat'ev V. [The role of national oil companies in the contemporary economy]. Problemy teorii i praktiki
upravleniya = Theoretical and Practical Aspects of Management, 2014, no. 10, pp. 18–26. (In Russ.)
9. Weijermars R., Clint O., Pyle I. Competing and Partnering for Resources and Profits: Strategic Shifts of Oil
Majors During the Past Quarter of a Century. Energy Strategy Reviews, 2014, vol. 3, pp. 72–87.
doi: 10.1016/j.esr.2014.05.001
10. Innovatsionnye protsessy v energeticheskom komplekse: zarubezhnyi opyt i rossiiskie problemy [Innovative
processes in the energy sector: foreign expertise and the Russian problems]. Moscow, IMEMO RAN Publ.,
2007, 103 p.
128
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/
V.Yu. Silkin / National Interests: Priorities and Security, 2017, vol. 13, iss. 1, pp. 119–129
11. Thuriaux-Aleman B., Salisbury S., Dutto P. R&D Investment Trends and the Rise of NOCs. Journal
of Petroleum Technology, 2015, vol. 62, iss. 10, pp. 30–32. doi: 10.2118/1010-0030-JPT
12. Bereznoi A.V. [Global Oil&Gas corporations in the changing world]. Mirovaya ekonomika
i mezhdunarodnye otnosheniya = World Economy and International Relations, 2014, no. 5, pp. 3–14.
(In Russ.)
13. Strel'tsov A.A. [Two vectors of Brazil's energy strategy]. Problemy natsional'noi strategii = National
Strategy Issues, 2010, no. 1, pp. 92–106. (In Russ.)
14. Ribeiro C., Furtado A. Government Procurement Policy in Developing Countries: The Case of Petrobras.
Science Technology Society, 2014, vol. 19, no. 2, pp. 161–197. doi: 10.1177/0971721814529874
15. Oliveira A. Brazil's Petrobras: Strategy and Performance. In: Oil and Governance: State-owned Enterprises
and the World Energy Supply. Cambridge University Press, 2011, pp. 515–556.
doi: 10.1017/CBO9780511784057.015
16. Golichenko O. [Models of development based on technology diffusion]. Voprosy Ekonomiki, 2012, no. 4,
pp. 117–131. (In Russ.)
17. Deng P. Why Do Chinese Firms Tend to Acquire Strategic Assets in International Expansion? Journal
of World Business, 2009, vol. 44, iss. 1, pp. 74–84. doi: 10.1016/j.jwb.2008.03.014
18. Tian L., Wang Z., Krupnick A., Liu X. Stimulating Shale Gas Development in China: A Comparison with
the US Experience. Energy Policy, 2014, vol. 75, pp. 109–116. doi: 10.1016/j.enpol.2014.07.025
19. Danilin I. [Diplomacy and innovation: the idea comes first]. Rossiya v global'noi politike = Russia
in Global Affairs, 2012, vol. 10, no. 3, pp. 122–133. (In Russ.)
20. Ivanova N. [Financial mechanisms for scientific and technological policy: expertise of the Western
countries]. Problemy teorii i praktiki upravleniya = Theoretical and Practical Aspects of Management,
1997, no. 5, pp. 78–83. (In Russ.)
Conflict-of-interest notification
I, the author of this article, bindingly and explicitly declare of the partial and total lack of actual or potential
conflict of interest with any other third party whatsoever, which may arise as a result of the publication of this
article. This statement relates to the study, data collection and interpretation, writing and preparation of the
article, and the decision to submit the manuscript for publication.
