ArticlePDF Available

Современное состояние популяции чайки-хохотуньи (Larus cachinnans) на среднем Днепре [Recent situation of the Caspian Gull (Larus cachinnans) population on the Middle Dnieper] (In Russian)

Authors:

Abstract and Figures

Recent situation of the Caspian Gull (Larus cachinnans) population on the Middle Dnieper. - M.N. Gavrilyuk, N.S. Atamas, V.N. Grishchenko, A.V. Ilyukha, E.D. Yablonovska-Grishchenko. - Berkut. 24 (2). 2015. - Caspian Gull has started the expansion upstream the Dnieper after creation of the tandem reservoir system. First colonies in the Middle Dnieper appeared in 1970s and 1980s. During the next decades, number of the species appreciably increased and Caspian Gull has fully naturalised on the Dnieper. We analysed all the available data about localisation and size of colonies within Kyiv, Kaniv and Kremenchuk reservoirs. During the first stage of expansion (in 1980s), number of gulls in the study area did not exceed 150–180 breeding pairs. It is known about 5 colonies which were very unstable. In 1990s, the number of gulls raised threefold and reached about 500 pairs, but the number of colonies did not increase. We have information about 3–4 ones. In 2000s, the number rapidly increased both birds and colonies. 1.1–1.2 thousands of pairs bred in 13 settlements. In 2010–2015 existed already 17 colonies with total number about 2.5–2.7 thousands of breeding pairs. Number increasing was uneven. Periods of growth alternated with stages of stabilisation or even with recessions. The actual total number is estimated in 2.5–3 thousands of breeding pairs. [Russian].
Content may be subject to copyright.
Чайка-хохотунья (Larus cachinnans), первоначально
описанная П. Палласом как самостоятельный вид, долгое
время рассматривалась в качестве одного из подвидов
се ребристой чайки (L. argentatus). В последнее время в
систематике снова возобладала тенденция разделения
этого вида, и форме cachinnans был возвращен видовой
статус. В данном случае такой экскурс в историю система-
тики важен, поскольку в украинских научных работах до
середины 1990-х гг. название «серебристая чайка» чаще
всего употреблялось в широком смысле (если не приво-
дилась подвидовая систематика), что несколько усложняет
анализ и сравнение литературных данных. Тем не менее,
можно быть уверенным, что в подавляющем большин-
стве случаев речь шла именно о хохотунье, поскольку L.
argentatus sensu stricto встречается в Украине довольно
редко и в негнездовой период.
До 1970-х гг. в Украине гнездовой ареал чайки-хо хо-
туньи был ограничен побережьем, островами и лиманами
Черного и Азовского морей. В Среднем Приднепровье это
был немногочисленный вид, который встречался чаще
всего во время миграций (Гавриленко, 1929; Шарлемань,
1938; Кістяківський, 1957; Сиохин, Гринченко, 1988;
Юдин, Фирсова, 1988, 2002; Клестов, Фесенко, 1990).
После создания каскада водохранилищ на Днепре
начинается быстрое расселение хохотуньи, которое про-
должается и в настоящее время. Гораздо чаще она стала
встречаться и во время миграций, прежде всего молодые
птицы. Так, ни П.П. Орлов (1948), ни Л.А. Смогоржевский
(1952) в своих исследованиях на Днепре серебристую
чайку вообще не отмечали. Но уже во время наблюдений
в августе ноябре 1981–1984 гг. в районе Каневского запо-
ведника серебристая чайка и клуша (L. fuscus) составляли
от 1,2 до 3,9% мигрантов среди чайковых птиц за сезон.
Преобладали молодые особи (Петриченко, 1992).
Произошедшее вселение нового вида всегда представ-
ляет интерес для изучения, к тому же чайка-хохотунья
играет существенную роль в экосистемах. Целью данной
статьи является анализ заселения чай кой-хохотуньей
водохранилищ среднего Днепра, обобщение сведений
по ее современному распространению и оценка числен-
ности в регионе.
Материал и методика
Исследованиями охвачен участок Днепра протяжен-
ностью около 420 км от Киевского до Кременчугского
водохранилищ, а также прилегающие территории. Регион
исследований лежит в пределах Черниговской, Киевской,
Черкасской, Полтавской и Кировоградской областей.
Киевское водохранилище расположено выше других
по течению Днепра. Его площадь 922 км2, протяжен-
ность 110 км. Заполнение ложа происходило в 1964–1966
гг. Каневское водохранилище расположено ниже по тече-
нию, оно самое молодое в днепровском каскаде – заполне-
ние происходило в 1972–1978 гг. Его площадь – 675 км2,
протяженность – 123 км. Кременчугское водохранилище
является четвертым по счету от устья Днепра и наиболь-
шим среди днепровских водохранилищ – площадь 2250
км2, протяженность – 149 км. Заполнение его ложа проис-
ходило в 1959–1961 гг. еографічна енциклопедія, 1990).
СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПОПУЛЯЦИИ ЧАЙКИ-ХОХОТУНЬИ
(LARUS CACHINNANS) НА СРЕДНЕМ ДНЕПРЕ
М.Н. Гаврилюк1, Н.С. Атамась2, В.Н. Грищенко3, А.В. Илюха1, Е.Д. Яблоновская-Грищенко3
1 Черкасский национальный университет им. Богдана Хмельницкого, УНИ естественных наук; бул. Шевченко, 81, г. Черкассы, 18031, Украина
Cherkasy National University, Education and Research Institute of Natural Sciences; Shevchenko str., 81, Cherkasy, 18031, Ukraine
2 Институт зоологии им. И.И. Шмальгаузена НАН Украины; ул. Б. Хмельницкого, 15, г. Киев, 01601, Украина
Schmalhausen Institute of Zoology of National Academy of Sciences of Ukraine; Bohdan Khmelnytsky str., 15, Kyiv, 01601, Ukraine
3 Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко, УНЦ «Институт биологии», Каневский природный заповедник;
ул. Шевченко, 108, г. Канев, 19000, Черкасская обл., Украина
National Taras Shevchenko University of Kyiv, Institute of Biology, Kaniv Nature Reserve; Shevchenko str. 108, Kaniv, 19000, Ukraine
М.Н. Гаврилюк (M.N. Gavrilyuk), e-mail: gavrilyuk.m@gmail.com
Recent situation of the Caspian Gull (Larus cachinnans) population on the Middle Dnieper. - M.N. Gavrilyuk, N.S. Atamas, V.N. Grish-
chenko, A.V. Ilyukha, E.D. Yablonovska-Grishchenko. - Berkut. 24 (2). 2015. - Caspian Gull has started the expansion upstream the Dnieper after
creation of the tandem reservoir system. First colonies in the Middle Dnieper appeared in 1970s and 1980s. During the next decades, number of the
species appreciably increased and Caspian Gull has fully naturalised on the Dnieper. We analysed all the available data about localisation and size of
colonies within Kyiv, Kaniv and Kremenchuk reservoirs. During the rst stage of expansion (in 1980s), number of gulls in the study area did not exceed
150–180 breeding pairs. It is known about 5 colonies which were very unstable. In 1990s, the number of gulls raised threefold and reached about 500
pairs, but the number of colonies did not increase. We have information about 3–4 ones. In 2000s, the number rapidly increased both birds and colonies.
1.1–1.2 thousands of pairs bred in 13 settlements. In 2010–2015 existed already 17 colonies with total number about 2.5–2.7 thousands of breeding pairs.
Number increasing was uneven. Periods of growth alternated with stages of stabilisation or even with recessions. The actual total number is estimated
in 2.5–3 thousands of breeding pairs. [Russian].
Key words: distribution, expansion, colony, number dynamics, nesting ecology.
Хохотунья начала расселяться вверх по Днепру после создания каскада водохранилищ. Первые колонии на среднем Днепре появились в
1970-х и 1980-х гг. В последующие десятилетия численность чайки значительно выросла, она полностью натурализовалась в экосистемах. В
статье проанализированы имеющиеся данные о размещении и численности колоний на трех водохранилищах – Киевском, Каневском и Кремен-
чугском. На первом этапе расселения (в 1980-е гг.) здесь гнездилось не более 150–180 пар в 5 колониях, которые были весьма нестабильными. В
2010–2015 гг. существовало уже 17 колоний общей численностью 2,5–2,7 тыс. гнездовых пар. Рост численности был неравномерным, периоды
ее увеличения чередовались с этапами стабилизации и даже спадами. Современная численность оценивается в 2,5–3 тыс. пар.
Ключевые слова: распространение, расселение, колония, динамика численности, гнездовая экология.
Екологія Беркут 24 Вип. 2 2015 128 - 138
© М.Н. Гаврилюк, Н.С. Атамась, В.Н. Грищенко, А.В. Илюха, Е.Д. Яблоновская-Грищенко, 2015
129
Современное состояние популяции чайки-хохотуньи на среднем Днепре
Вип. 2. 2015.
Исследования проводились авторами в 1987–2015
гг. Стационарные регулярные наблюдения весь этот пе-
риод велись в Каневском природном заповеднике и его
окрестностях (Черкасская область). Потенциальные места
гнездования хохотуньи на Каневском водохранилище по-
сещались в ходе экспедиционных выездов практически
ежегодно с 1999 г. На Кременчугском водохранилище в
окрестностях г. Черкассы наблюдения осуществлялись
с середины 1990-х гг., обследование островов в нижней
части водохранилища производится с 2011 г. На Киевском
водохранилище исследования проводились в 2009–2013 гг.
Другие места посещались авторами в ходе эпизодических
экспедиционных выездов.
Учеты чаек на колониях велись в апреле – июне. По
возможности их старались проводить во второй половине
апреля – начале мая, что соответствует времени окончания
насиживания большинством пар и началу вы лупления
птенцов. Подсчитывались не только гнезда с яйцами и вы-
лупившимися птенцами, но и свежепостроенные. Следует
отметить, что провести учет с точностью до гнезда в боль-
шой колонии хохотуний практически невозможно из-за ее
постоянной динамики – одни гнезда разоряются и исчеза-
ют, другие появляются. Например, в колонии у Каневской
ГЭС в некоторые годы мы проводили несколько учетов с
интервалом в 5–10 дней и каждый раз получали разные
цифры (Грищенко и др., 2006). В таких случаях в расчет
принималась максимальная численность. В случаях, когда
учет проводился во второй половине мая – июне, оценка
численности осуществлялась по количеству птенцов или
присутствующих в колонии взрослых птиц. При оценке
численности по количеству птенцов мы основывались на
данных о среднем размере кладки хохотуньи в каневской
колонии – 2,6 ± 0,1 (Гаврилюк, Грищенко, 1996). Учи-
тывая небольшой отход птенцов и имеющиеся данные о
его величине в других частях ареала в пределах от 10 до
57% (Юдин, Фирсова, 1988), этот показатель принимали
на уровне около 20% и считали, что одна пара имела двух
оперяющихся птенцов.
