ArticlePDF Available

Evaluation of the quality of life (Whoqol-Bref) among methadone and suboxone substitution state program patients and healthy volunteers in Georgia

Authors:
  • Center for Mental Health and Prevention of Addiction

Abstract and Figures

Aims: to evaluate QOL patients being treated with methadone and Suboxone in State-sponsored programs in Georgia. The WHOQOL-BREF (26 questions) version was administered to patients in State substitution program and healthy volunteers to assess their overall function and life satisfaction in physical, mental, social health, and environment domains. Domain scores were calculated and converted to 4-20 and 0-100 scales, identical to the WHOQOL-100. 485 patients (309 from 6 Tbilisi and 176 from 5 regional centers) and 50 healthy volunteers (13 male, 37 female) were surveyed. Significant differences were observed between new admitted patients (0-3 month) and healthy controls by mean physical (47.5 vs. 51.94; CI 95%); psychological (55.0 vs. 60.50; CI 95%) and environmental (46.2 vs. 52.2; CI 95%) domains, but not by social relationships or between Tbilisi and regions. The Social domain scores were raised in accordance with time spent in treatment reaching a maximum improvement within 1-3 years (social- 72.8 vs. 67.7; CI 95%), further with few descending tends round the healthy people's scores. These pilot data show decrements in QOL among patients entering maintenance treatment with improvements in the course of maintenance treatment. It is possible that the increased indicators in social domain up to especially high level within the first 3 years is the result of subjective factors, with the subsequent return to healthy community level.
Content may be subject to copyright.
EORGIAN
EDICAL
EWS
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ
Медицинские новости Грузии
cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
No 12 (213) Декабрь 2012
ISSN 1512-0112
ТБИЛИСИ - NEW YORK
GEORGIAN
MEDICAL
NEWS
No 12 (213) 2012
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ
ТБИЛИСИ - НЬЮ-ЙОРК
Published in cooperation with and under the patronage
of the Tbilisi State Medical University
Издается в сотрудничестве и под патронажем
Тбилисского государственного медицинского университета
gamoicema Tbilisis saxelmwifo samedicino universitetTan
TanamSromlobiTa da misi patrona;iT
GMN: Georgian Medical News is peer-reviewed, published monthly journal committed to promoting
the science and art of medicine and the betterment of public health, published by the GMN Editorial
Board and The International Academy of Sciences, Education, Industry and Arts (U.S.A.) since
1994. GMN carries original scientic articles on medicine, biology and pharmacy, which are of
experimental, theoretical and practical character; publishes original research, reviews, commentaries,
editorials, essays, medical news, and correspondence in English and Russian.
GMN is indexed in MEDLINE, SCOPUS, VINITI Russian Academy of Sciences. The full text
content is available through EBSCO databases.
GMN: Медицинские новости Грузии - ежемесячный рецензируе мый научный журнал,
издаётся Редакционной коллегией и Международной академией наук, образования, искусств и
естествознания (IASEIA) США с 1994 года на русском и английском языках в целях поддержки
медицинской науки и улучшения здравоохранения. В журнале публикуются оригинальные
научные статьи в области медицины, биологии и фармации, статьи обзорного характера,
рецензии, научные сообщения, новости медицины и здравоохранения.
Журнал индексируется в MEDLINE, отражён в базе данных SCOPUS и ВИНИТИ РАН.
Полнотекстовые статьи журнала доступны через БД EBSCO.
GMN: Georgian Medical News saqarTvelos samedicino siaxleni – aris yovelTviuri
samecniero samedicino recenzirebadi Jurnali, gamoicema 1994 wlidan, warmoadgens
saredaqcio kolegiisa da aSS-is mecnierebis, ganaTlebis, industriis, xelovnebisa
da bunebismetyvelebis saerTaSoriso akademiis erTobliv gamocemas. GMN-Si rusul,
inglisur da germanul enebze qveyndeba eqsperimentuli, Teoriuli da praqtikuli
xasiaTis originaluri samecniero statiebi medicinis, biologiisa da farmaciis
sferoSi, mimoxilviTi xasiaTis statiebi, recenziebi.
Jurnali indeqsirebulia MEDLINE-is saerTaSoriso sistemaSi, asaxulia SCOPUS-
is da ВИНИТИ РАН-is monacemTa bazebSi. statiebis sruli teqsti xelmisawvdomia
EBSCO-s monacemTa bazebidan.
МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ ГРУЗИИ
Ежемесячный совместный грузино-американский научный электронно-печатный журнал
Агентства медицинской информации Ассоциации деловой прессы Грузии,
Академии медицинских наук Грузии, Международной академии наук, индустрии,
образования и искусств США.
Издается с 1994 г., распространяется в СНГ, ЕС и США
НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР
Лаури Манагадзе
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Нино Микаберидзе
НАУЧНО-РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ
Лаури Манагадзе - председатель Научно-редакционного совета
Архимандрит Адам - Вахтанг Ахаладзе, Амиран Антадзе, Нелли Антелава,
Лео Бокерия, Отар Герзмава, Лиана Гогиашвили, Николай Гонгадзе,
Ирина Квачадзе, Нана Квирквелия, Зураб Кеванишвили, Палико Кинтраиа, Теймураз Лежава,
Джанлуиджи Мелотти, Караман Пагава, Николай Пирцхалаишвили, Мамука Пирцхалаишвили,
Вадим Саакадзе, Вальтер Стакл, Фридон Тодуа, Кеннет Уолкер, Рамаз Хецуриани,
Рудольф Хохенфеллнер, Рамаз Шенгелия
НАУЧНО-РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ
Зураб Вадачкориа - председатель Научно-редакционной коллегии
Михаил Бахмутский (США), Александр Геннинг (Германия),
Амиран Гамкрелидзе (Грузия), Константин Кипиани (Грузия),
Георгий Кавтарадзе (Грузия), Георгий Камкамидзе (Грузия),
Паата Куртанидзе (Грузия),Вахтанг Масхулия (Грузия),
Тамара Микаберидзе (Грузия), Тенгиз Ризнис (США), Дэвид Элуа (США)
Website:
www.geomednews.org
The International Academy of Sciences, Education, Industry & Arts. P.O.Box 390177,
Mountain View, CA, 94039-0177, USA. Tel/Fax: (650) 967-4733
Версия: печатная. Цена: свободная.
Условия подписки: подписка принимается на 6 и 12 месяцев.
По вопросам подписки обращаться по тел.: 293 66 78.
Контактный адрес: Грузия, 0177, Тбилиси, ул. Асатиани 7, V этаж, комната 5
тел.: 995(32) 254 24 91, 995(32) 222 54 18, 995(32) 253 70 58
Fax: +995(32) 253 70 58, e-mail: ninomikaber@hotmail.com; nikopir@dgmholding.com
По вопросам размещения рекламы обращаться по тел.: 5(99) 97 95 93
© 2001. Ассоциация деловой прессы Грузии
© 2001. The International Academy of Sciences,
Education, Industry & Arts (USA)
GEORGIAN MEDICAL NEWS
Monthly Georgia-US joint scientic journal published both in electronic and paper
formats of the Agency of Medical Information of the Georgian Association of Business
Press; Georgian Academy of Medical Sciences; International Academy of Sciences,
Education, Industry and Arts (USA).
Published since 1994. Distributed in NIS, EU and USA.
SCIENTIFIC EDITOR
Lauri Managadze
EDITOR IN CHIEF
Nino Mikaberidze
SCIENTIFIC EDITORIAL COUNCIL
Lauri Managadze - Head of Editorial council
Archimandrite Adam - Vakhtang Akhaladze, Amiran Antadze, Nelly Antelava,
Leo Bokeria, Otar Gerzmava, Liana Gogiashvili, Nicholas Gongadze, Rudolf
Hohenfellner, Zurab Kevanishvili, Ramaz Khetsuriani, Paliko Kintraia,
Irina Kvachadze, Nana Kvirkvelia, Teymuraz Lezhava, Gianluigi Melotti,
Kharaman Pagava, Nicholas Pirtskhalaishvili, Mamuka Pirtskhalaishvili,
Vadim Saakadze, Ramaz Shengelia, Walter Stackl, Pridon Todua, Kenneth Walker
SCIENTIFIC EDITORIAL BOARD
Zurab Vadachkoria - Head of Editorial board
Michael Bakhmutsky (USA), Alexander Gënning (Germany),
Amiran Gamkrelidze (Georgia), David Elua (USA), Konstantin Kipiani (Georgia),
Giorgi Kavtaradze (Georgia), Giorgi Kamkamidze (Georgia),
Paata Kurtanidze (Georgia),Vakhtang Maskhulia (Georgia),
Tamara Mikaberidze (Georgia),Tengiz Riznis (USA)
CONTACT ADDRESS IN TBILISI
GMN Editorial Board
7 Asatiani Street, 5th Floor
Tbilisi, Georgia 0177
Phone: 995 (32) 254-24-91
995 (32) 222-54-18
995 (32) 253-70-58
Fax: 995 (32) 253-70-58
CONTACT ADDRESS IN NEW YORK
D. & N. COM., INC.
111 Great Neck Road
Suite # 208, Great Neck,
NY 11021, USA
Phone: (516) 487-9898
Fax: (516) 487-9889
WEBSITE
www.geomednews.org
К СВЕДЕНИЮ АВТОРОВ!
При направлении статьи в редакцию необходимо соблюдать следующие правила:
1. Статья должна быть представлена в двух экземплярах, на русском или английском язы-
ках, напечатанная через полтора интервала на одной стороне стандартного листа с шириной
левого поля в три сантиметра. Используемый компьютерный шрифт для текста на русском и
английском языках - Times New Roman (Кириллица), для текста на грузинском языке следует
использовать AcadNusx. Размер шрифта - 12. К рукописи, напечатанной на компьютере, должен
быть приложен CD со статьей.
2. Размер статьи должен быть не менее шести и не более пятнадцати страниц машинописи,
включая указатель литературы и резюме на английском, русском и грузинском языках.
3. В статье должны быть освещены актуальность данного материала, методы и результаты
исследования и их обсуждение.
При представлении в печать научных экспериментальных работ авторы должны указывать
вид и количество экспериментальных животных, применявшиеся методы обезболивания и
усыпления (в ходе острых опытов).
4. Таблицы необходимо представлять в печатной форме. Фотокопии не принимаются. Все
цифровые, итоговые и процентные данные в таблицах должны соответствовать таковым в
тексте статьи. Таблицы и графики должны быть озаглавлены.
5. Фотографии должны быть контрастными, фотокопии с рентгенограмм - в позитивном
изображении. Рисунки, чертежи и диаграммы следует озаглавить, пронумеровать и вставить в
соответствующее место текста в tiff формате.
В подписях к микрофотографиям следует указывать степень увеличения через окуляр или
объектив и метод окраски или импрегнации срезов.
6. Фамилии отечественных авторов приводятся в оригинальной транскрипции.
7. При оформлении и направлении статей в журнал МНГ просим авторов соблюдать
правила, изложенные в «Единых требованиях к рукописям, представляемым в биомедицинские
журналы», принятых Международным комитетом редакторов медицинских журналов -
http://www.spinesurgery.ru/les/publish.pdf и http://www.nlm.nih.gov/bsd/uniform_requirements.html
В конце каждой оригинальной статьи приводится библиографический список. В список лите-
ратуры включаются все материалы, на которые имеются ссылки в тексте. Список составляется
в алфавитном порядке и нумеруется. Библиографическое описание литературы составляется на
языке текста документа. В списке литературы сначала приводятся работы, написанные знаками
грузинского алфавита, затем кириллицей и латиницей. Ссылки на цитируемые работы в тексте
статьи даются в квадратных скобках в виде номера, соответствующему номеру данной работы в
списке литературы.
8. Для получения права на публикацию статья должна иметь от руководителя работы
или учреждения визу и сопроводительное отношение, написанные или напечатанные на бланке
и заверенные подписью и печатью.
9. В конце статьи должны быть подписи всех авторов, полностью приведены их фамилии,
имена и отчества, указаны служебный и домашний номера телефонов и адреса или иные
координаты. Количество авторов (соавторов) не должно превышать пяти человек.
10. К статье должны быть приложены краткое (на полстраницы) резюме на английском,
русском и грузинском языках (включающее следующие разделы: вступление, материал и методы,
результаты и заключение) и список ключевых слов (key words).
11. Редакция оставляет за собой право сокращать и исправлять статьи. Корректура авторам
не высылается, вся работа и сверка проводится по авторскому оригиналу.
12. Недопустимо направление в редакцию работ, представленных к печати в иных
издательствах или опубликованных в других изданиях.
При нарушении указанных правил статьи не рассматриваются.
REQUIREMENTS
Please note, materials submitted to the Editorial Ofce Staff are supposed to meet the following requirements:
1. Articles must be provided with a double copy, in English or Russian languages and typed or compu-
ter-printed on a single side of standard typing paper, with the left margin of 3 centimeters width, and 1.5 spacing
between the lines, typeface - Times New Roman (Cyrillic), print size - 12 (referring to Georgian and Russian
materials). With computer-printed texts please enclose a CD carrying the same le titled with Latin symbols.
2. Size of the article, including index and resume in English, Russian and Georgian languages must
be at least 6 pages and not exceed the limit of 15 pages of typed or computer-printed text.
3. Submitted material must include a coverage of a topical subject, research methods, results,
and review.
Authors of the scientic-research works must indicate the number of experimental biological spe-
cies drawn in, list the employed methods of anesthetization and soporic means used during acute tests.
4. Tables must be presented in an original typed or computer-printed form, instead of a photocopied
version. Numbers, totals, percentile data on the tables must coincide with those in the texts of the
articles. Tables and graphs must be headed.
5. Photographs are required to be contrasted and must be submitted with doubles. Please number
each photograph with a pencil on its back, indicate author’s name, title of the article (short version), and
mark out its top and bottom parts. Drawings must be accurate, drafts and diagrams drawn in Indian ink (or
black ink). Photocopies of the X-ray photographs must be presented in a positive image in tiff format.
Accurately numbered subtitles for each illustration must be listed on a separate sheet of paper. In
the subtitles for the microphotographs please indicate the ocular and objective lens magnication power,
method of coloring or impregnation of the microscopic sections (preparations).
6. Please indicate last names, rst and middle initials of the native authors, present names and initials
of the foreign authors in the transcription of the original language, enclose in parenthesis corresponding
number under which the author is listed in the reference materials.
7. Please follow guidance offered to authors by The International Committee of Medical Journal
Editors guidance in its Uniform Requirements for Manuscripts Submitted to Biomedical Journals publica-
tion available online at: http://www.nlm.nih.gov/bsd/uniform_requirements.html
http://www.icmje.org/urm_full.pdf
In GMN style for each work cited in the text, a bibliographic reference is given, and this is located at the end
of the article under the title “References”. All references cited in the text must be listed. The list of refer-
ences should be arranged alphabetically and then numbered. References are numbered in the text [numbers
in square brackets] and in the reference list and numbers are repeated throughout the text as needed. The
bibliographic description is given in the language of publication (citations in Georgian script are followed
by Cyrillic and Latin).
8. To obtain the rights of publication articles must be accompanied by a visa from the project in-
structor or the establishment, where the work has been performed, and a reference letter, both written or
typed on a special signed form, certied by a stamp or a seal.
9. Articles must be signed by all of the authors at the end, and they must be provided with a list of full
names, ofce and home phone numbers and addresses or other non-ofce locations where the authors could be
reached. The number of the authors (co-authors) must not exceed the limit of 5 people.
10. Articles must have a short (half page) abstract in English, Russian and Georgian (including the
following sections: introduction, material and methods, results and conclusions) and a list of key words.
11. Editorial Staff reserves the rights to cut down in size and correct the articles. Proof-sheets are
not sent out to the authors. The entire editorial and collation work is performed according to the author’s
original text.
12. Sending in the works that have already been assigned to the press by other Editorial Staffs or
have been printed by other publishers is not permissible.
Articles that Fail to Meet the Aforementioned
Requirements are not Assigned to be Reviewed.
avtorTa sayuradRebod!
redaqciaSi statiis warmodgenisas saWiroa davicvaT Semdegi wesebi:
1. statia unda warmoadginoT 2 calad, rusul an inglisur enebze, dabeWdili
standartuli furclis 1 gverdze, 3 sm siganis marcxena velisa da striqonebs
Soris 1,5 intervalis dacviT. gamoyenebuli kompiuteruli Srifti rusul da ing-
lisurenovan teqstebSi - Times New Roman ( Кириллица), xolo qarTulenovan teqstSi
saWiroa gamoviyenoT AcadNusx. Sriftis zoma – 12. statias Tan unda axldes CD
statiiT.
2. statiis moculoba ar unda Seadgendes 6 gverdze naklebsa da 15 gverdze mets
literaturis siis da reziumeebis (inglisur, rusul da qarTul enebze) CaTvliT.
3. statiaSi saWiroa gaSuqdes: sakiTxis aqtualoba; kvlevis mizani; sakvlevi
masala da gamoyenebuli meTodebi; miRebuli Sedegebi da maTi gansja. eqsperimen-
tuli xasiaTis statiebis warmodgenisas avtorebma unda miuTiTon saeqsperimento
cxovelebis saxeoba da raodenoba; gautkivarebisa da daZinebis meTodebi (mwvave
cdebis pirobebSi).
4. cxrilebi saWiroa warmoadginoT nabeWdi saxiT. yvela cifruli, Sema-
jamebeli da procentuli monacemebi unda Seesabamebodes teqstSi moyvanils.
5. fotosuraTebi unda iyos kontrastuli; suraTebi, naxazebi, diagramebi
- dasaTaurebuli, danomrili da saTanado adgilas Casmuli. rentgenogramebis
fotoaslebi warmoadgineT pozitiuri gamosaxulebiT tiff formatSi. mikrofoto-
suraTebis warwerebSi saWiroa miuTiToT okularis an obieqtivis saSualebiT
gadidebis xarisxi, anaTalebis SeRebvis an impregnaciis meTodi da aRniSnoT su-
raTis zeda da qveda nawilebi.
6. samamulo avtorebis gvarebi statiaSi aRiniSneba inicialebis TandarTviT,
ucxourisa – ucxouri transkripciiT.
7. statias Tan unda axldes avtoris mier gamoyenebuli samamulo da ucxo-
uri Sromebis bibliografiuli sia (bolo 5-8 wlis siRrmiT). anbanuri wyobiT
warmodgenil bibliografiul siaSi miuTiTeT jer samamulo, Semdeg ucxoeli
avtorebi (gvari, inicialebi, statiis saTauri, Jurnalis dasaxeleba, gamocemis
adgili, weli, Jurnalis #, pirveli da bolo gverdebi). monografiis SemTxvevaSi
miuTiTeT gamocemis weli, adgili da gverdebis saerTo raodenoba. teqstSi
kvadratul fCxilebSi unda miuTiToT avtoris Sesabamisi N literaturis siis
mixedviT.
8. statias Tan unda axldes: a) dawesebulebis an samecniero xelmZRvane-
lis wardgineba, damowmebuli xelmoweriTa da beWdiT; b) dargis specialistis
damowmebuli recenzia, romelSic miTiTebuli iqneba sakiTxis aqtualoba, masalis
sakmaoba, meTodis sandooba, Sedegebis samecniero-praqtikuli mniSvneloba.
9. statiis bolos saWiroa yvela avtoris xelmowera, romelTa raodenoba
ar unda aRematebodes 5-s.
10. statias Tan unda axldes reziume inglisur, rusul da qarTul enebze
aranakleb naxevari gverdis moculobisa (saTauris, avtorebis, dawesebulebis mi-
TiTebiT da unda Seicavdes Semdeg ganyofilebebs: Sesavali, masala da meTodebi,
Sedegebi da daskvnebi; teqstualuri nawili ar unda iyos 15 striqonze naklebi)
da sakvanZo sityvebis CamonaTvali (key words).
11. redaqcia itovebs uflebas Seasworos statia. teqstze muSaoba da Se-
jereba xdeba saavtoro originalis mixedviT.
12. dauSvebelia redaqciaSi iseTi statiis wardgena, romelic dasabeWdad
wardgenili iyo sxva redaqciaSi an gamoqveynebuli iyo sxva gamocemebSi.
aRniSnuli wesebis darRvevis SemTxvevaSi statiebi ar ganixileba.
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 5