В.Ю. Силкин / Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2017, т. 13, вып. 1, стр. 119–129
http://www.fin-izdat.ru/journal/national/ 129
ISSN 2311-875X (Online), ISSN 2073-2872 (Print) ТОМ 13, ВЫПУСК 1
ЯНВАРЬ 2017
Научно-практический и теоретический журнал
Основан в 2005 году
Выходит 1 раз в месяц
До января 2016 выходил 48 раз в год*
Статьи рецензируются
Рекомендован ВАК Минобрнауки России
для публикации научных работ, отражающих
основное научное содержание кандидатских
и докторских диссертаций по следующим отраслям:
– экономические науки (08.00.00)
– политология (23.00.00)
– информатика, вычислительная техника
и управление (05.13.00)
Реферируется в ВИНИТИ РАН
Включен в Российский индекс научного
цитирования (РИНЦ)
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-66220
от 01 июля 2016 г. выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных
технологий и массовых коммуникаций
Предыдущее свидетельство о регистрации
ПИ № ФС 77-19503 от 14 февраля 2005 г. выдано
Федеральной службой по надзору за соблюдением
законодательства в сфере массовых коммуникаций
и охране культурного наследия
Цель журнала предоставить возможность научному и бизнес-сообществу публиковать
оригинальные результаты своих исследований, привлечь внимание к перспективным
и актуальным направлениям экономической науки, усилить обмен мнениями между
научным и бизнес-сообществом России и зарубежных стран
Главная задача журнала публикация материалов, позволяющих формировать
и поддерживать внутренние и внешние условия, способствующие реализации
стратегических национальных интересов, приоритетов и экономической безопасности
Учредитель и издатель*
ООО «Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ»
Юр. адрес: 111141, г. Москва, Зеленый проспект, д. 8, кв. 1
Факт. адрес: 111397, г. Москва, Зеленый проспект, д. 20
Почтовый адрес: 111401, г. Москва, а/я 10
Редакция журнала
Факт. адрес: 111397, г. Москва, Зеленый проспект, д. 20
Почтовый адрес: 111401, г. Москва, а/я 10
Тел.: +7 (495) 989-9610
E-mail: post@fin-izdat.ru
Website: http://www.fin-izdat.ru
Подписано в печать 17.01.2017
Выход в свет 27.01.2017
Валовый (сквозной) номер 346
Формат 60х90 1/8. Объем 25,0 п.л.
Тираж 1 140 экз.
Отпечатано в ООО «КТК»
Юр. адрес: 141290, Российская Федерация, Московская обл.,
г. Красноармейск, ул. Свердлова, д. 1
Тел.: +7 (496) 588-0866
Журнал доступен в EBSCOhost™ databases
Электронная версия журнала: http://elibrary.ru, http://dilib.ru,
http://biblioclub.ru
Точка зрения редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов
публикуемых статей
Перепечатка материалов и использование их в любой форме,
в том числе в электронных СМИ, возможны только
с письменного разрешения редакции
Редакция приносит извинения за случайные грамматические ошибки
© ООО «Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ»
Главный редактор В.Л. Макаров, доктор физико-математических наук,
профессор, академик РАН,
Москва, Российская Федерация
Зам. главного редактора
A.Е. Симонов, Москва, Российская Федерация
Редакционный совет
С.Ф. Викулов, доктор экономических наук, профессор, Москва,
Российская Федерация
Е.В. Горгола, доктор экономических наук, профессор, Ивантеевка,
Московская обл., Российская Федерация
И.Д. Грачёв, доктор экономических наук, Москва,
Российская Федерация
B.В. Клочков, доктор экономических наук, Москва,
Российская Федерация
В.Н. Конышев, доктор политических наук, Санкт-Петербург,
Российская Федерация
Е.А. Пахомова, доктор экономических наук, Дубна,
Российская Федерация
Е.Ю. Хрусталёв, доктор экономических наук, профессор, Москва,
Российская Федерация
Л.С. Шаховская, доктор экономических наук, профессор, Волгоград,
Российская Федерация
Н.Н. Швец, доктор экономических наук, Москва, Российская Федерация
Генеральный директор В.А. Горохова
Управляющий директор А.К. Смирнов
Директор по производству А.А. Клюкин
Ответственный секретарь И.Л. Селина
Перевод и редактирование О.В. Яковлева, И.М. Комарова
Верстка и дизайн С.В. Голосовский
Контент-менеджеры Е.И. Попова, В.И. Романова
Менеджмент качества А.В. Бажанов, Е.И. Попова
Корректоры О.А. Ковалёва, В.А. Нерушев
Подписка и реализация Т.Н. Дорохина
Подписка
Агентство «Урал-Пресс»
Агентство «Роспечать» – индекс 46573
Объединенный каталог «Пресса России» – индекс 12926
Свободная цена
* Подробнее об изменении периодичности выхода журнала см. информацию на сайте: http://www.fin-izdat.ru/journal/national/about.php
СОДЕРЖАНИЕ