Использованы также литературные и опросные дан-
ные по размещению и численности колоний хохотуньи
в регионе исследований. В тех случаях, когда данные
о числе гнезд в колонии за какой-то год отсутствовали,
применялись линейная интерполяция или экспертная
оценка численности.
Результаты и обсуждение
Процесс расселения
С 1970-х гг. чайка-хохотунья, ранее гнездившаяся
вдоль Азово-Черноморского побережья, начинает рассе-
ляться вверх по течению Днепра – сначала птицы осваи-
вают Каховское и Запорожское водохранилища (Клестов,
1991). Первые попытки гнездования на Запорожском
водохранилище отмечены в начале 1970-х гг. (Булахов,
Мясоедова, 1975). К середине 1980-х гг. тут образовалось
поселение в 350–460 пар на группе островов-останцев
(Клестов, 1991).
Освоение этими чайками среднего Днепра происходи-
ло в 1970–1980-х гг. На Днепродзержинском водохрани-
лище гнездование около 30 пар на островке в системе
Старо-Орликских кучугур в устье р. Ворскла впервые
отмечено в 1982 г. (Клестов, 1991). В последующие го ды
численность вида здесь быстро росла – в 1986 г. гнез-
дилось уже около 250 пар (Клестов, Фесенко, 1990). В
1979 г. хохотуньи впервые загнездились на островах озера
Соленый Лиман (Новомосковский район Днепропет-
ровской области), далеко за пределами долины Днепра.
Увеличение численности здесь происходило интенсивно: в
1980 г. колония насчитывала 18, в 1986 – около 200, в 1997
г. – уже около 860 пар (Губкин и др., 1998). Загнездились
эти птицы также на озере Булаховский Лиман (Павло-
градский район) и на волнорезе у Днепродзержинской
ГЭС (Сижко, 2007).
На Кременчугском водохранилище впервые достовер-
ное гнездование отмечено в 1987 г., когда в нижней части
Сульского залива на крупном прирусловом острове было
обнаружено две кладки. Возможно, на водохранилище хо-
хотуньи гнездились и ранее. Через год указанная колония
насчитывала уже около 10 пар (Клестов, Фесенко, 1990).
В нижней части Каневского водохранилища С.А. Ло-
парев в 1983 г. выявил колонию из 10 пар на песчаном
острове недалеко от плотины Каневской ГЭС (Клестов,
Фесенко, 1990). Регулярное гнездование возле Канева на-
чалось в 1990 г. – 2 пары поселились на Змеиных островах
Каневского заповедника в южной части водохранилища.
Несколько пар гнездились здесь до 1992 г. (Гаврилюк,
Грищенко, 1996). В 1991 г появилась колония из 13 пар
на бетонном волнорезе у Каневской ГЭС (Грищенко,
Гаврилюк, 1992). Численность ее стала быстро расти
(Грищенко и др., 2006).
На Киевском водохранилище на небольшом острове
в окрестностях с. Страхолесье (Чернобыльский район
Киевской области) возле устья р. Тетерев два гнезда
впервые были обнаружены в 1975 г. (Клестов и др., 1986).
Гнездились чайки здесь и в 1978 г. (Мельничук, Головач,
1984). Возможно эту же колонию имеет в виду А.М.
Полуда (личн. сообщ.): по его словам, в 1984–1985 гг. к
северу от Страхолесья на острове Домантово гнездилась
хохотунья численностью около 20 пар. В 1984 г. недалеко
от прежнего места гнездования была выявлена новая ко-
лония, которая насчитывала 67 гнезд (Клестов, Фесенко,
1990). Имеются и сведения о гнездовании в 1987 г. 150 пар
в колонии в окрестностях с. Теремцы (Мельничук и др.,
1989), но найти другую информацию об этой колонии не
удалось. В конце 1980-х гг. появились также небольшие
колонии в устье Припяти (Гащак та ін., 2006).
Заселение водохранилищ Днепра в среднем наступа-
ло через 15–20 лет после их создания (Клестов, 1991).
Поэтому на Киевском водохранилище, расположенном
севернее, хохотуньи появились на гнездовании раньше,
чем на Кременчугском. Каневское чайки освоили в по-
следнюю очередь.
Расселение хохотуньи в Украине не ограничилось
бассейном Днепра. С конца 1980-х гг. колонии стали по-
являться также на водохранилищах, прудах рыбхозов и
озерах в различных регионах. В 1989 г. она загнездилась
на Бурштынском водохранилище в Ивано-Франковской
области (Горбань, 1992; Бучко, 1999). Найдены колонии
130 Беркут 24.М.Н. Гаврилюк и др.
вдоль р. Северский Донец (Кондратенко, Ветров, 1996;
Кривицкий, 1996; Баник, Вер гелес, 2003; Надточий, Чер-
ников, 2015), в бассейне р. Южный Буг (Лопарев, Батова,
1997; Атамась, 2008; Грищенко, Яблоновська-Грищенко,
2008), в междуречье Западного Буга и Припяти (Атамась,
Матейчик, 2011), в верховьях р. Горынь (Грищенко, Ябло-
новська-Грищенко, 2013б).
Эти чайки появились на гнездовании также на террито-
рии соседних государств – в Беларуси (Гричик, Абрамчук,
2004), в России в среднерусской лесостепи (Нумеров,
Венгеров, 2012) и на верхнем Дону (Сарычев, 2013), в
Польше (Bukacinski et al., 1989; Faber et al., 2001; Skórka
et al., 2005; Neubauer et al., 2006 и др.).
Расселению чайки-хохотуньи на Днепре, на наш
взгляд, способствовало несколько факторов.
Во-первых, в период с 1930-х до 1970-х гг. произошло
увеличение общей численности азово-черноморской по-
пуляции вида с 3–5 до 15–17 тысяч особей (Клименко,
1950; Сиохин, Гринченко, 1988).
Во-вторых, создание каскада днепровских водохра-
нилищ имело несколько последствий. В результате
за топления поймы Днепра, образовались
большие по площади акватории, которые
напоминают «морские» места обитания чаек.
Русло Днепра сыграло роль экологического
миграционного коридора, вдоль которого они
стали мигрировать на зимовки. Со временем
на путях пролета молодых неполовозрелых
особей возникли гнездовые колонии. На
первом этапе заселения днепровских водо-
хранилищ (1973–1978 гг.) произошло уве-
личение численности хохотуньи в летний
послегнездовой период и на зимовке. Среди
этих птиц значительную часть составляли
неполовозрелые особи. С 1990-х гг. про-
летный путь осенней миграции молодых
особей хохотуний из азово-черноморской
популяции изменился с юго-восточного на
северо-западный. Часть ювенильных особей
стала улетать на зимовку в Западную Европу,
в том числе и по долине Днепра (Кошелев,
2000; Кошелев и др., 2001; Neubauer et al.,
2001; Rudenko, 2006; Дубініна та ін., 2013;
Ду бініна-Пахуща, 2013). Большинство
устойчивых колоний на территории конти-
нентальной Украины возникло именно в зоне
миграционных коридоров (Атамась, 2008).
В результате формирования водохранилищ
возникли также благоприятные условия для
гнездования чаек за счет появления разных
по площади островков-останцев, лишенных
древесной растительности. Именно в таких
местах хохотуньи начинали гнездиться на
среднем Днепре.
В-третьих, заселение хохотуньей средне-
го Днепра сопровождалось изменением
трофики вида. В целом для нее характерна
эврифагия с быстрым переходом от одного
массового корма к другому (Юдин, Фирсова,
1988, 2002). В 1970-х гг. для азово-черноморской попу-
ляции хохотуньи в качестве основных кормов выступали
главным образом грызуны и насекомые (Сиохин, 1981;
Костин, 1983; Сиохин, Гринченко, 1988). На первом этапе
заселения хохотуньей среднего Днепра произошла замена
основного трофического объекта – им стала рыба. В 1999–
2002 гг. ее доля в кормовых пробах составляла 50,4%,
54,6% и 83,0% зимой, в гнездовой и послегнездовой пе-
риоды, соответственно (Атамась, 2008). В то же время с
1980–1990-х гг. для данного вида в Азово-Черноморском
регионе стало характерным питание бытовыми отхода-
ми на свалках (Кошелев и др., 2001; Дубініна-Пахуща,
2013). В репродуктивный период на свалках существенно
большей была доля молодых особей (60% от общего ко-
личества чаек, которые здесь кормились), в то время как
в другие периоды года она составляла 20–40% (Костин,
1983; Березовский, Шильников, 1992). Чайки, адаптиро-
ванные к питанию антропогенными кормами, расселились
по среднему Днепру на втором этапе его заселения (с
середины 1990-х гг.). В этот период доля антропогенных
кормов в питании хохотуньи увеличилась на порядок – до
Рис. 1. Размещение колоний чайки-хохотуньи на среднем Днепре.
– существующие колонии, – исчезнувшие колонии.
Номера колоний соответствуют нумерации в тексте и таблицах.
Fig. 1. Location of Caspian Gull’s colonies in the Middle Dnieper Area.
– existing colonies, – disappeared colonies.
Numbers of colonies correspond to the numeration in text and tables.
131Современное состояние популяции чайки-хохотуньи на среднем Днепре
Вип. 2. 2015.
31,2% (Атамась, Лопарев, 2005; Атамась, 2008). Это было
связано также с постепенным увеличением численности
птиц в колониях и, соответственно, нехваткой традици-
онных кормов, подобно тому, как это происходило на
ко лониях Причерноморья в 1980–1990-е гг.
Европейские орнитологи, анализировавшие расселение
больших белоголовых чаек в Европе как в северном, так и
в южном направлениях, основными способствовавшими
этому факторами считают изменение в распределении кор-
мового ресурса: распространение и доступность свалок
бытовых отходов, развитие рыбного хозяйства и измене-
ния в системе рыбного промысла (Voipio, 1993; Neubauer
et al., 2001; To mialojć, Stawarczyk, 2003). Указанные
на ми выше факторы, благоприятствовавшие заселению
хохотуньей долины Днепра, в какой-то мере объясняют
дальнейшее расселение ее в Центральной Европе. Однако,
процесс увеличения численности может быть обусловлен
также какими-то внутривидовыми механизмами, которые
на сегодня наука объяснить не в состоянии.