Яворская В.А., Черненко И.И., Федченко Ю.Г., Пасюра И.Н.
СОСТОЯНИЕ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ГОЛОВНОГО МОЗГА
У ПАЦИЕНТОВ С ОТДАЛЕННЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ
БОЕВОЙ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ ...........................................................................................7
Даварашвили Х.Т., Дгебуадзе М.А., Меликадзе Е.Б.,
Жвитиашвили Т.О., Джандиери К.Н.
СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОСНОВНОГО ВЕЩЕСТВА ПУЛЬПЫ
И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ПРИ ОСТРОМ И ХРОНИЧЕСКОМ ПУЛЬПИТЕ.................................................12
Минасян А.М.
СИНДРОМ КАРДИОРЕНАЛЬНОЙ АНЕМИИ (ОБЗОР) ...................................................................... 17
Жаркова А. В., Орловский В.Ф.
ВЛИЯНИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ПРИЕМА ИНГИБИТОРОВ ПРОТОННОЙ ПОМПЫ
НА УРОВЕНЬ ГОМОЦИСТЕИНА И ЛИПИДНЫЙ СПЕКТР
ПРИ КОМОРБИДНОМ ТЕЧЕНИИ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА
И КИСЛОТОЗАВИСИМЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ....................................................................................... 22
Кравчун П.Г., Кадыкова О.И., Габисония Т.Н.
РОЛЬ АДИПОЦИТОКИНОВ В ФОРМИРОВАНИИ НАРУШЕНИЙ ЛИПИДНОГО
И УГЛЕВОДНОГО ОБМЕНОВ У КАРДИОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ ............................................ 26
Gogilashvili K., Shonia N., Burkadze G.
THE ROLE OF HUMAN PAPILLOMAVIRUS
IN ORAL SQUAMOUS CELL CARCINOMA (REVIEW) ....................................................................... 32
Железнякова Н.М.
ФОРМИРОВАНИЕ АУТОИММУННЫХ РЕАКЦИЙ У БОЛЬНЫХ С СОЧЕТАННЫМ
ТЕЧЕНИЕМ ХРОНИЧЕСКОГО ОБСТРУКТИВНОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ ЛЕГКИХ
И ХРОНИЧЕСКОГО ПАНКРЕАТИТА .................................................................................................... 36
Колесникова Е.В.
ВЗАИМОСВЯЗЬ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНА ADIPOR1 С КАРДИОВАСКУЛЯРНЫМ РИСКОМ
У БОЛЬНЫХ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНЬЮ ПЕЧЕНИ .............................................. 40
Piralishvili G., Gamkrelidze I., Nikolaishvili N., Chavchanidze M.
EVALUATION OF THE QUALITY OF LIFE (WHOQOL-BREF) AMONG METHADONE
AND SUBOXONE SUBSTITUTION STATE PROGRAM PATIENTS
AND HEALTHY VOLUNTEERS IN GEORGIA ......................................................................................44
Abramidze T., Gotua M., Rukhadze M., Gamkrelidze A.
RISK FACTORS OF ASTHMA IN GEORGIAN SCHOOLCHILDREN .................................................. 48
Архимандрит Адам (Ахаладзе)
БИОЭТИКА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОГО СЕКУЛЯРНОГО ПРОСТРАНСТВА .....................51
6