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ
Викулов С.Ф., Косенко А.А., Хрусталёв Е.Ю. Кадровое обеспечение обороноспособности страны 4
УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ
Варшавский А.Е., Дубинина М.Г. Синергия производства военной и гражданской продукции
(на примере авиационной промышленности) 20
Давтян Т.Б., Пахомов А.В., Пахомова Е.А., Рожкова О.В. Эконометрический анализ некоторых отраслевых
показателей экономик СССР и России с учетом исторической ретроспективы 34
Антамошкина Е.Н. Эффективность агропродовольственной политики региона: методика и показатели
оценки 48
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА
Гладышевский В.Л., Горгола Е.В., Лысенко В.В., Митякова Е.Е. Экономическое моделирование
и эмпирический подход к решению проблемы оптимизации соотношения ресурсного обеспечения обороны
страны и экономического роста 59
Салихов Б.В., Салихова И.С., Олигова М.Б. Качество ключевых форм неявного знания в создании
добавленной стоимости 77
Подольная Н.Н. Исследование актуальных конъюнктурных проблем рынка труда: региональный аспект 94
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
Мануйленко В.В., Куницын И.И. Статистические и балльно-весовые методы оценки репутационных рисков
коммерческих банков 106
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
Силкин В.Ю. Конкуренция за доступ к энергетическим ресурсам: технологический фактор 119
ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
Марецкая А.Ю. Разработка концептуальной схемы мониторинга региональной продовольственной
безопасности 130
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
Логинов Е.Л., Борталевич С.И., Байдурин М.С., Чиналиев В.У., Михайлов А.В. Стратегическая интеграция
в научно-технической сфере Евразийского экономического союза 139
Гордиенко Д.В. Оценка изменения уровня экономической безопасности Японии при реализации
Соглашения о Транстихоокеанском Стратегическом Экономическом Сотрудничестве (экономическая
кооперация и экономическое противоборство) 151
СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА И ОБРАЗОВАНИЕ
Бойко Н.В., Кудреватых Н.В. Первый предуниверсарий в Кемеровской области: результаты работы,
перспективы развития 167
ЭКОЛОГИЯ ЖИВЫХ СИСТЕМ
Проничкин С.В. Проблемы и перспективы государственного регулирования антропогенной нагрузки
на экосистему мегаполиса: факторы нагрузки и нормирование 177
УГРОЗЫ И БЕЗОПАСНОСТЬ
Киселёва И.А., Зайнуллина Э.А., Симонович Н.Е. Факторы риска заболеваемости туберкулезом населения
Российской Федерации 192
Article
Full-text available
More Chinese companies are using cross-border merger and acquisition (M&A) to access and source strategic assets so as to address their competitive disadvantage. However, there is lack of research on the rationale for such strategic-asset-seeking M&A. This paper intends to address this critical issue from an institutional perspective. Building on institutional theory, we propose a model of resource-driven motivation behind Chinese M&A. To shed light on the explanatory power of this institutional framework, we draw on a multiple-case study of three leading Chinese firms—TCL, BOE and Lenovo. By arguing that cross-border M&A from Chinese firms represents a means to acquire strategic assets is the logic of Chinese unique institutional environment, this study is of importance not only to stimulate possible theoretical extensions but also to draw implications to other emerging market firms.
Article
Full-text available
The most important contributors to the world's total oil production are the giant oil fields. Using a comprehensive database of giant oil field production, the average decline rates of the world's giant oil fields are estimated. Separating subclasses was necessary, since there are large differences between land and offshore fields, as well as between non-OPEC and OPEC fields. The evolution of decline rates over past decades includes the impact of new technologies and production techniques and clearly shows that the average decline rate for individual giant fields is increasing with time. These factors have significant implications for the future, since the most important world oil production base - giant fields - will decline more rapidly in the future, according to our findings. Our conclusion is that the world faces an increasing oil supply challenge, as the decline in existing production is not only high now but will be increasing in the future.