Распространение и численность колоний
Размещение колоний хохотуньи в регионе исследова-
ний показано на картосхеме (рис. 1). Пронумерованы те
из них, для которых приводится информация в тексте.
Киевское водохранилище и низовья Припяти. Как
уже говорилось, впервые хохотуньи поселились возле
устья р. Тетерев у с. Страхолесье. В этом месте чайки
гнездились какое-то время, однако точными данными по
динамике численности мы не располагаем.
В 1980-х гг. существовала колония на дамбе пруда-
охладителя Чернобыльской АЭС у г. Припять на севере
Киевской области (№ 1; 51° 19´ 45´´ N, 30° 11´ 09´´ E).
Дамба представляет собой полузатопленное сооружение
из камней протяженностью 150 м и шириной 1,5 м, кото-
рое частично заросло высшей водной растительностью.
Колония прекратила свое существование в начале 1990-х
гг. (Д.А. Вишневский, личн. сообщ.). Возможно, это было
связано с хищничеством на дамбе одичавших собак, а
также общим ухудшением кормовых условий в связи с
выселением людей из зоны отчуждения. Однако в 1998 г.
здесь вновь было выявлено 35–40 пар (Гащак та ін., 2006).
В 2002 г. нами в этой колонии учтено 20 гнезд, в 2003 г.
гнездилось несколько пар хохотуний. В 2005–2006 гг. при-
знаков гнездования выявлено не было. В дальнейшем пти-
цы здесь не гнездились (С.В. Домашевский, личн. сообщ.).
Другая колония хохотуньи появилась в верхней части
Киевского водохранилища в середине 2000-х гг. (А.В. Са-
гайдак, личн. сообщ.). Мы впервые посетили это место
(№ 2; 51° 05´ 12´´ N, 30° 31´ 02´´ E) в 2009 г. Чайки гнез-
дились совместно с большими бакланами (Phalacrocorax
carbo) на острове-останце площадью около 0,3 га. Он ча-
стично покрыт кустами бузины черной (Sambucus nigra).
Чайки гнездятся в нижней, не заросшей части острова.
В данной колонии в 2009–2013 гг. обитало, как правило,
несколько десятков пар, маскимальная численность от-
мечена в 2010 г. – 115 гнезд (табл. 1). Вследствие сильной
волновой эро зии площадь острова быстро сокращается.
Можно предположить, что в ближайшие годы колония
прекратит свое существование.
Недавно найдена небольшая колония на островке в
нижней части водохранилища (№ 3) (Д.Л. Комаровский,
личн. сообщ.).
В 2009 г. хохотуньи начали гнездиться на бетонной
дамбе возле Киевской ГЭС (№ 4; 50° 36´ 04´´ N, 30° 30´
33´´ E) (А.М. Полуда, личн. сообщ.). Это обложенное
бетонными плитами сооружение протяженностью 1,6
км, шириной 5 м в верхней, самой узкой части, и 11 м
в основании, которое создает «бухту» перед входом в
шлюз. На дамбе в небольшом количестве между стыками
бетонных плит, а также на нанесенном грунте произрас-
тает скудная растительность. Чайки гнездятся в самой
дальней ее части. В 2010 г. А.М. Полудой здесь было
выявлено 20–25 гнезд. В 2011 г. вследствие проведения
работ на дамбе, чайки перестали гнездиться. Возобнов-
ление гнездования произошло в 2015 г., когда здесь было
отмечено 20–25 пар.
В ближайших окрестностях Киевского водохранилища
хохотуньи сейчас не гнездятся. На нижней Десне коло-
ний нет. Более того, как показали наблюдения во время
экспедиции в конце июля – начале августа 2007 г., здесь
отсутствует даже сколько-ни будь выраженная миграция
(Грищенко, Яблоновська-Грищенко, 2007).
Каневское водохранилище. Поселение хохотуньи
в верхней части водохранилища возле пгт Украинка и с.
Таблица 1
Динамика численности чайки-хохотуньи на Киевском
водохранилище и в низовьях Припяти, гнездовые пары
Number dynamics of Caspian Gull on Kyiv reservoir and in
lower Pripyat river, breeding pairs
Год Номера колоний Всего
124
1998 35–40 35–40
1999 + – 20–30
2000 + – 20–30
2001 + – 20–30
2002 20 20
2003 2–3 2–3
2004 – – – –
2005 – – – –
2006 – – – –
2007 – +– ~30
2008 – +– ~30
2009 – 48 +~70
2010 115 20–25 135–140
2011 – 45 – 45
2012 – +?
2013 – 24 – 24
2014 ? ~20
2015 ? 20–25 ~40–45
Примечание к таблицам 1–3: нумерация колоний соот-
ветствует таковой на картосхеме и в тексте; – – чайки не
гнездились, ? – сведения отсутствуют, + – чайки гнезди-
лись, но численность не установлена.
132 Беркут 24.М.Н. Гаврилюк и др.
Триполье Обуховского района Киевской области известно
с 1985 г. (Атамась, Лопарев, 2009) (№ 5, 50° 08´ 00´´ N,
30° 45´ 38´´ E). Птицы гнездятся здесь в двух
ста циях – на островках и бетонной дамбе. В
1986–1988 гг. 1–3 пары селились на небольших
размываемых песчаных косах или в колонии
озерной чайки (L. ridibundus). С 1989 до 1994 гг.
колония хохотуньи располагалась на защитной
дамбе Трипольской ГРЭС. Это искусственный
островок длиной 400 м, расположенный в 300
м от берега, покрытый бетонными плитами.
Ширина дамбы – 8 м в нижней части и 2,5 м
в верхней. Южная часть ее заросла порослью
тополя черного (Populus nigra) и клена ясене-
листного (Acer negundo). Хохотуньи занимали
ее центральную, не заросшую, часть. Общая
протяженность отрезка дамбы, где располага-
лась колония, составляла 30 м. В 1998–1999
гг. хохотуньи переместились для гнездования
приблизительно на 2 км на заломы в заросли
тростника (Phragmites australis) и рогоза (Typha
angustifolia), которые расположены напротив
птг Украинка на расстоянии от 0,4 до 1,5 км от
берега (№ 6; 50° 09´ 01´´ N, 30° 46´ 56´´ E). По данным
С.А. Лопарева, в 1989–1999 г. численность хохотуньи в
этом месте колебалась в пределах 10–30
пар (Атамась, Лопарев, 2009). С 2000 г.
колония снова появилась на дамбе, здесь
она достигла пика численности в 2004 г. –
66 пар (табл. 2), а в мае 2008 г. кладки и
птенцы были уничтожены во время массо-
вой вырубки и выжигания растительности
на дамбе работниками гидротехнических
служб. В 2009 г. хохотуньи переместилась
для гнездования на небольшой островок к
северу от пгт Украинка (фото 1). Наиболь-
шая численность отмечена здесь в 2013
г. – 131 пара.
Небольшая колония хохотуньи, насчи-
тывающая менее 10 пар, была выявлена
нами в 2013 г. на каменистом островке
искусственного происхождения около с.
Кийлов (Бориспольский район Киевской
области) (№ 7; 50° 07´ 57´´ N, 30° 52´
56´´ E). Птицы гнездились здесь и на сле-
дующий год.
В центральной части водохранилища
колония хохотуньи была найдена в 2009 г.
на песчаном островке напротив с. Балыко-
Щучинка (№ 8; 49° 58´ 27´´ N, 31° 11´
59´´ E). В первый год здесь гнездилось
65 пар совместно с большим бакланом, в
последующем численность хохотуньи воз-
росла. До 2005 г. островок и отмели вокруг
использовались чайками как места летних
сборов и ночевок.
Еще одно место гнездования чаек на-
ходится в устье р. Трубеж напротив пляжа
г. Переяслав-Хмельницкий на намытом
песчаном островке на расстоянии 400 м от
коренного берега (№ 9; 50° 01´ 42´´ N, 31°
Фото 1. Колония чайки-хохотуньи на заломах тростника и рогоза у
пгт Украинка. 11.07.2009 г. Фото Н.С. Атамась.
Photo 1. A colony of the Caspian Gull in reeds.
Таблица 2
Динамика численности чайки-хохотуньи на Каневском водохранилище,
гнездовые пары
Number dynamics of Caspian Gull in Kaniv reservoir, breeding pairs
Год Номера колоний Всего
5678 9 10 11
1991 10–30 – – – – – 13 33
1992 10–30 – – – – – 24 44
1993 10–30 – – – – – 25 45
1994 10–30 – – – – – 83 103
1995 ?– – – – – 143 143
1996 ?– – – – – 156 156
1997 ?– – – – – 264 264
1998 – 10–30 – 249 269
1999 – 10–30 – 25 271 316
2000 20 – – 40 – 288 348
2001 43 – – 65 – 295 403
2002 ? – 105 – 296 401
2003 60 – 125 – 440 625
2004 66 110 442 618
2005 44 – – 70 – 334 448
2006 40 – – 50 – 326 416
2007 29 – – 65 – 410 504
2008 42 – – 55 – 435 532
2009 1 65 127 101 183 477
2010 – 79 192 59 69 96 495
2011 – 92 124 23 47 102 388
2012 – 16 117 31 36 48 248
2013 – 131 7 157 137 0 42 474
2014 16 80 8 ???32 136
2015 55 110 ????153 318
133Современное состояние популяции чайки-хохотуньи на среднем Днепре
Вип. 2. 2015.
24´ 28´´ E и № 10; 50° 01´ 32´´ N, 31° 24´ 06´´ E).
Остров зарос околоводной растительностью
осоки (Carex sp.), тростник, ивы (Salix sp.), гнез-
да располагаются в высокой траве. С момента
возникновения колонии в 1999 г. численность
гнездящихся хохотуний выросла с нескольких
десятков до 125 пар в 2003 г. (табл. 2). Но уже
в 2006 г. она сократилась, в 2006–2008 гг. здесь
насчитывалось около 50–60 пар. В 2009 г. произо-
шел резкий подъем численности, когда было
выявлено 127 пар. Кроме того, на тростниковой
куртине в 60 м от острова на заломах сухого
тростника образовалось новое компактное по-
селение хохотуньи, которое насчитывало еще
приблизительно 100 гнездящихся пар (№ 10).