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
Гогиашвили Л.Е., Абашидзе Т.В., Цагарели З.Г., Дгебуадзе М.А., Квачадзе Т.И.
ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ МОРФОЛОГИЯ ИЗМЕНЕНИЙ ЯДЕР БЛУЖДАЮЩЕГО НЕРВА
В ПРОДОЛГОВАТОМ МОЗГЕ (N.AMBIGUUS; N.DORSALIS),
ИНДУЦИРОВАННЫХ ВИРУСОМ ГРИППА А (H3N1) В ЭКСПЕРИМЕНТЕ .................................... 55
Гвамичава Т.А., Гачечиладзе И.А., Мачавариани Т., Гогиашвили Л.Е.
МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТРОМАЛЬНЫХ ЛИМФОЦИТОВ
И ФИБРОБЛАСТОВ В РАКЕ ТОЛСТОЙ КИШКИ И МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ ..................................62
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 7
Черепно-мозговая травма (ЧМТ) по сей день счита-
ется актуальной проблемой, так как является одной
из ведущих причин смертности, длительной времен-
ной нетрудоспособности и инвалидности населения.
Большое значение уделяют так называемым “боевым
черепно-мозговым травмам”.
Постоянное оснащение армий современными вида-
ми вооружения с новыми бризантными свойствами,
обусловливает значительный рост минно-взрывных и
взрывных повреждений центральной нервной системы.
В связи с этим возникает необходимость постоянного
совершенствования диагностики и лечебной тактики
боевых травм нервной системы [1]. Если сравнивать
частоту взрывных повреждений черепа и головного
мозга в общей структуре черепно-мозговых травм во
время участия в различных вооруженных конфлик-
тах; то в войнах начала XX века они составили всего
6,7%, а в годы Великой Отечественной войны этот
процент уже был 56,2. Во время пребывания воинов-
интернационалистов в Афганистане, частота повреж-
дений центральной нервной системы составила 70%
[4,7]. Удельный вес повреждений нервной системы в
структуре санитарных потерь при сочетанной травме,
полученной в результате взрыва, составляет 25-70% от
общего числа пострадавших [3].
Современное развитие реанимации, хирургии, ней-
рохирургии, фармакологии, совершенствование диаг-
ностических возможностей и мониторинга основных
физиологических показателей привели к снижению
числа летальных исходов и осложнений ЧМТ. Смерт-
ность вследствие боевых черепно-мозговых травм по
данным авторов снизилась на 7,5% [2,6]. Однако число
лиц с тяжелыми последствиями ЧМТ увеличилось.
Последствия ЧМТ - это эволюционно предопределен-
ный и генетически закрепленный комплекс процессов
в ответ на повреждение головного мозга, они влияют на
социальный статус пострадавших, качество их жизни,
определяют актуальность и социальную значимость
проблемы. Психоневрологические расстройства в
позднем периоде ЧМТ нарушают жизнедеятельность
больных и требуют разработки новых принципов ле-
чения и медицинской реабилитации.
Больные с последствиями ЧМТ длительное время, а за-
частую и пожизненно, социально не адаптированы, имеют
серьезные неврологические и психологические дисфунк-
ции, признаются нетрудоспособными. Следует отметить,
что медико-социальное освидетельствование пациентов
с последствиями перенесенной боевой травмы имеет
особое значение в силу значимости не только медицин-
ских, но социальных аспектов. В ряде случаев возникают
трудности методологического характера, особенно когда в
клинической структуре преобладает посттравматический
нервно-психический или иной сложный дефект.
Картина последствий черепно-мозговой травмы много-
образна. Диагностируемые синдромы часто сочетают-
ся, что затрудняет их клинико-экспертную оценку.
Клинические проявления последствий оцениваются по
неврологическому, психическому и общесоматическому
статусу больного с использованием данных дополнитель-
ных исследований, включая методы нейровизуализации
омпьютерная томография - KT, магнитно-резонансная
томография - МРТ, электроэнцефалография - ЭЭГ, доп-
плерография и др.).
В клинической картине посттравматического периода
по данным различных авторов выделяют следующие
основные клинические синдромы: вегетативно-
сосудистый, вестибулярный, гипоталамический,
церебрально-очаговый, гипертензионный, эпилепти-
ческий, экстрапирамидный (травматический паркинсо-
низм, гиперкинезы), посттравматический церебральный
арахноидит, а также различные психопатологические
синдромы (астенический, астено-невротический, ипо-
хондрический, психопатоподобный, психоорганиче-
ский) и патологическое развитие личности. Ни один из
этих синдромов не встречается изолированно, обычно
наблюдаются их различные сочетания [2,3,6].
Синдром вегетативной дистонии (СВД) встречается у
60% больных, в основном перенесших легкую закры-
НАУКА
СОСТОЯНИЕ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ГОЛОВНОГО МОЗГА
У ПАЦИЕНТОВ С ОТДАЛЕННЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ
БОЕВОЙ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ
1Яворская В.А., 1Черненко И.И., 2Федченко Ю.Г., 3Пасюра И.Н.
1
2
3
8