Chapter
The purpose of this chapter is threefold. The first is to provide a narrative of events relating to the oil industry, both at local, regional and international level. To achieve this, six historical periods have been identified largely defined by oil market events. These set the scene for the narrative that runs throughout the chapter derived from the three cycles, described below, which have dominated the history of the international oil industry. It cannot be stressed enough how important it is that the history is understood if the present and future is to be comprehensible.1 The second is, in each of these periods, to identify a spectrum of relations between the various players (governments — producing and consuming; companies — Majors, independents and national) ranging from conflict to tension to competition to collaboration. Finally, an attempt has been made to identify the various major transmission mechanisms between these periods. Overall, this links into the overarching theme of the book that concerns the role of state capitalism and how it influences the behaviour and motivation of the various players.
Chapter
Petrobras stands out as a particularly successful national oil company (NOC). One of the world leaders in deep water oil exploration and production, Petrobras has a dominant position in the Brazilian oil and gas market and has a small but growing presence abroad as well. Its dominant position in Brazil and strong performance, along with other factors that the company itself doesn’t control such as the high price of oil, explain why its market value grew from $26. 4 billion in 2000 to $173. 6 billion in August 2009. It is currently Latin America’s largest publicly traded company. Among its peers - both NOCs and the international oil companies (IOCs) - the company is widely seen as a well-managed, efficient leader in the industry. Created in 1954, as a result of a congressional decision in the previous year to create a state monopoly in the Brazilian oil industry, Petrobras started its operations with no meaningful oil reserves or much expertise in producing, refining, and marketing oil or refined products. Unsurprisingly, oil experts were skeptical about the future of the newborn company.
Article
James Delingpole reviews the book 'The Quest: Energy, Security, and the Remaking of the Modern World,' by Daniel Yergin. The Quest is Daniel Yergin's lavish account of the global search for energy supply and energy security in the 21st century. Yergin's book on oil, The Prize, was a major bestseller in 1992, won the Pulitzer Prize, and has been required reading in both business. But in Yergin's persuasive account, it has more to do with the disastrous energy deregulation of the mid-1990s. California's first major mistake was to devise a fiendishly complex scheme in which wholesale energy markets were deregulated but traditional retail markets were not. Even more disastrous, though, are the sociopolitical effects of what Yergin calls the reversed Midas touch. Given that Yergin understands all this, it comes as a rather violent shock in the second half of the book that he casts aside his rigorous empiricism in order to embrace the fantasy of renewable energy.
Article
Management The global energy industry has been facing a variety of challenges in recent years: high price volatility, the decline of “easy oil” and a shift of production to emerging markets, shortage of talent, pressure to reduce the carbon footprint, and a surge in petronationalism. These challenges have shifted power toward national oil companies (NOCs) and have raised questions about the current business model of the international oil companies (IOCs). In dealing with increasingly complex oil fields, some have argued that the IOCs can maintain a competitive advantage by leveraging their internal technology competence and their experience in leading and coordinating technology-driven project skills to transform pioneering E&P approaches into commercially viable approaches. Much of this rests on the IOCs’ technology leadership based on their strengths in R&D and technology. However, recent trends in R&D spending (Fig. 1) suggest that the IOCs’ dominance in R&D is being challenged both by a leading group of NOCs and by the international service companies. NOCs Now Lead in R&D Spending The top five IOCs by revenue increased R&D with an average year-on-year growth of 9.8% in the period 2003–2009. Total has shown the smallest R&D growth since 2003, but it had a high starting point compared to the other IOCs, especially when adjusting for size of operations (Fig. 2). Chevron has increased its spending on R&D 18% year on year since 2003 but remains behind the leaders. Starting in 2006, Shell has pushed to develop technologies for more difficult assets. In doing so, it has become the top spending IOC in terms of absolute R&D expenditure. BP appears to spend relatively little on R&D but this masks the fact that a lot of its technical efforts are centered on piloting and field trials. In contrast to the IOCs’ moderate growth, a small group of leading NOCs has been investing heavily in R&D. Petrobras’ R&D spending has increased at a rate of 23% a year since 2003 and is now on par with Total and ExxonMobil. But the most impressive growth in R&D has been for CNPC/PetroChina, which saw an annual increase of 31% during the same period. In 2009, PetroChina overtook Petrobras and Shell as the leading spender both in absolute levels of R&D spending and on a per-BOE basis.