В 1988–1990 гг. 4–6 пар хохотуний гнездились
совместно с большим бакланом на ныне смытом
песчаном островке, располагавшемся здесь же,
в 1,5 км от берега. В 1993 и 1995 гг. здесь было учтено 3
и 2 гнездящиеся па ры соответственно.
В нижней части водохранилища хохотуньи для гнез-
дования избрали бетонный волнорез у Каневской ГЭС
на окраине г. Канев Черкасской области (№ 11; 49° 46´
22´´ N, 31° 26´ 45´´ E; фото 2). Он представляет собой
обложенную бетонными плитами дамбу протяженностью
2,5 км, шириной 5 м в верхней, самой узкой части, и 11
м в основании. На дамбе в небольшом количестве между
стыками бетонных плит, а также на нанесенном грунте
растет полынь обыкновенная (Artemisia vulgaris), череда
трехраздельная (Bídens tripartíta) и некоторые другие
растения. Посещение волнореза для людей ограничено,
что способствовало фор мированию здесь крупной коло-
нии хохотуньи. До ее возникновения здесь многие годы
существовала смешанная колония речной (Sterna hirundo)
и малой (S. albifrons) крачек. Гнездятся на волнорезе и
некоторые другие виды птиц (см. Гаврилюк, 1998).
Каневская колония долгое время была одной из круп-
нейших на среднем Днепре. Здесь проводились ежегодные
учеты численности со времени ее появления, поэтому она
является главным объектом мониторинга днепровской
популяции хохотуньи. На этой колонии изучались так-
же некоторые аспекты экологии (Гаврилюк, Грищенко,
1996; Атамась, Лопарев, 2005) и демографии (Грищенко,
Яблоновская-Грищенко, 2013а). В 1997–2007 гг. проводи-
лось массовое кольцевание птенцов (Grishchenko, 2003).
Результаты кольцевания показали расселение днепровских
хохотуний на запад и северо-запад. Окольцованные в Ка-
неве чайки найдены на гнездовании в Польше, Беларуси,
на западе Украины (Грищенко, Яблоновская-Грищенко,
2005, 2013а).
0
50
100
150
200
250
300
350
400
450
199 0 19 92 1 99 4 199 6 19 98 2 00 0 20 02 2 00 4 20 06 20 08 2 01 0 20 12 2 014 2 01 6
Количество гнезд
Рис. 2. Динамика численности колонии чайки-хохотуньи на волно-
резе у Каневской ГЭС.
Fig. 2. Number dynamics of the colony of Caspian Gull on the breakwater
near the Kaniv hydroelectric power station.
Фото 2. Колония чайки-хохотуньи на волнорезе у Каневской ГЭС. 27.04.2007 г. Фото В.Н. Грищенко.
Photo 2. Colony of the Caspian Gull on the breakwater near the Kaniv hydroelectric power station.
134 Беркут 24.М.Н. Гаврилюк и др.
Впервые птицы загнездились здесь в 1991 г., когда
было учтено 13 гнезд (Грищенко, Гаврилюк, 1992). Чис-
ленность чаек поначалу изменялась по классической
схеме S-образной кривой (рис. 2). Стремительный ее
рост сменился стабилизацией на уровне около 300 пар.
Затем произошел новый скачок, численность достигла
максимума в 2003 и 2004 гг., когда гнездилось почти 450
пар чаек (Гаврилюк, 1998; Грищенко и др., 2006). После
этого наблюдалось некоторое ее снижение, но к 2008
г. численность почти достигла прежнего уровня. А вот
дальше произошел резкий спад и длительная депрессия
колонии. Связано это с постоянным присутствием пары
орланов-белохвостов (Haliaeetus albicilla). История эта
детально описана в отдельной работе (Грищенко, Ябло-
новская-Грищенко, 2012). Периодические атаки хищников
приводили не столько к прямым потерям, сколько вызы-
вали стрессовое состояние у чаек, что нарушило функ-
циональную устойчивость колонии. Отложенные кладки
разорялись, часть птиц, вероятно, строили гнезда, но вовсе
не откладывали яиц. При учетах постоянно регистриро-
валось большое количество свежепостроенных
гнезд без яиц или с начатыми кладками. Ни одно-
го птенца в 2008–2013 гг. хохотуньи не вывели.
Численность колонии упала более чем в 10 раз,
достигнув минимума в 2014 г., когда гнездилось
всего 32 пары. Тем не менее, несмотря ни на
что, чайки это место гнездования не оставили.
В 2014 г. наметился перелом, когда размножение
впервые оказалось успешным. В 2015 г. колония
начала возрождаться, 24.04 было учтено уже 153
гнезда. Причем, соотношение кладок различной
величины оказалось нормальным – преобладали
полные кладки с 3-мя яйцами.
Оставившие каневскую колонию чайки за-
гнездились, скорее всего, в ее окрестностях. Так,
значительное увеличение численности хохотуньи
на гнездовании у г. Переяслава-Хмельницкого в
2009 г. как раз сопряжено с резким снижением
ее в Каневе – с 435 до 183 пар. Окольцованные
в Каневе чайки обнаружены также в колонии на
острове у с. Червона Слобода (см. ниже).
Кременчугское водохранилище. Крупнейшая в на-
стоящее время колония на этом водоеме расположена
возле юго-восточной окраины г. Черкассы около с. Чер-
вона Слобода (Черкасский район). Хохотуньи гнездятся
на острове-останце, расположенном в 300 м от берега
(№ 12; 49° 24´ 29´´ N, 32° 08´ 53´´ E). Его площадь в 2011
г. составляла 1,4 га, однако в дальнейшем постепенно
уменьшалась вследствие волновой эрозии. Частично
остров зарос древесной растительностью то поль
черный, верба белая (Salix alba) высотой до 12 м; часть
покрыта травянистыми растениями, среди которых пре-
обладают злаки. Вдоль юго-восточного берега тянется
полоса тростника. Колония является моновидовой, хотя в
2010 г. отмечена попытка гнездования большого баклана,
когда было построено на деревьях около 100 гнезд. Начали
чайки здесь гнездиться в 2007 или 2008 гг. Впервые мы
посетили колонию в 2009 г., она насчитывала 400–500 пар.
Рост численности гнездящихся хохотуний продолжался
до 2012 г. абл. 3), ее уменьшение в дальнейшем связано
с освоением частью птиц нового места гнездования – бе-
тонной дамбы около
речного порта Чер-
касс, расположенной
в 3,4 км (№ 13; 49°
26´ 04´´ N, 32° 06´
36´´ E). Учитывая не-
большое расстояние
между ко лониями,
мы их рассматриваем
как одно поселение.
На наш взгляд, при-
чиной пе ремещения
части птиц стало уве-
личение численно-
сти. Место гнездова-
ния хохотуний около
речпо рта сходно с
таковым у Триполь-
Таблица 3
Динамика численности чайки-хохотуньи на Кременчугском водохранилище, гнездовые пары
Number dynamics of Caspian Gull in Kremenchuk reservoir, breeding pairs
Год Номера колоний Другие
колонии Всего
12 13 14 15 16 17
2009 400–500 ? ? ? ? – 400–500
2010 600–700 ? ? ? ? – 600–700
2011 500–600 ?80–100 30–40 120–140 20–30 750–910
2012 960–1000 +70–90 120–160 150–180 30–40 1330–1470
2013 810–820 0–50 70 ??? ?
2014 525–530 560–580 +90–100 150–200 100 1425–1510
2015 550 900 ?100–110 140–160 250–270 1940–1990
Примечание: курсивом выделена численность, полученная на основе оценки по количеству
птенцов.
Фото 3. Колония чайки-хохотуньи на острове у с. Червона Сло-
бо да. 1.05.2015 г. Фото М.Н. Гаврилюка.
Photo 3. Colony of the Caspian Gull on an sand island in Kremenchuk
reservoir.
135Современное состояние популяции чайки-хохотуньи на среднем Днепре
Вип. 2. 2015.
ской ТЭС. Изолированная от берега защитная бетонная
дамба имеет протяженность 1,6 км. Она довольно густо
заросла деревьями (тополь, верба). Чайки гнездятся не
только на самой дамбе, но и на песчаных наносах, об-
разовавшихся вдоль нее. При осмотре с берега данного
места гнездования в 2013 г. хохотуньи выявлены не были.
Возможно, здесь гнездилось не более нескольких десятков
пар. Уже на следующий год нами в этой колонии было
учтено 560–580 гнезд, в 2015 г. численность ее возросла
до 800 пар (табл. 3).
Небольшая колония, насчитывающая несколько де-
сятков пар, длительное время существует на островке на
рыборазводных прудах около с. Сагуновка (Черкасский
район) (№ 14; 49° 18´ 32´´ N, 32° 257´´ E). Остров удален
от грунтовой водораздельной дамбы на 0,5 км. Он имеет
площадь около 0,2 га, большая часть заросла кустами
аморфы (Amorpha fruticosa). Хохотуньи гнездятся на от-
крытых участках. По данным егерской службы, селятся
они тут с конца 1990-х гг. Мы впервые осмотрели эту
колонию с берега в 2004 г. По результатам наших учетов,
в 2010 г. на острове гнездилось около 30 пар хохотуньи,
в 2013 г. около 70. На соседнем пруду этого рыбного
хозяйства хохотуньи предпринимали попытку гнездования
в 2005 г. При низком уровне воды несколько десятков пар
начали строить гнезда на небольшом островке, заросшем
тростником. Однако гнезда, вероятно, были затоплены по
мере заполнения пруда водой. В последующие годы чайки
тут не гнездились.
Известны также две небольшие колонии хохотуньи,
которые существовали короткое время на других прудах.
В 2011 и 2012 гг. одна из них находилась на островке на
рыбхозе в окрестностях с. Лозивок (Черкасский район). В
2011 г. здесь было 20–30 пар, в 2012 г. – 30–40. В предыду-
щие и последующие годы хохотуньи на этом месте не гнез-
дились. На островке на пруду около с. Червона Слобода
(Черкасский район) один год (2006) среди травянистой
растительности гнездилось 30–35 пар.