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
тую ЧМТ [2,9], чаще в первые месяцы и годы после
травмы. Значительное нарастание частоты и выражен-
ности вегетативно-сосудистых нарушений на фоне де-
компенсации посттравматического дефекта наступает
в возрасте 40-54 лет у перенесших закрытую ЧМТ в
период Великой Отечественной войны [4].
Вегетативные расстройства носят преимущественно
перманентный характер (вегетативно-сосудистая
дистония), реже возникают вегетативные кризы [1].
Вегетативные пароксизмы типа панических атак не-
редко проявляются на фоне изменений психики в виде
сенестопатических, психосенсорных расстройств, асте-
низации в сочетании с аффективными нарушениями,
истероформными реакциями [1,4]. У лиц, перенесших
ЧМТ, проявления СВД могут быть непостоянны и
изменчивы. Возникновение (или усугубление) вегета-
тивной дисфункции обусловлено изменением сезонных
ритмов, метеоколебаниями, физической и эмоциональ-
ной нагрузкой [9].
Вестибулярный синдром, проявляющийся приступа-
ми системного, реже несистемного головокружения,
нарушением равновесия, вегетативно-сосудистыми
реакциями, наблюдается у 32-50% больных, перенес-
ших закрытую ЧМТ [6,7]. Вестибулярные расстройства
могут быть обусловлены как первичной травмой ствола
мозга, так и вторичными нарушениями крово- и лик-
вороциркуляции, приводящими к дисфункции кохлео-
вестибулярных структур.
Эпилептические припадки могут возникать вскоре
или спустя многие годы после травмы [3,4]. Пост-
травматическая эпилепсия встречается в 15-25%
случаев, чаще у перенесших ЧМТ средней тяжести.
Е.А. Садыков и соавт. [8] выделяют три основных
варианта посттравматической эпилепсии. В первом
варианте основу клинической картины, тяжесть и
прогноз определяют другие последствия травмы
мозга. Припадки, как правило, редкие, хорошо
поддающиеся терапии, генерализованная пароксиз-
мальная активность на ЭЭГ не характерна. Второй
вариант: ведущая роль принадлежит эпилептиче-
ским припадкам. По данным ЭЭГ выявляется гене-
рализованная пароксизмальная активность, очаги
обычно симметричные, характерна их миграция.
Третий вариант представляет собой последствия
легкой ЧМТ с развитием эпилепсии при весьма ве-
роятной наследственной предрасположенности. В
этих случаях характерно выявление билатерально
- синхронной генерализованной активности на ЭЭГ
при отсутствии морфологического компонента (по
данным KT и МРТ).
Эпилептический синдром являлся ведущим в клиниче-
ской картине у 38,5% обследованных, дополнительно
до 13% больных с последствиями ЧМТ имели харак-
терные эпилептические изменения по данным ЭЭГ без
клинических проявлений [4].
Церебрально-очаговый синдром в отдаленном периоде
ЧМТ встречается в 10-30% случаев и проявляется цен-
тральным парезом конечностей, нарушением высших
мозговых функций (речи, чтения, письма, гнозиса,
праксиса и др.), Эти нарушения, как правило, явля-
ются ведущими у пострадавших с тяжелой закрытой
и открытой ЧМТ. Данные клинических наблюдений
свидетельствуют, что в первый год после травмы от-
мечается положительная динамика восстановления
нарушенных функций, этому способствуют значитель-
ные компенсаторные возможности нервной системы,
восстановительное лечение. С увеличением давности
ЧМТ возможно дальнейшее уменьшение выраженно-
сти очаговых церебральных синдромов [4,8].
Несмотря на длительный (иногда больше чем 20-
летний) период, который прошел с момента получения
травмы, больные связывают негативное самочувствие
именно с ЧМТ. Такая поздняя декомпенсация травма-
тической болезни отличается от ранней более длитель-
ным периодом обострения и нарастанием психопато-
логической симптоматики [1,5]. Ангиодистонические
расстройства, которые имели место в момент травмы,
с течением времени станут постоянными, структурно
очерченными синдромами сосудистых заболеваний.
Чем больше времени проходит от момента ЧМТ, тем
выше вероятность сосудистых заболеваний. Поэтому,
чтобы неспецифические и вегетативные нарушения
сформировались в сосудистое заболевание как само-
стоятельную нозологическую единицу, необходимо
время [2,5]. Формирование и разнообразные клини-
ческие проявления последствий ЧМТ в отдаленных
этапах заболевания в настоящее время объясняются
нарушениями мозгового кровотока, которые впервые
возникли уже в процессе самой травмы мозга [4,6].
Цель исследования – оценка эффективности примене-
ния электроэнцефалографического метода исследова-
ния для определения состояния биоэлектрической ак-
тивности головного мозга у пациентов с отдаленными
последствиями боевой черепно-мозговой травмы.
Материал и методы. С учетом поставленных задач
обследовано и проанализировано 108 больных муж-
чин, перенесших боевую черепно-мозговую травму
различной степени тяжести. Это участники боевых
действий в Демократической республике Афганистан,
которые проходят ежегодные курсы стационарного
лечения в Харьковском областном госпитале для ин-
валидов войны после перенесенной минно-взрывной
или взрывной травмы.
Возраст больных - от 40 до 50 лет. У обследован-
ных с боевой ЧМТ больных, по данным анамнеза,
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 9
сроки давности травмы составляют от 22 до 28 лет,
т.е. пациенты получили травму в молодом возрасте.
Больные старше 55 лет в исследование не включа-
лись ввиду неоднозначности суждения о характере
церебральных изменений (посттравматических,
сосудистых или смешанных). Лица с какими-либо
соматическими заболеваниями до ЧМТ также не
исследовались.
Пациенты были разделены на группы в зависимости
от тяжести полученной травмы: I группу составили
40 пациентов, перенесших лёгкую боевую ЧМТ (12
из них повторную), II группу - 38 с контузией средней
степени тяжести (5 из них повторную) и III группу - 30
пациентов, перенесших тяжелую боевую ЧМТ.
Больные с последствиями боевой черепно-мозговой
травмы были обследованы путем клинического на-
блюдения и неврологического исследования с приме-
нением данных дополнительных методов обследова-
ния. Детально изучались данные анамнеза, динамика
клинической картины заболевания на протяжении ряда
лет, изменения социального статуса пострадавшего в
ходе осуществления реабилитационных мероприятий
и ежегодных курсов стационарного лечения.
С целью уточнения диагноза и локализации процесса
применялись дополнительные методы исследования:
рентгенография костей черепа (у пациентов с осколоч-
ными ранениями в анамнезе), электроэнцефалография,
эхоэнцефалоскопия, ультразвуковая допплерография
магистральных сосудов, нейровизуализационные ме-
тоды (КТ или МРТ) по показаниям.
Результаты и их обсуждение. Умеренные или легкие
изменения ЭЭГ диффузного характера с преобладанием
смешанной активности средней амплитуды зафиксиро-
ваны у 28 пациентов I группы.
ЭЭГ - в фоне регистрируется немодулированая, не-
симметричная, заостренная, эпизодически в виде
вспышек альфа-активность; спайки, быстрые асин-
хронные колебания, диффузные медленные, острые
волны. При открывании глаз наступает активация
альфа-активности по всем отделам мозга, медлен-
ной активности не отмечается; при закрывании глаз
- восстановление альфа-активности происходит на
1-2 сек. При проведении фотостимуляции, четкого
усвоения навязанного ритма световых мельканий не
происходит, но отмечается активация, а затем вос-
становление альфа-активности. Фотостимуляция не
вызывает подавления основного ритма. 3-минутная
гипервентиляция не приводит к синхронизации
альфа-активности, существенного изменения фоно-
вого паттерна не происходит; значимой амплитудной
частотной межполушарной асимметрии во всем
спектральном диапазоне на всех этапах обследо-
вания, пароксизмальной эпиактивности, локаль-
ной патологии не выявлено. Вывод: дисфункция
диэнцефально-стволовых структур мозга. Данные
изменения выявлены у 12 пациентов I группы, 28 - II
группы и 14 - III группы.
ЭЭГ - грубая дезорганизация, дизритмия паттерна,
спонтанно и в условиях 3-минутной гипервентиляции
регистрируется фокус патологической полиморфной
медленной дельта-, тета - активности в одной из частиц
или нескольких долях головного мозга. Вывод: очаго-
вые изменения биоэлектрогенеза. Данные изменения
выявлены у 10 лиц II группы и 16 - III группы.
ЭЭГ - дезорганизация, дизритмия паттерна, спонтанно
и в условиях 3-минутной гипервентиляции возникают
вспышки билатерально-синхронных пик-медленно-
волновых комплексов, высокоамплитудных заострен-
ных альфа-волн, обнаружена пароксизмальная актив-
ность. Данные изменения выявлены у 32 пациентов II
группы и 12 - III группы.
ЭЭГ - спонтанная эпилептическая активность в форме
разрядов билатерально-синхронных пик-медленно-
волновых комплексов фиксировалась у 18 пациентов
III группы.
Результаты электроэнцефалографического исследования
в различных группах больных представлены в таблице.


Группы
Легкие и
умеренные
изменения
ЭЭГ
Дисфункция
диэнцефально-
стволовых
структур
Очаговая
активность
Пароксизмаль-
ная активность Эпиактивность
абс. % абс. % абс. % абс. % абс. %
I (n=40) 28 70 12 30 – – - - - -
II (n=38) 28 73,7 10 26,3 32 84,2 - -
III (n=30) 14 46,7 16 53,3 12 40 18 60
По данным таблицы, у абсолютного большинства об-
следованных I (70%) группы наблюдались легкие или
умеренные изменения электроэнцефалографического
исследования. При этом на электроэнцефалограмме
10

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
доминировал модулированный «веретенообразный»
альфа-ритм, особенно в средне-задних отделах мозга.
Амплитуда его в среднем находилась в пределах 50-60
мкВ, а частота - 9-10 колебаний в секунду. В передних
отделах регистрировался бета-ритм с амплитудой 15-20
мкВ и частотой 14-24 колебаний в секунду. Зональные
различия были сохранены. Лишь у 12 (30%) больных
этой группы имела место дисфункция диэнцефально-
стволовых структур.
Во второй группе больных нормальные показате-
ли ЭЭГ исследований отсутствовали. Дисфункция
диэнцефально-стволовых структур головного мозга от-
мечалась у 28 (73,7%) обследованных. Незначительно
выраженная очаговая симптоматика была зарегистри-
рована у 10 (26,3%) пациентов. Пароксизмальная актив-
ность выявлена у 32 (84,2%) обследованных лиц.
III группа также характеризовалась отсутствием нор-
мальных показателей ЭЭГ. Дисфункция диэнцефально-
стволовых структур зафиксирована у 14 (46,7%)
пациентов, очаговая активность - у 16 (53,3%); па-
роксизмальная активность - у 12 (40%) пациентов.
Особенностью данной группы является наличие эпи-
активности у 18 (60%) пациентов. Значительную ин-
формацию для выявления реакций мозговых структур
на недостаточность гемодинамики при формировании
дисциркуляторной энцефалопатии дает применение
функциональных проб. Так, во второй и третьей груп-
пах выявлены следующие изменения:
- Реакция на гипервентиляцию отсутствовала.
- Усиление синхронизации с повышением амплитуды
биопотенциалов, появлением заостренных волн альфа-
диапазона.
- Усиление дезорганизации альфа-ритма, появление
острых и медленных волн.
- Появление высокоамплитудного альфа-ритма, что
свидетельствовало об угнетении биопотенциалов
мозга, очевидно, вследствие недостаточности ге-
модинамики и гипоксии мозга. Таким образом, рас-
стройства электрогенеза отражают дисрегуляторную
перестройку мозга и его реакцию на недостаточность
кровоснабжения, которые были обнаружены у паци-
ентов, перенесших боевую ЧМТ средней и тяжелой
степени тяжести.
Результаты проведенных исследований позволяют
заключить:
- исследование биоэлектрической активности головно-
го мозга выявило, что период отдаленных последствий
боевой травмы характеризуется изменениями частоты
и амплитуды альфа-ритма, которые свидетельствуют
о дисфункции неспецифических структур головного
мозга в результате легкой боевой ЧМТ и приближа-
ются к показателям у пациентов, которые перенесли
боевую черепно-мозговую травму средней тяжести и
тяжелую;
- чем тяжелее была полученная боевая ЧМТ, тем более
выраженны изменения биоэлектрической активности
головного мозга у пациентов второй и третей групп.
ЛИТЕРАТУРА
1. Вейн A.M. Вегетативные расстройства. М.:
1998;752.
2. Волошин П.В., Шогам И.И. Неврологические
аспекты периодизации черепно-мозговой травмы.
Вопр. нейрохирургии. 1990; 6: 25-27.
3. Ефимов И.М. Симптоматические формы локально
обусловленной эпилепсии (вопросы диагностики и
военно-врачебной экспертизы). Автореф. дисс… канд.
мед. наук. СПб.: 2004; 23.
4. Лексин E. H. Неврологические синдромы отдален-
ного периода закрытой черепно-мозговой травмы.
Саранск: 1978; 38.
5. Мякотных B. C. Особенности клиники, диагности-
ки и лечения неврологической патологии у ветеранов
Афганистана. Медицинская реабилитация ветеранов
войн. Екатеринбург: УИФ «Наука»; 1994; 18–20.
6. Мякотных B. C. Патология нервной системы у ветеранов
Афганистана. Екатеринбург: УИФ «Наука»; 1994; 262.
7. Мякотных B.C., Таланкина Н.Э., Боровкова Т.А.
Клинические, патофизиологические и морфологиче-
ские аспекты отдаленного периода закрытой черепно-
мозговой травмы. Журн. неврологии и психиатрии.
2002; 102(4): 61–65.
8. Садыков Е.А. Посттравматическая эпилепсия (кли-
ника, диагностика, медико-социальная экспертиза).
Автореф. дисс... канд. мед. наук. СПб.: 1999;23.
9. Шогам И.И., Тайцлин В.И., Перцев Г.Д. Место и
значение синдрома вегетативной дистонии в клинико-
патофизиологической структуре отдаленных послед-
ствий легких закрытых черепно-мозговых травм. Журн.
невропатологии и психиатрии. 1992;– 92(5): 19-21.
SUMMARY
BIOELECTRIC ACTIVITY OF THE BRAIN IN PA-
TIENTS WITH DISTANT CONSEQUENCES OF
COMBAT BRAIN INJURY
1Yavorskaya V., 1Chernenko I., 2Fedchenko Yu.,
3Pasyura I.
1     
23”Central clini