Article
The aim of this article is to discuss whether public procurement policy can promote innovation by firms located in developing countries. The literature on technological learning is used to create a typology for assessing the impact of public procurement in developing countries from the standpoint of innovation. Petrobras, a Brazilian state-owned enterprise, was chosen as a case study. Petrobras is a global leader in the field of deepwater oil production technology and so offers an interesting opportunity to investigate whether government procurement in developing countries is used to promote the capability of domestic firms to develop innovations. The article presents the findings of a field survey on P-51, a platform that was ordered by the Brazilian state-owned enterprise and began producing in 2009. The case study is based on information collected from interviews with managers of Petrobras, EPC contractors and some of the firms subcontracted to work on P-51.
Article
Abstract In this paper, we use the US shale gas experience to shed light on how China might overcome the innovation problem inherent in exploring and developing shale gas plays with complex geology. We separate shale gas development into two stages, an innovation stage and a scaling-up stage, with the first presenting a much bigger challenge than the latter. Our analysis suggests that China׳s national oil companies offer the best hope for overcoming the innovation problem. China׳s policy of opening shale gas development to new entrants is a market-oriented reform that can be justified on various grounds, but the new entrants will not play a major role in overcoming the innovation problem even though they may help scale up production later on.
Article
This article analyzes the change over the past 25 years in selected financial and operational performance indicators of US and EU based peer groups of oil Majors. After the Millennium's turn, all peer group companies experienced steep rises in their unit cost of production. Until 2000, oil Majors could replace reserves depleted by production, typically by splitting capital employed equally between upstream and downstream activities. Upstream assets include progressively more deepwater fields and unconventional resources, resulting in increased reserve replacement costs. This means the share of capital employed on upstream projects has risen to 70% in 2013. Capital expenditure (Capex) in the upstream segment for oil Majors is nearly 80% of the total, and for downstream (and other activities) Capex has been reduced accordingly (partly by asset divestures). In spite of sharply increased Capex on upstream projects, production output of the peer group has declined 6% since 2006. The profitability of upstream projects peaked in 2008, then declined and subsequently steadied at returns on capital employed (ROCEs) of about 20% in the period 2010–2012. US Majors have returned a greater proportion of cash generated from operations to shareholders than their EU counterparts, consistently so over the past 6 years. US companies achieved this better outcome in part by rapidly decreasing capital employed in downstream assets when these became less profitable. Downstream ROCEs have been weak over the past decade, but a modest recovery has begun. Downstream ROCEs of 15% in 2012 are sharply up from a low of 5% in 2009. For the coming decade, we expect fierce competition for technology leadership. To meet rising demand, oil and gas companies must increasingly produce from very complex fields, development cost of which will inevitably require high oil and gas prices. The rising cost of hydrocarbon extraction creates a strong incentive to accelerate the energy transition away from costly hydrocarbons toward progressively more affordable renewable energy resources.
Article
In this paper, we analyse the factors that will influence long-term oil supply and describe the future form of the global oil supply profile as an 'undulating plateau' rather than an irreversible, short-term peak or an ever upward trend of increasing production. The ultimate transition from a world of relatively plentiful and cheap oil to one of tight supply and high cost will be slow and challenging. An understanding of the signposts for the future path of supply and the drivers of that profile will be critical to managing the transition. The ultimate form of the global supply curve may well be dictated by demand evolution rather than a limited resource endowment in the longer term. Several factors will probably control future global oil supply. We believe that the scale of global oil resource will not constitute a physical supply limit for at least the next two or three decades. However, all categories of oil resources are already more expensive to develop than in the past, requiring high oil prices to stimulate supply growth. Lower rates of oil demand growth relative to economic growth, combined with more challenging supply growth, will probably lead to an undulating plateau sometime after 2040, with demand from non-Organization for Economic Cooperation and Development states continuing to dominate. Upstream investment requirements and oil price volatility will increase towards and beyond the undulating production plateau. In this new world, high oil prices will induce demand destruction, fuel substitution and ever increasing energy efficiency. As we discuss below, the fundamental differences between the IHS Cambridge Energy Research Associates' (IHS CERA) view of the future of oil supply and many peak oil supply models are the timing of the onset of a dramatic slowdown in the rate of growth of supply and the existence or otherwise of