В нижней части Кременчугского водохранилища из-
вестны три колонии. В окрестностях с. Рацево Чигирин-
ского района Черкасской области хохотуньи гнездятся
на искусственном острове протяженностью 0,5 км, по-
крытом бетонными плитами, который защищает пристань
Адамовка (№ 15; 49° 09´ 55´´ N, 32° 41´ 53´´ E). Остров
удален на 200 м от берега и аналогичен сооружению около
Трипольской ТЭС и в речпорту г. Черкассы. На бетонной
дамбе растут небольшими группами деревья (тополя, вер-
бы). Год первого гнездования хохотуний здесь неизвестен,
вероятно это произошло в первой половине 2000-х гг. При
первом посещении нами колонии в 2011 г. местные жители
сообщили, что чайки на этом месте гнездятся уже много
лет. На протяжении 2011–2015 гг. численность хохотуний
здесь оставалась приблизительно на одном уровне – около
90–100 пар (табл. 3).
Вторая колония расположена в группе островов-
останцев боровой террасы Днепра, расположенных в
Светловодском районе Кировоградской области. Остров,
на котором гнездятся чайки (№ 16; 49° 09´ 26´´N, 32° 50´
47´´ E), относится к груп пе Чаплинских островов, удален
на 200 м от ближайшего острова (большего по размеру) и
на 7,2 км от правого коренного берега. Расположен он в 11
км от предыдущей колонии. На этом месте хохотунья на-
чала гнездится, вероятно, в начале 1990-х гг. Н.Л. Клестов
и Я.В. Пшеничный (1994) относили ее к группе фоновых
видов островов-останцев низовий Кременчугского водо-
хранилища. В научном обосновании создания заказника
местного значения «Конские острова» (образован в 1995
г.) Н.Л. Клестов писал о гнездовании 11–14 пар. Вероятно,
речь шла именно об этой колонии или расположенной
на одном из островов в этом районе. В первой половине
2000-х гг. размер колонии увеличился, о чем можно судить
на основании данных, приведенных о памятнике природы
«Птичий базар». В научном обосновании (автор – Г.Г. Гав-
рись) написано, что в начале 2000-х гг. основное поселение
хохотуньи было расположено на Конских островах. На
протяжении 2011–2015 гг., по нашим данным, численность
хохотуний здесь составляла от нескольких десятков до
150–200 пар (табл. 3). Ее уменьшение в 2015 г. связано
с сокращением гнездопригодной площади из-за размы-
вания острова и зарастания тростником. В этом же году
синхронно произошло увеличение численности хохотуньи
на соседней колонии (№ 15).
На острове, который относится к памятнику природы
местного значения «Птичий базар», хохотуньи начали
гнездиться, вероятно, в конце 1990-х гг. Остров удален
от правого берега на 1,8 км (№ 17; 49° 06´ 26´´N, 33° 00´
31´´ E). Его площадь около 3 га, он состоит из гранитных
пород с нанесенным песчаным грунтом и практически
полностью лишен растительности. Расположен в 13 км от
предыдущей колонии. В научном обосновании создания
данного объекта природно-заповедного фонда (образован
в 2003 г.) Г.Г. Гаврись писал, что хохотуньи здесь гнез-
дятся с 1999 г., численность была оценена в 20–30 пар.
Несмотря на нерегулярность проведения нами учетов в
этой колонии, можно предположить, что в 2011–2015 гг. в
среднем здесь гнездилось около 100 пар хохотуньи (табл.
3). Численность несколько возросла в последние годы.
Имеются также сведения о гнездовании хохотуньи в
нижней части Сульского залива Кременчугского водохра-
нилища (Клестов и др., 1995). По данным Н.Л. Клестова
(личн. сообщ.), хохотуньи первоначально гнездились на
Голых островах в Святиловском ландшафтном заказнике
(окрестности с. Святиловка Глобинского района Полтав-
Таблица 4
Встречаемость колоний чайки-хохотуньи различной
величины на среднем Днепре, гнездовые пары
Occurrence of Caspian Gull’s colonies of different sizes
in the Middle Dnieper, breeding pairs
Размер колонии n %
2–50 6 27,3
51–100 4 18,2
101–300 8 36,4
301–600 2 9,1
601–1000 2 9,1
Всего 22 100
136 Беркут 24.М.Н. Гаврилюк и др.
ской области). В 1989 г. в колонии было 10 пар (Клестов,
Фесенко, 1990). В 1993 г. данное поселение насчитывало
уже 310–340 пар (Клестов, 1993). В связи с зарастанием
островов, чайки постепенно перестали на них гнездиться
и переместились приблизительно на 10 км на о. Бурты. В
2000 г. колония здесь насчитывала 80–100 пар (Н.Л. Кле-
стов, личн. сообщ.). В характеристике водно-болотного
угодья численность хохотуньи в заливе оценивалась в
300–400 (Клестов и др., 1995) и 350 пар (Зуб та ін., 2006).
Колония на о. Бурты перестала существовать в середине
2000-х гг. вследствие размыва острова. При посещении
нами данного места в июне 2008 г., мы обнаружили лишь
небольшие его остатки, выступающие над водой. В на-
стоящее время в Сульском заливе хохотуньи не гнездятся.
* * *
Всего на основе литературных данных и по результатам
собственных исследований нам известно о 23 колониях
хохотуньи в регионе. Длительность существования десяти
из них составляет от 1 до 5 лет, пяти – 6–10, трех – 11–15,
двух – 16–20 лет и трех – более 21 года.
Характерно, что на первом этапе заселения средне-
днепровских водохранилищ хохотуньи занимали исклю-
чительно песчаные острова-останцы, но затем осваивали
и другие стации. На протяжении последних 15 лет из 17
колоний, которые существовали более двух лет, они в 7
случаях гнездились на островах-останцах (6 песчаных
и 1 гранитный); в 6 на бетонных и каменных дамбах;
в 2 на островках, заросших тростником или рогозом;
по одной колонии существовало на песчаном намывном
островке искусственного происхождения и на острове
прудового хозяйства.
Размер колоний очень непостоянен. Для анализа этого
показателя было использовано максимальное количество
гнезд, отмеченных в колонии. Чаще всего на среднем
Днепре они насчитывали от 101 до 300 гнезд, реже встре-
чались поселения из 2–50 и 51–100 гнезд (табл. 4). Связь
между размером колонии и длительностью ее существо-
вания отсутствует (r = 0,01).
На сегодня чайка-хохотунья на среднем Днепре полно-
стью на турализировалась. Возникновение крупных посе-
лений обусловлено двумя факторами – наличием мест для
гнездования и кормовой базы, достаточной для большого
количества крупных чаек. Учитывая адаптацию хохотуний
к питанию антропогенными кормами, вполне закономерно
су ще ствование крупных колоний около городов – Киева,
Черкасс, Канева, Украинки, Вышгорода. В гнездовой пе-
риод чайки в этих местах в значительной мере используют
антропогенные корма со свалок в окрестностях.
Динамика численности
По имеющимся данным, численность хохотуньи на
трех исследуемых водохранилищах Днепра на этапе по-
явления на гнездовании в 1980-е гг. составляла не более
150–180 пар. Известно о наличии 5 колоний в этот период,
для которых было характерно не постоянство существо-
вания одни из них исчезали, другие появлялись. На
протяжении 1990-х гг. численность чаек возросла в 3 раза,
достигнув уровня примерно 500–700 пар. Количество
колоний при этом не увеличилось, их было от 3 до 4, но
они стали более стабильными. Ввиду отсутствия ежегод-
ных данных учетов по многим колониям за этот период
для оценки численности мы использовали линейную
экстраполяцию. В первом десятилетии ХХI в. произо-
шло бурное увеличение численности вида как за счет ее
роста в образовавшихся ранее колониях, так и благодаря
появлению новых. Всего в этот период нам известно 13
колоний, общая численность птиц достигла 1,1–1,2 тыс.
пар. В 2010–2015 гг. известно уже 17 колоний, общая
численность увеличилась до 2,5–2,7 тыс. пар. С учетом
некоторой неполноты информации, общую численность
хохотуньи на трех днепровских водохранилищах по со-
стоянию на 2015 г. можно оценить в 2,5–3 тыс. пар.
Такое быстрое увеличение численности не может
быть объяснено только за счет самовоспроизводства.
Если даже исходить из успешности гнездования равной
двум птенцам на пару, а смертность птиц первого года
жизни (установленную для хохотуньи и серебристой
чайки) – 20–30%, взрослых особей – на уровне 10–15%
в год (Cramp, Simmons, 1983; Coulson, Buttereld, 1986;
Ко шелев, 2000; Allard et al., 2006; Breton et al., 2008),
при веденные показатели не перекрывают реальный рост
численности. То есть важное значение имеет миграция
чаек из других регионов. Если же учесть установленный
нами на каневской колонии факт значительной эмиграции
(Грищенко, Яблоновская-Грищенко, 2013а), процессы
вселения имеют еще большие масштабы.
Увеличение численности происходило волнообразно
подъемы чередовались с ее стабилизацией и даже неболь-
шим уменьшением, после чего следовал новый рост. Те
же тенденции видны и в динамике численности каневской
колонии (рис. 2): быстрый экспоненциальный рост в
1990-е гг., последующая стабилизация и скачок в на ча ле
2000-х гг. Периоды роста чередовались со спадами.
В целом по региону исследований в последние два де-
сятилетия отмечается рост численности чайки-хохотуньи,
однако характер ее динамики на разных водохранилищах
различается. В наилучшей степени она изучена на Ка-
невском водохранилище. Имеющиеся данные говорят о
значительных колебаниях общего количества гнездящихся
птиц (табл. 2). Если взять период с 1998 по 2013 гг., для
которого есть наиболее полные данные, видим, что сум-
марная численность колоний изменялась от 248 до 625
пар. Средняя численность за 16 лет составила 435,1 ±
27,3 пар. При этом в отдельные годы отклонения от этого
среднего уровня превышали 40%. Стандартное отклоне-
ние выборки – 109,5 пар, коэффициент вариации – 25,2%.
Какая-либо устойчивая тенденция изменения численности
за этот период отсутствует. То есть гнездовая группиров-
ка хохотуньи на Каневском водохранилище в последнее
время стабильна при значительных колебаниях числен-
ности. Вполне вероятно, что определенную роль в этих
колебаниях играют процессы эмиграции и иммиграции.
Дальнейший рост численности может сдерживаться
ограниченностью кормовой базы на этом небольшом по
площади водохранилище.
По Киевскому водохранилищу данных намного мень-
ше, но имеющаяся информация (табл. 1) позволяет сделать
вывод, что ситуация здесь примерно такая же – стабиль-
ность со значительными колебаниями численности, хотя
существенный рост ее здесь вполне возможен.
137Современное состояние популяции чайки-хохотуньи на среднем Днепре
Вип. 2. 2015.