Cranio-cerebral trauma is considered as one of the lead-
ing causes of mortality, long-term temporary incapacity
for work and disability. The aim of the article is to study
distant consequences of the so-called “combat cranio-ce-
rebral injury”. 108 male patients - participants of the mili-
tary actions in Afghanistan were examined. The patients
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 11
were divided into groups depending on the severity of the
injury. The reasons of the development of violations of
bioelectric activity of the brain in soldiers who have had
a history of traumatic brain injury were analyzed. Patients
underwent the EEG and the analysis of the results was car-
ried out. The examination of bioelectric activity of the brain
showed that the battle injury is characterized by changes in
the frequency and amplitude of the alpha-rhythm, which
proves that the dysfunction of non-specic structures of the
brain is the consequences of cranio-cerebral injury.
Keywords: combat cranio-cerebral injury, dysfunction of
non-specic structures.
РЕЗЮМЕ
СОСТОЯНИЕ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ АКТИВ-
НОСТИ ГОЛОВНОГО МОЗГА У ПАЦИЕНТОВ С
ОТДАЛЕННЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ БОЕВОЙ
ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ
1Яворская В.А., 1Черненко И.И., 2Федченко Ю.Г.,
3Пасюра И.Н.
1
2  
3  

Черепно-мозговая травма (ЧМТ) по сей день счита-
ется актуальной проблемой, так как является одной
из ведущих причин смертности, длительной времен-
ной нетрудоспособности и инвалидности населения.
Большое значение уделяют так называемым “боевым
черепно-мозговым травмам”.
Обследовано 108 больных мужского пола, участников
боевых действий в Афганистане. Пациенты были раз-
делены на группы в зависимости от степени тяжести
полученной травмы.
Рассмотрены причины развития нарушений биоэлек-
трической активности головного мозга у лиц по данным
анамнеза перенесших боевую ЧМТ. Пациентам вы-
полнено электроэнцефалографическое исследование
с проведенным дальнейшим анализом результатов.
Исследования биоэлектрической активности головно-
го мозга показало, что период отдаленных последствий
боевой травмы характеризуется изменениями частоты
и амплитуды альфа-ритма, которые свидетельствуют о
дисфункции неспецифических структур головного мозга
в результате легкой боевой ЧМТ и приближаются к пока-
зателям у пациентов, которые перенесли боевую черепно-
мозговую травму средней тяжести и тяжелую.
reziume
qala-tvinis sabrZolo travmis Soreuli
Sedegebis mqone pacientebis Tavis tvinis
bioeleqtruli aqtivobis maCveneblebi
v. iavorskaia, i. Cernenko, i. fedCenko,
i. pasiura
xarkovis di plomis Semdgomi ganaTlebis;
samedicino akademia; xarkovis regionuli
saavadmyofo omis invalidebisaTvis; glpu
“centraluri respublikuri saavadmyofo
ukrzaliznici”, ukraina
sadReisod qala-tvinis travma aqtualur
problemas warmoadgens, ganixileba ra mosax-
leobis sikvdilianobis, xangrZlivi droebiTi
Sromisuunarobis da invalidobis erT-erT
ZiriTad mizezad. didi mniSvneloba eniWeba
e.w. sabrZolo qala-tvinis travmebs.
gamokvleulia avRaneTSi saomar moqmedebaSi
monawile 108 avadmyofi (mamakacebi); miRebuli
travmis xarisxis Sesabamisad, pacientebi ram-
denime jgufad daiyo.
ganxilulia im pirTa Tavis tvinis eleqtru-
li aqtivobis darRvevebi, romelTac anamnezSi
qala-tvinis travma aReniSneboda. pacien-
tebs Cautarda eleqtroencefalografiuli
gamokvleva Sedegebis Semdgomi analiziT.
gamovlinda, rom sabrZolo travmis Soreuli
Sedegebis periodi xasiaTdeba alfa-ritmis
sixSiris da amplitudis SecvliT, rac miu-
TiTebs Tavis tvinis araspecifikuri struq-
turebis disfunqciaze qala-tvinis msubuqi
sabrZolo travmis Sedegad da uaxlovdeba im
pacientTa maCveneblebs, romalTac saSualo
da mZime xarisxis qala-tvinis sabrZolo
travma aqvT gadatanili.
12

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
Разработка новейших методов лечения и их эффек-
тивное внедрение в практику эндодонтии - одна из
актуальных проблем современной стоматологии
[1,5,6,8,9], что, со своей стороны, требует поиска де-
тальной информации о структурах твердых и мягких
тканей зуба – возрастает интерес к структуре пульпы,
ее ответной реакции на повреждение. Обмен веществ
в пульпе зуба осуществляется посредством диффузии
в экстрацеллюлярный матрикс, который служит свое-
го рода промежуточной средой при транспортировке
питательных веществ и метаболитов из кровеносных
сосудов в клетки [3,10,12].
В современной литературе значительное место зани-
мает изучение клеточных элементов пульпы в норме
и при патологии, между тем, особенности структуры
волокнистых структур и аморфного вещества еще
не полностью идентифицированы, а это необходимо
для полного представления о возможностях репа-
ративной реакции пульпы в процессе воспаления и
организации [7,11].
Особое место занимают коллагеновые структуры,
среди которых различают I и III тип волокон и тонкие
фибриллы, последние представляют собой связы-
вающую структуру между клеточными компонентами
(макрофаги, эозинофилы, лимфоциты) и основным
матриксом [3].
В отношении пульпы зуба исследования тонкой струк-
туры экстрацеллюлярного матрикса и клеточных эле-
ментов, кроме фибробластов, проведены в единичных
работах и носят, в основном, описательный характер.
Цель данного исследования: 1) описание и обсуждение
аморфного вещества, волокон и клеточных элементов,
находящихся в межклеточной субстанции пульпы зуба;
2) оценка взаймодействия различных фибриллярных
элементов; 3) оценка ультраструктуры макрофагов и
других клеток, связанных с основным веществом в
норме и условиях патологии, на основании данных
полученных электронномикроскопическим методом
исследования.
Материал и методы. Использовались тканевые био-
птаты пульпы зуба от 10 пациентов с острым и 10
- хроническим пульпитом; 10 контрольных случаев
(ортодонтические операции) служили группой срав-
нения. Все образцы биоптатов получены от пациентов
на основе информированного согласия. Материал
фиксировали в 10% растворе формалина, готовили
парафиновые блоки, окрашивали гематоксилином и
эозином и использовали для общеморфологического
исследования. Кусочки пульпы размером 1 мм3 после-
довательно фиксировали в 2% растворе глутаралдегида
и растворе 1% OsO4 на фосфатном буфере (рН=7,35).
Ультратонкие срезы получали на микротоме Reichert
Ultracut (Германия), контрастировали в 1% спиртовом
растворе уранилацетата и цитрате свинца. Материал
изучали и фотографировали в электронном микроскопе
Tesla BS 500 (Чехия).
Результаты и их обсуждение. Межклеточные волокна
нормальной дентальной пульпы могут быть разделены
на 2 группы (категории): коллаген и тонкие фибриллы
10,0-12,0 нм. Идентификация коллагеновых волокон
происходила по характерной поперечной исчерчен-
ности. Волокна имели, преимущественно, синусоидо-
образный ход (рис. 1). Чаще всего они представлены
как малые пучки, которые созданы ≈ 12 фибриллами.
Такие пучки обнаруживались и в других видах соеди-
нительной ткани; в пульпе они расположены вблизи
клеточной плазмолеммы или непосредственно на ее
поверхности - гликокаликсе, большое количество рас-
положено вокруг сосудов и нервных окончаний, что
также отмечают другие исследователи [7].
    


В отличие от коллагеновых волокон с вариабельным
диаметром, тонкие экстрацеллюлярные фибриллы
отличаются стабильным диаметром и более моно-
морфной структурой. При поперечном сечении они
выглядят как сложные структуры, состоящие из 3 или
4 субединиц. При изучении образцов пульпы создается
впечатление, что они представляют собой продолже-
СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОСНОВНОГО ВЕЩЕСТВА ПУЛЬПЫ
И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ПРИ ОСТРОМ И ХРОНИЧЕСКОМ ПУЛЬПИТЕ
1Даварашвили Х.Т., 2Дгебуадзе М.А., 2Меликадзе Е.Б., 1Жвитиашвили Т.О., 2Джандиери К.Н.
12

GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 13
ние фибрилл коллагена. Часто эти структуры создают
агрегированные пучки на поверхности фибробластов.
В большинстве фиксированных в глутаралдегиде об-
разцов ткани, основное вещество представлено в виде
нежной нитевидной субстанции, которая местами
создает более плотные агрегаты. Эти агрегаты тесно
связаны с экстрацеллюлярными фибриллами (рис. 1).
Следует подчеркнуть преобладание коллагеновых во-
локон над количеством основного вещества, которое
представляется редуцированным. Эластические волок-
на идентифицируются в небольшом количестве.
Необходимо отметить, что обнаружение и визуализация
основного вещества в образцах, фиксированных только
в четырехокиси осмия, затруднено.
Между волокнистыми элементами встречаются клетки:
макрофаги, малые лимфоциты и эозинофилы. Наиболее
распространенным элементом являются макрофаги.
Макрофаги в нормальных условиях («интактная фор-
ма») имеют округлую гладкую поверхность, однако
встречаются также единичные клетки с инвагинациями
плазматической мембраны. В цитоплазме выявляются
округлой или овальной формы митохондрии, короткие
плоские профили зернистой эндоплазматической сети,
агрегаты свободных рибосом и элементы комплекса
Гольджи. Периферическая часть цитоплазмы характе-
ризуется умеренной электронной плотностью.
В норме эозинофилы и лимфоциты встречаются реже,
чем макрофагы. Чаще всего они выявляются в образ-
цах, взятых из верхней 2/3 пульпы. Идентификация
эозинофилов основана на характерной зернистости и
типичной сегментоядерной форме ядра. Большинство
лимфоцитов принадлежат к группе малых лимфоци-
тов, рельеф их плазмолеммы уплощен, цитоплазма
содержит малочисленные митохондрии, шарообразные
и мелкозернистые структуры, здесь же встречаются
светлые вакуоли, такая картина характерна для ультра-
структуры Т-лимфоцитов [5].
Вокруг артериол в пограничной с перицитами ткани
встречаются фибробласты с характерным веретено-
образным, иногда округлым ядром (рис. 1).
Со стороны капилляров отмечается неравномерность
просвета, в некоторых из них стаз форменных элемен-
тов крови, эндотелиоциты крупные, имеют плотную
цитоплазму, реже выпячиваются в просвет капилляра
и сужают его.
При остром пульпите, верифицированном гистоло-
гически (рис. 2), по данным электронномикроско-
пических исследований имеют место следующие
изменения: преобладает резкий отек, кровенапол-
нение, со стазом эритроцитов, просветы сосудов
деформированы, эндотелиоциты набухшие, встре-
чаются также необычной формы эндотелиальные
клетки. Волокнистый компонент основного веще-
ства, а именно, коллагеновых волокон, изменен,
их электронная плотность уменьшена, имеет место
фрагментация тонких фибрилл; в толстых пучках
их структуризация слабее выражена, а поперечная
исчерченность менее заметна.


Между экстра- и интрацеллюлярными фибриллами
электронномикроскопическое различие менее заметно,
волокнистые структуры обоих видов имеют низкую
осмиофильность, индивидуальная структуризация
коллагеновых фибрилл из-за отека стерта. При остром
пульпите структура основного вещества изменена в
сторону уменьшения его электронной плотности, отека
и диссоциации. В агрегированном веществе вокруг
тонких нитей выявляются более плотные включения,
которые контактируют с коллагеновыми фибриллами.
В отдельных клетках, в основном, на поверхности
макрофагов, встречаются аморфные структуры, плот-
ность которых, по сравнению с нормой, увеличена, по
всей видимости, ввиду плазморрагии. Клетки диссо-
циированы, коллагеновые фибриллы и пучки, находя-
щиеся между ними, отделены друг от друга, создается
впечатление, что цементирующая функция основного
матрикса утрачена (рис. 3).



14

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
Макрофаги и иммунокомпетентные клетки - лимфоци-
ты и плазмоциты расположены в пространстве между
волокнами, но большинство из них как бы погружено“
в экстрацеллюлярный матрикс. Периваскулярные экс-
травазаты, а также зерна гемосидерина выявляются в
большинстве полей зрения, их присутствие указывает
на периодическое повторение экстравазации в основ-
ном веществе пульпы и экстраваскулярный распад эри-
троцитов. При остром пульпите привлекает внимание
также значительное скопление тучных клеток вокруг
капилляров, т.е. их периваскулярная концентрация (рис.
4). Сегментоядерные лейкоциты встречаются редко.



При остром пульпите значительные изменения наблю-
даются в макрофагах, в частности, возрастает частота
выявления макрофагов, что указывает на вероятное уве-
личение их числа за счет рекрутизации, большинство
клеток приобретает ультраструктуру, свойственную
активным формам.
По частоте выявления после макрофагов стоят эозино-
филы, их специфические зерна различны; в некоторых
видны дегрануляция матрикса с полным распадом
кристаллоидной структуры.
Выявляются значительные изменения в тучных клет-
ках в виде дегрануляции и лизиса плазматической
мембраны, вблизи плазмолеммы тучных клеток видна
агрегация коллагеновых фибрилл.
Результаты электронно-микроскопического иссле-
дования показали, что при хроническом пульпите в
образцах изученного материала происходит реоргани-
зация, ремоделинг и структурные сдвиги, присущие
фибропластическим процессам. В первую очередь,
следует отметить, что хронический воспалительный
инфильтрат содержит лимфоциты, макрофаги и фибро-
бластоподобные клетки. Плотность инфильтратов и в
целом, матрикса, особенно возрастает вблизи слоя одон-
тобластов. В отличие от нормальной пульпы, многочис-
ленные тучные клетки наблюдаются вокруг капилляров
и артериол. Стенки артериол сильно уплотнены, гиперос-
миофильны. Коллагеновые волокна вплотную прилегают
к базальной мембране эндотелия (рис. 5).



Вблизи зон интенсивной воспалительной инфильтра-
ции выделяются несколько структурных особенностей.
Обращает внимание феномен неоангиогенеза. Исходя
из научной задачи данного исследования, следует отме-
тить новообразование сосудов чаще происходит вокруг
нервных волокон, что дает основание предположить
моделирующий ангиогенез. Новообразованные сосуды
представлены капиллярами с плотными эндотелиоци-
тами (рис. 5), а также с посткапиллярными венулами
с утолщенной стенкой, подобные сoсуды сконцен-
трированы вокруг зон воспалительного инфильтрата.
Увеличение плотности основной аморфной субстанции
происходит за счет появления в ней осмиофильных
включений и плотных волокнистых структур. В кле-
точной популяции вместе с макрофагами часто выявля-
ются тучные и плазматические клетки, лимфоциты, а в
коллагеновых волокнах происходит увеличение числа
плотных, зрелых фибрилл с периодичной структурой
на поперечном срезе.
В то же время происходит снижение экссудации, отека и
экстравазации, т.е. процессов, которые наиболее характер-
ны для острого пульпита. Основная аморфная субстанция
становится более компактной, плотной и бесструктурной,
чем при остром пульпите. В частности, представлена
картина коллагенизации стенки капилляров и сосудов
более крупного калибра; в толще базальной мембраны
содержатся грубоволокнистые пучки коллагена I типа,
которые изменяют анатомическую особенность мембра-
ны и ее диффузионные свойства. Обращает внимание
отсутствие эластических волокон.
На усиление рекрутизации лейкоцитов указывает
увеличение числа эозинофилов, моноцитов и лим-
фоцитов в просвете капилляров и периваскулярном
пространстве. Усиление активности лимфоцитов и
иммунореактивных процессов подтверждается по-
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 15
явлением большого числа плазматических клеток, в
них в большом количестве обнаруживаются цистерны
зернистой эндоплазматической сети, а также плотные
включения в виде белковых депозитов.
Таким образом, результаты электронномикроскопическо-
го исследования показывают, что в пульпе представлены
все три структурных компонента соединительной ткани
с хорошо выраженными волокнами и пучками коллагена
I типа, из отдельных клеток, кроме традиционных фибро-
бластов, преобладают макрофаги и эозинофилы.
Ответная реакция основного вещества пульпы на острый
воспалительный процесс выражается отеком, диссоциа-
цией клеточных и волокнистых структур, что указывает на
деструкцию и потерю его связывающей, цементирующей
роли. В клеточном компоненте преобладают активные
макрофагы и эозинофилы; появляются тучные клетки с
интенсивной внутриклеточной дегрануляцией, что при
остром пульпите опосредовано развитием гиперсенси-
билизации, а плазморрагия, периваскулярные экстра-
вазаты, а также феномен дегрануляции тучных клеток
свидетельствуют о наличии структурного проявления
сенсибилизирующего компонента.
Суммируя вышеизложенное, можно заключить, что
при хроническом воспалении пульпы имеют место
следующие структурные изменения, нехарактерные
для острого процесса: 1. Ангиогенез, в основном, за
счет пролиферации капилляров вокруг нервных окон-
чаний. Следует отметить, что процесс неоангиогенеза
в пульпе человека нуждается в дальнейшем обсуждении.
2. Появление большого количества тучных клеток и их
интенсивная дегрануляция. 3. Активизация фибропласти-
ческих процессов с уплотнением основного вещества и
увеличением грубоволокнистых депозитов с интенсифи-
кацией процессов деструкции типичных анатомических
структур, что создает предпосылки для формирования
ложных дентиклей при хроническом пульпите.
Выводы:
1. Острый пульпит проявляется отеком и дезоргани-
зацией основного аморфного вещества, диссоциацией
клеточных и волокнистых структур, что свидетель-
ствует о потере связывающей, цементирующей роли
экстрацеллюлярного матрикса и деструктивной нап-
равленности процесса.
2. При остром воспалении в клеточном компоненте основ-
ного вещества пульпы, в отличие от нормы, преобладают
эозинофилы и тучные клетки в стадии функционального
перенапряжения и дегрануляции, что указывает на раз-
витие реакции гиперсенсибилизации.
3. Хронический пульпит морфологически проявляется
в феномене неоангиогенеза, преимущественно, вокруг
капилляров, интенсивной рекрутизации плазмоцитов
и лимфоцитов, деструкции и разрушении типичной
анатомической структуры пульпы.
ЛИТЕРАТУРА
1. MmamalaZe m., gogilaSvili q. praqtikuli
endodontiis safuZvlebi. Tbilisi:^2000; 194.
2. Хюльсман М., Шефер Э. Проблемы эндодонтии. Про-
филактика, выявление и устранение. 2009; 586.
3. Abella F., Patel S., Duran-Sindreu F. et al. Evaluating the
periapical status of teeth with irreversible pulpitis by using
Cone-beam computed tomography scanning and periapical
radiographs. J. Endodontics 2012; 38(12,): 1588-1591.
4. Carlile M.J., Sturrock M.G., Chisholm D.M., Ogden
G.R., Schor A.M. The presence of pericytes and transitional
cells in the vasculature of the human dental pulp: an ultra-
structural study. Histochem J. 2000; 32 (4): 239-245.
5. Goldstein P. Cytolytic T-cell melodrama. Nature 1987;
327: 12-17.
6. Guven G., Altun C., Gunhan O., Guurbuz T., Basak F.,
Akbulut E., Cehreli Z.C. Co-expression of cyclooxyge-
nase-2 and vascular endothelial growth factor in inamed
human pulp: an immunohistochemical study. J. Endod.
2007; 18-20.
7. Nica LMD, Raica M. Normal and inammatory human dental
Pulp: A morphohistochemical approach. TMJ 2004; 54: 1.
8. Overd-Peleg E., Lin S. Periodontal-endodontal interac-
tions. Abstract Releted Articles. Refuat Hapeh Vehashi-
naim. 2005; 22: 43-51.
9. Porter K.R. Cell ne structure and biosynthesis of inter-
cellular macromolecules. In: Connective Tissue: Intercel-
lular Macromolecules. Proc. Symp. Spons. By N.Y. Heart
Assoc., Little, Brown and Co., Boston: 1964; 167-196.
10. Rodd HD., Boissonade FM. Vascular status in human
primary and permanent teeth in health and disease. Eur. J.
Oral Scie. 2005; 113 (2): 128-134.
11. Rhodus N.L. Oral Healthy and sistemic health. Min.
Med. 2005; 88: 30-34.
12. Trubiani O., Tripodi D., Delle Fratte T., Caputi S., Di
Primio R. Human dental pulp vasculogenesis evaluated by
CD 34 antigen expression and morphological arrangement.
J. Dent Res. 2003; 82(9): 742-747.
SUMMARY
STRUCTURAL FEATURES OF THE PULP
GROUND SUBSTANCE AND ITS SIGNIFICANCE
FOR ACUTE AND CHRONIC PULPITIS
1Davarashvili Кh., 2Dgebuadze M., 2Melikadze E.,
1Zhvitiashvili T., 2Jandieri K.
1     2 
 