Совсем другую картину мы видим на Кременчугском
водохранилище. Численность чаек на основных находя-
щихся под наблюдением колониях растет в последнее
время быстрыми темпами (табл. 3). Отмечено и появле-
ние новых колоний. Из-за того что огромную акваторию
этого водохранилища сложно регулярно контролировать,
вопрос динамики численности хохотуньи здесь требует
дальнейшего более детального изучения, однако общая
тенденция ее роста сомнения не вызывает. Причины этого
также пока остаются неясными. Возможно, это началась
очередная волна расселения вида вверх по Днепру. В
таком случае она отразится и на расположенных выше
водохранилищах. Другое возможное объяснение – пере-
распределение чаек днепровской популяции и заселение
ими обширных пустующих акваторий. Кременчугское
водохранилище в этом отношении предоставляет птицам
наибольшие возможности.
Заключение
В ближайшее время можно ожидать дальнейший
рост численности и расселение хохотуньи в Среднем
При днепровье. Вид в полной мере еще не использовал
свой адаптивный потенциал. Продуктивность чаек дне-
провской популяции довольно высока. Так, по нашим
многолетним данным, средний размер кладки в каневской
колонии 2,63 ± 0,04 (16 лет, исключая период депрессии).
Это достоверно больше, чем в колониях на островах
Тендровского залива Черного моря – 2,33 ± 0,05 (20 лет,
по: Руденко, 2015), т.е. в предковой азово-черноморской
популяции (t = 4,11; p < 0,001).
Какого-либо значительного пресса неблагоприятных
факторов на днепровскую популяцию хохотуньи нет.
Естественных врагов у этой чайки в регионе исследова-
ний мало. Взрослые птицы могут становиться жертвами
орлана-белохвоста и ястреба-тетеревятника (Accipiter
gen tilis), однако сколько-нибудь существенной роли такие
случаи не играют. Значительный ущерб продуктивности
колонии присутствие хищников может принести только в
силу специфически сложившихся обстоятельств, как это
случилось в Каневе. Основная причина гибели птенцов
у видов группы серебристой чайки – неблагоприятные
кормовые и погодные условия, а также каннибализм
(Юдин, Фирсова, 1988). В полной мере это относится и к
хохотунье на среднем Днепре. Отмечались также случаи
массовой гибели птенцов вследствие отравления по
всей видимости пестицидами, применяющимися на по-
лях (взрослые птицы в большом количестве приносят
птенцам насекомых и их личинок). Колонии в тростнике
могут страдать во время весенних палов. Некоторая часть
гнезд разоряется или уничтожается людьми, взрослые
птицы иногда отстреливаются в рыбхозах. К неблаго-
приятным факторам можно отнести также беспокойство
из-за посещения гнездовых стаций людьми. К тому же
беспокойство чаек в колониях повышает вероятность кан-
нибализма. Однако все это вместе взятое не оказывает зна-
чительного отрицательного воздействия на численность.
В большей степени ее лимитируют кормовая база и
не хватка пригодных для гнездования мест, но благодаря
высокой степени пластичности хохотунья в значительной
мере компенсирует их действие. Быстрому расселению
вида вверх по Днепру способствовал массовый переход
на антропогенные корма. И адаптивные возможности в
этом плане реализованы еще не полностью. Второй важ-
ный аспект появление колоний на заломах в зарослях
тростника и рогоза. Это дает возможность птицам рас-
средоточить их, избегая значительной концентрации в
местах, где нет достаточной кормовой базы. Вполне веро-
ятно уменьшение привязанности чаек к водохранилищам
Днепра, и появление небольших колоний на прудах, осо-
бенно в рыбхозах. В различных областях Украины та ких
поселений известно уже немало. На среднем Днепре пока
не отмечались случаи гнездования хохотуньи на крышах
зданий, известные из других регионов (Гончаров, 2011;
Русев и др., 2011 и др.), то есть и в этом отношении по-
тенциал приспособлений еще не исчерпан.
Благодарности
Авторы статьи выражают свою благодарность
Д.А. Виш невскому, С.В. Домашевскому, Н.Л. Клестову,
Д.Л. Комаровскому, А.М. Полуде и А.В. Сагайдаку за
предоставленные не опуб ликованные данные.
ЛИТЕРАТУРА
Атамась Н.С. (2008): Аутекологічні особливості мартина жовтоногого
(La rus cachinnans Pallas, 1811) у зв’язку з розселенням на території
України. - Дис. … канд. біол. наук. Київ. 1-151.
Атамась Н.С., Лопарев С.А. (2005): Трофические связи чайки-хохотуньи
Larus cachinnans (Laridae, Charadriiformes), на Среднем Днепре. -
Вестн. зоол. 32 (2): 47-55.
Атамась Н.С., Лопарев С.А. (2009): Современное состояние поселений
колониальных околоводных птиц Каневского водохранилища. -
Беркут. 18 (1-2): 1-15.
Атамась Н.С., Матейчик В.И. (2011): Мартин жовтоногий (Larus ca-
chinnans) у Шацькому національному природному парку: особ-
ливості трофіки, ріст чисельності та питання таксономії. - Запов.
справа в Україні. 17 (1-2): 53-57.
Баник М.В., Вергелес Ю.И. (2003): Динамика сообществ гнездящихся
птиц Лиманской озерной системы и урочища «Горелая долина». -
Птицы бас. Северского Донца. Харьков. 8: 3-16.
Березовский В.И., Шильников Ю.В. (1992): Численность и суточная
активность серебристых чаек на свалках юга Украины. - Серебристая
чайка. Ставрополь. 113-115.
Булахов В.Л., Мясоедова О.М. (1975): К характеристике колониальных
поселений чаек на Днепродзержинском и Запорожском водохрани-
лищах. - Колон. гнездовья околоводных птиц и их охрана. М. 60-61.
Бучко В.В. (1999): Птахи Галицького регiонального ландшафтного парку
та його околиць. Повiдомлення 3. Charadriiformes. - Запов. справа
в Українi. 5 (2): 29-36.
Гавриленко Н.И. (1929): Птицы Полтавщины. Полтава. 1-133.
Гаврилюк М.Н. (1998): Динаміка чисельності гніздуючих птахів на
хви лерізі Канівської ГЕС (Черкаська область) у 1991–1998 рр. - Аві-
фауна України. 1: 99-100.
Гаврилюк М.Н., Грищенко В.М. (1996): До екології жовтоногого мартина
у Канівському Придніпров’ї. - Мат-ли II конфер. молодих орнітологів
України. Чернівці. 29-34.
Гащак С.П., Вишневський Д.О., Заліський О.О. (2006): Фауна хребетних
тварин Чорнобильської зони відчуження (Україна). Славутич. 1-98.
Географічна енциклопедія України / Відпов. ред. О.М. Маринич. К.:
Ук ра їнська енциклопедія ім. М.П. Бажана, 1990. 2: 1-480.
Гончаров Д.А. (2011): Особенности гнездования чайковых птиц в техно-
генных условиях г. Минска и его буферной зоны. - Теоретичні та
прак тичні аспекти оології в сучасній зоології. Мат-ли IV Міжнар.
науково-практ. конфер. Київ: Фітосоціоцентр. 28-31.
Горбань И.М. (1992): Хохотунья (Larus cachinnans Pall., 1811) – новый
вид в фауне Прикарпатья. - Серебристая чайка. Ставрополь. 39-41.
Гричик В.В., Абрамчук А.В. (2004): Новое место гнездования чайки-
хохотуньи (Larus cachinnans) в Брестской области. - Subbuteo. 7: 37-38.
Грищенко В.М., Гаврилюк М.Н. (1992): Нове місце гніздування мартина
сріблястого на Середньому Дніпрі. - Беркут. 1: 89.
138 Беркут 24.
М.Н. Гаврилюк и др.
Надточий А.С., Черников В.Ф. (2015): Гнездование хохотуньи (Larus
cachinnans) в Харьковской области. - Бранта. 18: 140-146.
Нумеров А.Д., Венгеров П.Д. (2012): Хохотунья Larus cachinnans – но-
вый гнездящийся вид города Воронежа. - Рус. орн. журн. 21 (804):
2505-2509.
Орлов П.П. (1948): Орнітофауна Черкаського району. - Наук. зап. Чер-
каського держ. пед. ін-ту. 2 (2): 1-117.
Петриченко Л.Ф. (1992): Динамика пролета чайковых птиц в районе
Каневского заповедника. - Сез. миграции птиц на терр. Украины.
Киев: Наукова думка. 113-122.
Руденко А.Г. (2015): Пространственно-временная динамика величины
кладки чайковых птиц (Laridae) на островах Тендровского залива
Черного моря. - Беркут. 24 (1): 47-57.
Русев И.Т., Радьков Д.В., Курочкин С.Л. (2011): Чайка-хохотунья в
г. Одесса и ее первое гнездование на крыше здания. - Бранта. 14:
106-111.
Сарычев В.С. (2013): Гнездование хохотуньи Larus cachinnans на Верх-
нем Дону в известняковых карьерах. - Рус. орн. журн. 22 (917):
2445-2447.
Сижко В.В. (2007): Головні зміни в орнітофауні Дніпропетровської
області протягом останніх 115 років. - Птахи степового Придніпров’я:
минуле, сучасне, майбутнє. Дніпропетровськ. 74-98.
Сиохин В.Д. (1981): Трофические связи чайковых птиц в наземных и во-
дных экосистемах Присивашья. - Эколого-морфологические особен-
ности животных и среда их обитания. Киев: Наукова думка. 61-63.
Сиохин В.Д., Гринченко А.Б. (1988): Серебристая чайка. - Колониальные
гидрофильные птицы юга Украины. Киев: Наукова думка. 24-33.
Смогоржевский Л.А. (1952): Орнитофауна Каневского биогеографи-
ческого заповедника и его окрестностей. - Наук. зап. Київ. держ.
ун-ту. 2 (1): 101-187.
Шарлемань М.В. (1938): Птахи УРСР. Київ: АН УРСР. 1-129.
Юдин К.А., Фирсова Л.В. (1988): Серебристая чайка. - Птицы СССР.
Чайковые. М.: Наука. 126-146.
Юдин К.А., Фирсова Л.В. (2002): Фауна России и со пре дельных стран.
Том 2, вып. 2. Ржанкооб разные. Часть 1. Поморники семейства
Stercora riidae и чайки подсемейства Larinae. СПб.: Наука. 1-667.
Allard K.A., Breton A.R., Gilchrist H.G., Diamond A.W. (2006): Adult Sur-
vival of Herring Gulls Breeding in the Canadian Arctic. - Waterbirds.