Georgia
The goal of the research study is an analysis of amorphous
material, bers and cellular elements of the dental pulp
and evaluation of their interactions with a variety of -
brouse structures in the norm and inammation.
16

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
To solve this problem used dental pulp tissue bioptats (10
cases) of patients with acute and chronic pulpitis and 10
control specimens (orthodontic operations). The mate-
rial was studied by histological and electron microscopic
methods of research.
It was determined that in acute pulpitis develope changes
promoting dissociation of brouse and cellular structures
of pulp components, and thus, loss the cementing binding
role of the ground substance. Acute pulpitis characterized
by the recruitment of mast cells.
The reorganization and remodeling of ground substance
associated with neoangiogenesis, especially capillaries,
and the replacement of collagen bers by the brouse
structures are major points in chronic pulpitis.
Keywords: dental pulp, morphology, inammation.
РЕЗЮМЕ
СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОСНОВНОГО
ВЕЩЕСТВА ПУЛЬПЫ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ПРИ
ОСТРОМ И ХРОНИЧЕСКОМ ПУЛЬПИТЕ
1Даварашвили Х.Т., 2Дгебуадзе М.А., 2Меликадзе Е.Б.,
1Жвитиашвили Т.О., 2Джандиери К.Н.
12



Цель исследования - изучение аморфного вещества, во-
локон и клеточных элементов межклеточной субстанции
пульпы зуба и оценка их взаимодействия с различными
фибриллярными структурами в норме и при воспалении.
Для решения поставленной задачи исследовались
тканевые биоптаты пульпы зуба (по 10 случаев) па-
циентов с острым и хроническим пульпитом, а также
10 контрольных образцов (ортодонтические операции).
Материал изучали гистологическим и электронноми-
кроскопическим методами исследования.
Установлено, что при остром пульпите развиваются из-
менения, способствующие диссоциации волокнис-тых и
клеточных структур компонентов пульпы и потере цемен-
тирующей связывающей роли основного вещества. Острый
пульпит характеризуется рекрутизацией тучных клеток.
При хроническом пульпите происходят реорганиза-
ция и ремоделинг основного вещества, связанные с
неоангиогенезом, преймущественно, капилляров, и за-
мещением коллагеновых фибрилл грубоволокнистыми
структурами.
reziume
pulpis ZiriTadi nivTierebis struqturuli
Taviseburebebi da misi mniSvneloba mwvave
da qronikuli pulpitis dros
1x. davaraSvili, 2m. dgebuaZe, 2e. meliqaZe,
1t. JvitiaSvili, 2q. jandieri
1stomatologiuri poliklinika, quTaisi;
2i. javaxiSvilis sax. Tbilisis saxelmwifo
universiteti, a. naTiSvilis morfologiis
instituti, Tbilisi, saqarTvelo
Sromis mizans warmoadgenda kbilis pulpis
ujredSorisi substanciis amorfuli niv-
Tierebis, boWkoebis da ujreduli elemen-
tebis Seswavla da sxvadasxva fibrilur
struqturasTan maTi urTierTobis Sefaseba
normasa da anTebis dros.
amocanis Sesasruleblad gamoyenebulia
mwvave da qronikuli pulpitiT daavadebuli
pacientebis kbilis pulpis qsovilovani
bioptatebi (10 SemTxveva) da, aseve, 10 sakon-
trolo nimuSi (orTodontuli operaciebi).
masala Seswavlilia histologiuri da
eleqtronul-mikroskopiuli meTodebiT.
dadgenilia, rom mwvave pulpitis dros vi-
Tardeba cvlilebebi, romlebic iwveven pul-
pis boWkovani da ujreduli struqturebis
komponentebis disociacias da ZiriTadi niv-
Tierebis macementirebeli damakavSirebeli
rolis dakargvas. mwvave pulpiti xasiaTdeba
foyieri ujredebis rekrutizaciiT.
qronikuli pulpitis dros adgili aqvs
ZiriTadi nivTierebis reorganizacias da
remodelings, rac ukavSirdeba neoangiogenezs,
gansakuTrebiT - kapilarebis da kolage-
nuri fibrilebis Canacvlebas uxeSboWkovani
struqturebiT.
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 17
Синдром кардиоренальной анемии (СКРА) является
сочетанием анемии, хронической сердечной недоста-
точности (ХСН) и хронической болезни почек (ХБП),
которые составляют патологическую триаду с неблаго-
приятным влиянием на заболеваемость и смертность
[24,27,44]. Впервые СКРА был описан Silverberg D.
и соавт. как порочный круг с быстрым прогрессиро-
ванием в терминальную стадию ХБП и дальнейшим
развитием ХСН [44,45]. Анемия присутствует в 1/3
случаев кардиоренального синдрома (КРС) и является
неблагоприятным прогностическим фактором как ХСН
[36,43], так и терминальной стадии болезни почек
(ТСБП) [25,28].
У 80% больных нефрологического отделения Tel Aviv
Medical Centre с хронической почечной недостаточ-
ностью (ХПН) и анемией отмечается также ХСН, т.е.
СКРА [45-48]. Каждое из этих трех состояний повышает
риск смертности или вероятность развития ТСБП на
50-100%, а наличие всех трех вместе - до 300% [14].
Silverberg D. и соавт. отмечают взаимосвязь превали-
рования анемии со степенью тяжести ХСН [44, 47].
При ХСН I ФК (функциональный класс) по NYHA
(New York Heart Association) у 9,1 % пациентов от-
мечалась анемия с уровнем гемоглобина 13,7г%,
в то время как при IV ФК ХСН у 79,1% больных
выявилось понижение среднего уровня гемоглобина
до 10,9 г%. Взаимосвязь тяжести ХСН и понижения
уровня гемоглобина отмечают и другие исследова-
тели [4,19,51].
Анемия может вызвать ХСН и ХПН путем непосред-
ственной миокардиальной гипоксии и повышенного ок-
сидативного стресса, которые приводят к повреждению
миокардиальных клеток [16,42]. Она также вызывает
ишемию тканей во всем теле с периферической вазо-
дилятацией и понижением артериального давления,
следствием чего является симпатическая активация
с сужением сосудов почек [2]. Понижение кровотока
в почках приводит к активации ренин-ангиотензин-
альдостероновой системы (РААС) и антидиуретичес-
кого гормона (АДГ) с дальнейшей задержкой соли и
воды. Последнее приводит к гиперволемии, дилатации
желудочков и в условиях повышенной симпатической
и РААС активности к гипертрофии левого желудочка
ЛЖ), исходом чего является некроз и апоптоз мио-
кардиальных клеток с развитием ХСН [22,23] .
Среди возможных причин анемии при ХСН следует
отметить ХПН, развившуюся вследствие длительной
почечной вазоконстрикции, вызванной ХСН, а также
прямой токсический эффект ангиотензина, альдостеро-
на и норадреналина на ткань почек, что может вызвать
ренальную ишемию, деструкцию почечных клеток и
фиброз почек [13]. Вдобавок, поврежденный миокард
секретирует TNF-α (Tumor Necrosis Factor) [18,20],
что вызывает анемию путем уменьшения продукции
эритропоэтина (ЭПО) в почках, а также воздействием
на активность ЭПО в костном мозге и торможением
высвобождения железа из ретикулоэндотелиальной
системы, что затрудняет его доставку в костный
мозг и использование в продукции гемоглобина [34].
Следует отметить, что препараты, применяемые при
стандартной терапии ХСН, такие как ингибиторы
ангиотензинпревращающего фермента, блокаторы
ангиотензиновых рецепторов, аспирин, сами по себе
также могут вызвать анемию [31].
Анемия имеет разнообразную этиологию как у больных
ХБП, так и при ХСН, но недостаток железа в обоих
случаях является одним из основных факторов [15,35].
Доказательством этого является успешное лечение пре-
паратами железа этих больных.
FAIR-HF (The Ferinject Assessment in patients with Iron
deciency and chronic Heart Failure) исследование 459
больных ХСН и недостатком железа после в/в терапии
препаратами железа выявило значительное улучшение
симптомов сердечной недостаточности, толерантности
к физическим нагрузкам и качества жизни независимо
от наличия или отсутствия предшествующей анемии
[3]. Однако, современные Европейские протоколы
лечения ХСН считают терапию анемии у больных с
ХСН рутинной “недоказанной” и “необоснованной”
[10,26].
Palazzuoli A. et al. [37] при лечении анемии
β-эритропоэтином и препаратами железа у больных
ХСН отметили улучшение систолической функции
левого желудочка (ЛЖ), коррекцию его ремоделиро-
вания в сравнении с больными, получающими только
железо. Они же выявили при применении препаратов
ЭПО у больных ХСН, ХБП, анемией и 2 типом КРС
улучшение функции сердца и уменьшение размеров
ЛЖ. Это согласуется с исследованиями, где анемия
при ХСН ассоциируется с повышенной смертностью,
заболеваемостью, частой госпитализацией, прогресси-
рованием ГЛЖ и его дилатацией [29]. ЭПО терапия у
больных ХСН улучшает ряд параметров, среди кото-
рых ФК недостаточности кровообращения, фракция
выброса (ФВ), толерантность к физической нагрузке,
СИНДРОМ КАРДИОРЕНАЛЬНОЙ АНЕМИИ (ОБЗОР)
Минасян А.М.