29 (2): 163-168.
Breton A.R., Fox G.A., Chardine J.W. (2008): Survival of Adult Herring Gulls
(Larus argentatus) from a Lake Ontario Colony Over Two Decades of
Environmental Change. - Waterbirds. 31 (1): 15-23.
Bukacinski D., Nawrocki P., Stawarczyk T. (1989): Gniazdowanie mew
biało głowych (Larus cachinnans) na środkowej Wiśle, ich status takso-
nomiczny oraz problemy z rozpoznawaniem podgatunków L. c. micha-
hellis, L. c. cachinnans i L. c. omissus. - Not. Ornitol. 30 (3-4): 3-12.
Coulson J.C., Buttereld J.E.L. (1986): Studies on a colony of colour-ringed
Herring Gulls Larus argentatus. I. Adult survival rates. - Bird Study.
33 (1): 51-54.
Cramp S., Simmons K.E. (eds.) (1983): Birds of Europe, the Middle East
and North Africa. Oxford, London, New York: Oxford Univ. Press. Vol.
3. Waders to Gulls. 1-913.
Faber M., Betleja J., Malczyk P., Gwiazda R. (2001): Mixed colonies of large
white-headed gulls in southern Poland. - Brit. Birds. 94 (11): 529-534.
Grishchenko V. (2003): Migrations of yellow-legged gull Larus cachin-
nans ringed in the middle Dnieper area, Ukraine. - 4th Confer. of Europ.
Ornithol. Union. Chemnitz, Germany 16–21 August 2003. Abstract
Volume. Vogelwarte. 42 (1-2): 144.
Neubauer G., Kajzer K., Maniakowski M. (2001): Pochodzenie obrączkowa-
nych mew srebrzystych Larus argentatus i białogłowych L. cachinnans
stwierdzonych na wysypiskach śmieci Torunia i Warszawy. - Not. Ornitol.
42 (2): 103-115.
Neubauer G., Zagalska-Neubauer M., Gwiazda R., Faber M., Bukaciński D.,
Betleja J., Chylarecki P. (2006): Breeding large gulls in Poland: distribu-
tion, numbers, trends and hybridisation. - Vogelwelt. 127 (1): 11-22.
Rudenko A.G. (2006): Migration of Pontic Gulls Larus cachinnans form
ponticus’ ringed in the south of Ukraine: a review of recoveries from
1929 to 2003. - Waterbirds around the world. Edinburgh: The Stationery
Ofce. 553-559.
Skórka P., Wójcik J.D., Martyka R. (2005): Colonization and population
growth of Yellow-legged Gull Larus cachinnans in southeastern Poland:
causes and inuence on native species. - Ibis. 147 (3): 471-482.
Tomiałojć L., Stawarczyk T. (2003): Awifauna Polski. Rozmieszczenie,
liczebność i zmiany. Wrocław: „pro Natura”. 1: 1-439.
Voipio P. (1993): Differences in ecological properties in the herring gull (Larus
argentatus) as a basis for explaining and predicting colonization events.
A case history in retrospect. - Ann. Zool. Fennici. 30 (1): 3-15.
Грищенко В.Н., Гаврилюк М.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2006):
Динамика численности чайки-хохотуньи в колонии у Каневской
ГЭС в 1991–2006 гг. - Авіфауна України. 3: 59-64.
Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2005): Каневская чайка-
хохотунья загнездилась в Польше. - Беркут. 14 (1): 139-141.
Грищенко В.М., Яблоновська-Грищенко Є.Д. (2007): До орнітофауни
нижньої Десни. - Беркут. 16 (2): 184-186.
Грищенко В.М., Яблоновська-Грищенко Є.Д. (2008): Нові дані про
рідкісних та маловивчених птахів Північної України. - Беркут. 17
(1-2): 5-9.
Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2012): Орлан-белохвост
регулирует численность чайки-хохотуньи. - Природа. 7: 43-49.
Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2013а): Наблюдения за
возрастной структурой каневской колонии чайки-хохотуньи (Larus
cachinnans). - Беркут. 22 (1): 44-47.
Грищенко В.М., Яблоновська-Грищенко Є.Д. (2013б): Нові дані по
рід кісних і маловивчених видах птахів Лісостепу та Полісся Украї-
ни. - Беркут. 22 (2): 85-89.
Губкин А.А., Губкин Ал.А., Чегорка П.Т. (1998): О массовом поселении
Larus cachinnnans Pallas, 1811 и гнездовании Larus ichthyaetus Pallas,
1773 на озере Соленый лиман в Днепропетровской области. - Вестн.
зоол. 32 (4): 105.
Дубініна Ю.Ю., Кошелєв О.І., Кошелєв В.О., Пересадько Л.В. (2013):
Сезонне розміщення жовтоногого мартина Larus cachinnans Pallas,
1811 островів Обитічної затоки (Північно-Західне Приазов’я). - Біол.
вісник Мелітопольського держ. пед. ун-ту ім. Богдана Хмельниць-
кого. 3 (2): 70-86.
Дубініна-Пахуща Ю.Ю. (2013): Роль звалищ та агроландшафтів для
зи мівлі жовтоногого мартина (Larus cachinnans Pallas, 1811) у
Північно-Західному Приазов’ї. - Вісник Запорізького нац. ун-ту.
Біол. науки. 2: 27-33.
Зуб Л.М., Карпова Г.О., Мальцев В.І., Онищенко В.А., Прядко О.І. (2006):
Сульська затока. - Водно-болотні угіддя України. Київ: Чорномор-
ська програма Ветландс Інтернешнл. 213-217.
Кістяківський О.Б. (1957): Фауна України. Т. 4. Птахи. К.: АН УРСР. 1-432.
Клестов Н.Л. (1991): Формирование околоводных орнитокомплексов
под влиянием гидростроительства (на примере р. Днепр). Киев.
1-70. (Препр. АН УССР. Ин-т зоологии; 91.3).
Клестов Н.Л. (1993): О гнездовании черноголового хохотуна (Larus
ichthyaetus) на Кременчугском водохранилище. - Вестн. зоол. 5: 55.
Клестов Н.Л., Гаврись Г.Г., Андриевская Е.Л. (1995): Сульский залив
Кременчугского водохранилища. Киев. 1-47.
Клестов Н.Л., Пшеничный Я.В. (1994): К орнитофауне Светловодского
регионального ландшатного парка. - Мат-ли 1-ї конфер. молодих
орнітологів України. Чернівці. 64-67.
Клестов Н.Л., Севастьянов В.И., Чуприн Л.С. (1986): Гнездование сереб-
ристой чайки на Киевском водохранилище. - Вестн. зоол. 1: 86.
Клестов Н.Л., Фесенко Г.В. (1990): Чайковые птицы водохранилищ
Днепровского каскада. Киев. 1-50. (Препр. АН УССР. Ин-т зооло-
гии; 90.3).
Клименко М.И. (1950): Материалы по фауне птиц района Черноморского
го сударственного заповедника. - Тр. Черноморск. гос. зап-ка. 1: 3-52.
Кондратенко А.В, Ветров В.В. (1996): О гнездовании серебристой чайки
в Луганской области. - Птицы бас. Сев. Донца. Харьков. 3: 68-70.
Костин Ю.В. (1983): Птицы Крыма. М.: Наука. 1-241.
Кошелев А.И. (2000): Миграционные перемещения северо-азовской
чайки-хохотуньи (Larus cachinnans). - Птицы Азово-Черноморского
побережья на рубеже тысячелетий. Одесса: Астропринт. 25-26.
Кошелев А.И., Пересадько Л.В., Петраш Э.В., Покуса Р.В., Сопина Ю.С.,
Шевченко И.В., Нойбауер Г. (2001): Роль и значение городских
свалок в формировании оседлости и кочевок чайки-хохотуньи юга
Украины. - Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Вос-
точной Европы и Северной Азии. Казань. 330-331.
Кривицкий И.А. (1996): Печенежское водохранилище и «морские»
тенденции в орнитофауне Харьковской области. - Птицы бас. Се-
верского Донца. Харьков. 3: 3-7.
Лопарев С.А., Батова Н.И. (1997): Об охране птиц на некоторых хозяй-
ственно используемых землях Центральной Украины. - Запов. справа
в Українi. 3 (2): 46-51.
Мельничук В.А., Головач О.Ф. (1984): Распределение колониальных
птиц в северной части Киевского водохранилища в период его ста-
билизации. - Вестн. зоол. 5: 85-86.
Мельничук В.А., Грищенко В.Н., Кучерявая Л.Ф., Лопарев С.А., Ми-
китюк А.Ю., Серебряков В.В., Сорокун Г.Н., Фесенко Г.В. (1989):
Водно-болотные угодья Киевской области как места концентрации
зимующих и колониально гнездящихся птиц. - Деп. в ВИНИТИ
23.01.1989 г. № 529-В89. 1-41.
... At least 70 % of these birds adhered to the same nesting places as 4 years ago. [1][2][3][4]. По итогам интродукционных испытаний для использования в культуре в условиях региона рекомендованы 3 вида форзиций (Forsythia suspensa (Thunb.) Vahl., Forsythia x intermedia Zabel., Forsythia europaea Deg. ...
... et Bald.), 5 видов сиреней (Syringa josikaea J. Jacq. ex Rchb., Syringa villosa Vahl., Syringa vulgaris L., Syringa x chinensis Willd., Syringa persica L.) и 1 вид бирючин (Ligustrum vulgare L.) [1][2][3]. К числу представителей семейства, наиболее широко используемых в практике зеленого строительства в условиях различных ландшафтногеографических провинций и районов интродукции древесных растений Беларуси, в настоящее время принадлежат сирень обыкновенная (Syringa vulgaris), сирень венгерская (Syringa josikaea), бирючина обыкновенная (Ligustrum vulgare) и форзиция средняя (Forsythia x intermedia) [2,3,128]. Особо следует отметить, что аборигенная фракция дендрофлоры Беларуси включает всего 1 представителя семейства Oleaceae -ясень обыкновенный (Fraxinus excelsior L.) [1,2,5]. ...
... ex Rchb., Syringa villosa Vahl., Syringa vulgaris L., Syringa x chinensis Willd., Syringa persica L.) и 1 вид бирючин (Ligustrum vulgare L.) [1][2][3]. К числу представителей семейства, наиболее широко используемых в практике зеленого строительства в условиях различных ландшафтногеографических провинций и районов интродукции древесных растений Беларуси, в настоящее время принадлежат сирень обыкновенная (Syringa vulgaris), сирень венгерская (Syringa josikaea), бирючина обыкновенная (Ligustrum vulgare) и форзиция средняя (Forsythia x intermedia) [2,3,128]. Особо следует отметить, что аборигенная фракция дендрофлоры Беларуси включает всего 1 представителя семейства Oleaceae -ясень обыкновенный (Fraxinus excelsior L.) [1,2,5]. ...
Conference Paper
Full-text available
Chronic liver disease and acute hepatitis A........
... Гатово в 2018 г. поддержано Белорусским фондом фундаментальных исследований (проект № Б18-057). [1][2][3][4]. По итогам интродукционных испытаний для использования в культуре в условиях региона рекомендованы 3 вида форзиций (Forsythia suspensa (Thunb.) Vahl., Forsythia x intermedia Zabel., Forsythia europaea Deg. ...
... et Bald.), 5 видов сиреней (Syringa josikaea J. Jacq. ex Rchb., Syringa villosa Vahl., Syringa vulgaris L., Syringa x chinensis Willd., Syringa persica L.) и 1 вид бирючин (Ligustrum vulgare L.) [1][2][3]. К числу представителей семейства, наиболее широко используемых в практике зеленого строительства в условиях различных ландшафтногеографических провинций и районов интродукции древесных растений Беларуси, в настоящее время принадлежат сирень обыкновенная (Syringa vulgaris), сирень венгерская (Syringa josikaea), бирючина обыкновенная (Ligustrum vulgare) и форзиция средняя (Forsythia x intermedia) [2,3,128]. Особо следует отметить, что аборигенная фракция дендрофлоры Беларуси включает всего 1 представителя семейства Oleaceae -ясень обыкновенный (Fraxinus excelsior L.) [1,2,5]. ...
... ex Rchb., Syringa villosa Vahl., Syringa vulgaris L., Syringa x chinensis Willd., Syringa persica L.) и 1 вид бирючин (Ligustrum vulgare L.) [1][2][3]. К числу представителей семейства, наиболее широко используемых в практике зеленого строительства в условиях различных ландшафтногеографических провинций и районов интродукции древесных растений Беларуси, в настоящее время принадлежат сирень обыкновенная (Syringa vulgaris), сирень венгерская (Syringa josikaea), бирючина обыкновенная (Ligustrum vulgare) и форзиция средняя (Forsythia x intermedia) [2,3,128]. Особо следует отметить, что аборигенная фракция дендрофлоры Беларуси включает всего 1 представителя семейства Oleaceae -ясень обыкновенный (Fraxinus excelsior L.) [1,2,5]. ...
Conference Paper
Full-text available
The constant growth in the number of Gatovo roof colony (11.5 ha) has been observed since its formation in the early 2000s. 3406 nests were recorded in the colony at the end of April 2018. The average breeding density was 296.2 nests per ha with maximum of 422.7 in core area. Birds start to breed in age of 3cy, maximum known age of local breeders is 20cy. Most of 101 ringed birds with known age, that breeding in the colony in 2018, were in the age of 5cy (19%) and 6cy (33%). Registration of 150 ringed birds breeding in Gatovo colony in 2018 show that the increase in numbers occurs mainly due to local birds that born in the colony in the past (84.4%). Inflow from the outside is 14.3%, birds born in natural colonies in Ukraine, Poland, Lithuania and Belarus (up to 800 km distance from Gatovo) were breeding in the colony in 2018. 58% birds ringed as adults in Gatovo in 2014 were breeding here in 2018. At least 70% of these birds adhered to the same nesting places as 4 years ago.
Article
Full-text available
New data about rare and insufficiently known birds of northern Ukraine. - V.N. Grishchenko, E.D. Yablonovska-Grishchenko. - Berkut. 17 (1-2). 2008. - P. 5-9. Data about 24 species collected in 2004-2008 are presented. The most interesting discovery is probable breeding at least 2–3 pairs of the Spoonbill in a mixed colony of herons on a pond in upper part of Horyn river near the village of Borshchivka (Ternopil region, 49.54 N, 25.57 E). [Ukrainian].
Article
Full-text available
New data about rare and insufficiently known bird species of the forest-steppe and forest zones of Ukraine. - V.N. Grishchenko, E.D. Yablonovska-Grishchenko. - Berkut. 22 (2). 2013. - P. 85-89. Data about 33 species collected in 13 regions of Ukraine in 2009–2013 are presented. [Ukrainian].
Article
Full-text available
The current situation of three species of large gulls (L. argentatus, L. cachinnans and L. michahellis) in Poland is presented based on results of own studies and published data. Herring Gulls started to breed in the country in the late 1960s and rapidly increased in numbers until the early 1990s. This exponentially increasing population trend, coupled with southward expansion and colonisation of inland areas of N Poland has been recently reverted, with the population estimated at 1,200–1,500 pairs in the early 2000s, down from some 1,900–2,100 a decade ago. The increase of Caspian Gull in southern Poland is exponential and very fast with an annual growth rate of 33% between 1997 and 2004; the population reached 480 pairs in 2004. The Yellow-legged Gull remains a rare breeder and its population probably does not exceed 5–10 pairs. Hybridisation occurs mainly between the commonest species, Herring Gull and Caspian Gull, and is caused primarily by an apparently random pairing in mixed colonies in central Poland. The high frequency of mixed pairs (c. 60% and c. 40% respectively) and a high share of hybrids were recorded at two sites in the Vistula river valley: the middle Vistula and the Włocławek Reservoir. The situation of particular breeding colonies in southern and central Poland seems to be unstable, which favours the exchange of individuals between these breeding places. Frequent dispersal along a north-south axis also favours hybridisation.
Article
Full-text available
We estimated annual survival probabilities of color-banded adult Herring Gulls (Larus argentatus) breeding in a colony on the Canadian shore of Lake Ontario, between 1981 and 1984, and between 1993 and 1998. During the study, major changes occurred in prey fish availability, fish-eating bird abundance, and organochlorine contaminant exposure. We used capture-mark-recapture models and an information-theoretic approach to model selection to explore the importance of indices for these environmental variables and the role of year and sex as exploratory effects. In our models, year but not sex acquired strong support suggesting important annual variation in our apparent survival (survival confounded by permanent emigration) and encounter probabilities. The arithmetic mean of our model-averaged apparent survival probabilities provided an estimate of 0.91 (0.02 SE), and four out of the seven estimates were high for the species (≥0.93). Our model-averaged estimates suggested that apparent survival declined after 1995 to a low of 0.79 ± 0.07 (SE). Of the three environmental covariates fitted to survival, only the abundance of Alewife (Alosa pseudoharengus) acquired strong support as an explanatory variable. Annual fluctuations in survival and the decline after 1995 may be a reflection of nutritional stress resulting from the decreased availability of lipid (energy) and high quality protein from this prey species, following the arrival of the exotic Zebra Mussel (Dreissena polymorpha). These nutritional impacts may be exacerbated by some of the PCB-associated sublethal health effects documented in these gulls over the period of this study. Our limited success at isolating other important environmental covariates reinforces the difficulty posed in identifying the critical components of the complex of environmental variables encapsulated in ‘time’.
Article
Full-text available
Apparent survival of adult Herring Gulls (Larus argentatus) occupying two distinct breeding habitats within the East Bay Migratory Bird Sanctuary, on Southampton Island, Nunavut was estimated. The first group occurred on a small island where 30 pairs bred at relatively high densities sympatrically with Common Eider (Somateria mollissima), on whose eggs they feed. The larger group occurred at lower densities on a wet coastal plain on the surrounding Southampton Island mainland, where nesting birds were sparsely distributed. Program Mark was used to analyze capture-mark-resight (CMR) data obtained over six years from 62 adults captured between 1998 and 2002; 47 and 15 nesting on the island and mainland respectively. Factors in models included group and time effects on survival and reduced time effects on encounter probabilities; additional factors and interactions were not tested due to sparse data. High model selection uncertainty and wide 95% confidence intervals around model effect sizes precluded ability to draw inferences concerning the importance of group and time factors in survival. Given these results, focus was placed mainly on an estimate of annual survival (0.87 ± 0.03 SE) from the time- and group-independent model. This is the only known survival estimate produced for Herring Gull adults at the northern limit of their North American breeding range and falls within the wide range of values reported elsewhere.
Article
Herring gull colonization of the Fennoscandian-Baltian area by the taxonomically and chorologically separate elements, cachinnans and argentatus, is evaluated in the light of their ecologies. The colonization events within the area consist of several consecutive occurrences during periods of large-scale temporal dimensions. Such characteristics as the ecological tenacity determining habitat selection and the invasion ability vs. inability to occupy certain kinds of habitats, both determined by the past history of the pertinent populations, have been essential in the distribution dynamics of cachinnans and argentatus. -from Author
Article
Colour-ringed Herring Gulls breeding in a small colony in NE England were used to estimate the average annual adult survival rates of males and females in 6 successive years. Although the female survival rate was higher than that of the males in most years, the difference was not significant. The average annual survival rate for both sexes combined was 91.7%, giving an average expectation of adult life (which is also the number of breeding seasons in which an average Herring Gull can breed) of over 11 years. More data are required to test whether there are sex differences in survival and to give a more precise measure of the expectation of life. The peak of mortality is between July and September and is lowest during the winter, which is in agreement with previous findings in Britain.
Article
The Yellow-legged Gull Larus cachinnans was first recorded in Poland in the 1980s. We analysed the probable factors responsible for its successful colonization of new areas. We also expected that such a large species should affect populations of other colonial waterbirds. We studied the breeding and feeding ecology in the largest inland colony of the Yellow-legged Gull in Poland, located in a sedimentation basin near Tarnów (southeastern Poland). The first breeding pair was recorded in 1992 and the population reached 177 pairs in 2001. The population growth rate in this colony, of about 58% per year, fits an exponential model. Nine localities with breeding pairs have been found recently in southern Poland and we now estimate the total population size to be 200–250 pairs. The large clutch size, and high hatching and breeding success in the Tarnów colony suggest that food was plentiful. Food items were frequently found at the nests. Fish, mainly Carp Cyprinus carpio, were the predominant food items delivered to chicks; however, there was more refuse brought to nests during the incubation stage. Immigration probably caused the growth of the colony studied, although our calculations have shown that natal productivity alone is sufficient to maintain this population. The study showed that the growing population of Yellow-legged Gull might cause considerable reduction in the population sizes of some of the native waterbird species.