18

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
потребление кислорода и качество жизни [21,29,32],
а у больных ХСН, находящихся на гемодиализе Д),
лечение ЭПО приводит к редукции массы ЛЖ и улуч-
шению ФВ [17].
Учитывая вышесказанное, роль ЭПО стимулирующих
препаратов является дискуссионной. ЭПО является ци-
токином, продуцируемым почками и необходимым для
образования эритроцитов [12]; обладает антиапоптоти-
ческим эффектом на различные типы клеток: нейроны
[50], эндотелиальные клетки [8], гладкомышечные клет-
ки [1] и кардиомиоциты [7,38]. Его уровень уменьшает-
ся при почечной недостаточности, но часто повышается
при ХСН [41]. Calvillo L . et al. [7] отмечают, что ЭПО
защищает кардиомиоциты от апоптоза посредством
регуляции синтеза эндотелиального NO [6].
Исследование 26 больных ХСН и анемией, которые
получали ЭПО, выявило значительное улучшение то-
лерантности к физическим нагрузкам. Mancini D.M. et
al. [32] объясняют это увеличением доставки кислорода
вследствие повышения уровня гемоглобина. К такому
же выводу пришли Silverberg DS et al., которые отмети-
ли значительное уменьшение частоты госпитализации
по поводу декомпенсации ХСН при регулярном лече-
нии ХПН препаратами ЭПО у додиализных больных
по сравнению с теми, кто получает ЭПО спорадически
или вообще не лечится ЭПО-стимулирующими пре-
паратами [44,45].
Однако, ряд авторов [52,53] указывает, что повышение
уровня эндогенного ЭПО у больных ХСН ассоциирует-
ся с понижением выживаемости независимо от уровня
гемоглобина и является независимым фактором риска
повышенной смертности. Рандомизированное иссле-
дование применения двойной дозы ЭПО дарбепоэтин
альфа у больных ХСН и анемией также не показало
улучшения NYHA ФК, ФВ ЛЖ или Minnesota Living
with Heart Failure questionnaire score [54].
Таким образом, несмотря на то, что некоторые авторы
[21,40] подтверждают благоприятный эффект лече-
ния анемии при ХБП и ХСН препаратами ЭПО, три
многоцентровых исследования ставят под сомнение
целесообразность их применения [11,39,49]. CREATE,
TREAT, CHOIR исследования выявили высокий про-
цент сердечно-сосудистых осложнений при коррекции
анемии у больных с почечной недостаточностью [11],
а у пациентов с сахарным диабетом, почечной недо-
статочностью и анемией повышенный риск инсульта
[39] и ассоциацию целевого повышенного уровня
гемоглобина при ХБП и анемии с риском смертности
и частой госпитализацией в связи с ХСН и инфарктом
миокарда [49].
Следовательно, учитывая эффективность лечения ане-
мии препаратами ЭПО у больных ХБП [30], данные
обследования диализных пациентов с сердечными за-
болеваниями [5] и результаты недавних исследований
ряда авторов [11,39,49], выявление целевого уровня
гемоглобина при ХБП и установление роли ЭПО в
лечении ХСН и 2 типа КРС по сей день актуально.
Besarab A. et al [5] в результате рандомизированного
исследования 1233 больных ХСН и ишемической
болезнью сердца, находящихся на ГД и получавших
лечение Epoetin alfa, рекомендуют целевой уровень
гематокрита ниже 42%. Daniel W. C. подтверждает, что
низкий гематокрит более желателен для больных ХБП,
не находящихся на ГД [9].
Однако, исследователи из 5 Европейских стран пред-
ставили результаты обследования 4591 гемодиализного
больного из 101 нефрологического отделения в течение
1998-2000 годов, где выявили ассоциацию низкого
уровня гемоглобина с высокой заболеваемостью у диа-
лизных больных. Европейские протоколы рекомендуют,
по крайней мере, у 85% ГД больных целевой уровень
гемоглобина ≥11 г/дл. Более того, лечение анемии
должно осуществляться и у додиализных больных,
что несомненно повысит качество жизни этого контин-
гента пациентов [30]. RED-HF исследование должно
определить эффективность лечения анемии препаратом
Darbepoetin alfa и его влияние на заболеваемость и
смертность у больных ХСН с систолической дисфунк-
цией ЛЖ и анемией [33].
В заключение следует отметить, что терапия ЭПО с
целью повышения уровня гемоглобина у больных ХСН
и анемией не имеет достаточно веских оснований.
Лечение больных с сочетанной сердечной и почечной
дисфункцией по сей день остается сложной задачей,
так как большинство исследований проводилось у
больных ХСН, исключая пациентов с нарушением
функции почек. Как и в случае КРС нет согласованного
мнения относительно определения, значения и ведения
пациентов с СКРА, что является следствием недостатка
многоцентровых рандомизированных исследований,
предлагающих протоколы лечения данного контингента
больных [41].
ЛИТЕРАТУРА
1. Akimoto T, Kusano E, Inaba T, Iimura O, Takahashi H,
Ikeda H, et al. Erythropoietin regulates vascular smooth
muscle cell apoptosis by a phosphatidylinositol 3 kinase-
dependent pathway. Kidney Int 2000;58:269-82.
2. Anand IS, Chandrashekhar Y, Ferrari R, Poole-Wilson
PA, Harris PC. Pathogenesis of oedema in chronic anae-
mia: studies of body water and sodium, renal function,
haemodynamics and plasma hormones. Br Heart J 1993;
70: 357-362.
3. Anker SD, Colet JC, Filippatos G, et al. Ferric carboxy-
maltose in patients with heart failure and iron deciency. New
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 19
England Journal of Medicine. 2009;361(25):2436–2448.
4. Anker SD, Sharma R, Fracis D, Pitt B, Poole-Wilson
PA, Coats AJS. Anemia and survival in 3044 patients with
chronic heart failure (CHF) in the ELITE II Study. Circula-
tion 2002; 106 [Suppl]: 2335.
5. Besarab A, Goodkin DA, Nissenson AR; Normal He-
matocrit Cardiac Trial Authors. The Normal Hematocrit
Study-follow-up. N Engl J Med. 2008;358(4):433-434.
6. Burger D, Lei M, Geoghegan-Morphet N, et al. Eryth-
ropoietin protects cardiomyocytes from apoptosis via
up-regulation of endothelial nitric oxide synthase. Cardio-
vascular Research. 2006;72(1):51–59.
7. Calvillo L, Latini R, Kajstura J, et al. Recombinant
human erythropoietin protects the myocardium from isch-
emia-reperfusion injury and promotes benecial remodel-
ing. Proceedings of the National Academy of Sciences of
the United States of America. 2003;100(8):4802–4806.
8. Carlini RG, Alonzo EJ, Dominguez J, Blanca I,Weisinger
JR, Rothstein M, et al. Effect of recombinant human
erythropoietin on endothelial cell apoptosis. Kidney Int
1999;55:546–53.
9. Daniel W Coyne. The health-related quality of life was
not improved by targeting higher hemoglobin in the Nor-
mal Hematocrit Trial. Kidney International advance online
publication 21 March 2012.
10. Dickstein K, Cohen-Solal A, Filippatos G, et al.
ESC Guidelines for the diagnosis and treatment of acute
and chronic heart failure 2008. European Heart Journal.
2008;29(19):2388–2442.
11. Drueke TB, Locatelli F, Clyne N, et al. Normaliza-
tion of haemoglobin level in patients with chronic kidney
disease and anaemia. New England Journal of Medicine.
2006;355:2071–2084.
12. Fandrey J. Oxygen-dependent and tissue-specific
regulation of erythropoietin gene expression. Am J Physiol
Regul Integr Comp Physiol 2004; 286: 977–88.
13. Fine L, Dandyopadhay D, Norman JT. Is there a com-
mon mechanism for the progression of different types of
renal diseases other than proteinuria? Towards the unify-
ing theme of chronic hypoxia. Kidney Int 2000; 57 (Suppl
75): 22-26.
14. Gilbertson D, Li S, Murray AM, Herzog CA, Collins
AJ. Competing risks of death vs ESRD in Medicare ben-
eciaries age 65þ with chronic kidney disease CHF and
anemia. J Am Soc Nephrol 2002; 13: 848.
15. Gotloib L, Silverberg D, Fudin R, et al. Iron deciency
is a common cause of anemia in chronic kidney disease
and can often be corrected with intravenous iron. Journal
of Nephrology 2006;19(2):161–167.
16. Grune T, Sommerburg O, Siems WG. Oxidative stress
in anemia. Clin Nephrol 2000; 53 (Suppl 1): 18-22.
17. Hampl H, Hennig L, Rosenberger C, et al. Effects
of optimised heart failure therapy and anemia correction
with epoetin beta on left ventricular mass in hemodialysis
patients. Am J Nephrol. 2005;25:211–220.
18. Herrera-Garza EH, Stetson SJ, Cubillos-Garzon A,
Vooltich MT, Farmer JA, Rorre-Amione G. Tumor necrosis
factor-alpha: a mediator of disease progression in the failing
human heart. Chest 1999; 115: 1170–1174.
19. Horwich TB, Fonarow GC, Hamilton MA, MacLel-
lan WR, Borenstein J. Anemia is associated with worse
symptoms, greater impairment in functional capacity and
a signicant increase in mortality in patients with advanced
heart failure. J Am Coll Cardiol 2002; 39: 1780–1786.
20. Iversen PO, Woldbaek PR, Tonnessen T, Christensen
G. Decreased hematopoiesis in bone marrow of mice with
congestive heart failure. Am J Physiol Regul Integr Comp
Physiol 2002; 282: 166-172.
21. Jin B, Luo X, Lin H, et al. A meta-analysis of erythro-
poiesis-stimulating agents in anaemic patients with chronic
heart failure. Eur J Heart Fail 2010; 12: 249-253.
22. Johnson DB, Dell’Italia LJ. Cardiac hypertrophy and
failure in hypertension. Curr Opin Nephrol Hypertens
1996; 5: 186-191.
23. Katz AM. The cardiomyopathy of overload: an un-
natural growth response in the hypertrophied heart. Ann
Intern Med 1994; 121: 363-371.
24. Kazory A., Ross E.A. Anemia: the point of convergence
or divergence for kidney disease and heart failure? Jour-
nal of the American College of Cardiology 2009; 53(8):
639–647.
25. Keane WF, Brenner BM, De Zeeuw D et al. The risk
of developing end-stage renal disease in patients with type
2 diabetes and nephropathy:The RENAAL Study. Kidney
Int 2003;63:1499–1507.
26. Kleijn L, de Boer RA, Voors AA. Should erythropoietin
treatment in chronic heart failure be haemoglobin targeted.
Eur J Heart Fail. 2010;12(3):215-6.
27. Koniari K., Nikolaou M., Paraskevaidis I., et al. Thera-
peutic options for the management of the cardiorenal syn-
drome. International Journal of Nephrology 2011; 10.
28. Levin A. The relationship of hemoglobin level and
survival: direct or indirect effects. Nephrol Dial Transplant
2002; 17 (Suppl 5): 8-13.
29. Lindenfeld JA. Prevalence of anemia and the effects
on mortality in patients with heart failure. Am Heart J.
2005;149:391-401.
30. Locatelli F, Pisoni RL, Combe C, et al. Anaemia in hae-
modialysis patients of ve European countries: association
with morbidity and mortality in the Dialysis Outcomes and
Practice Patterns Study (DOPPS). Nephrol Dial Transplant.
2004;19(1):121-132.
31. Macdougall IC. The role of ACE inhibitors and angio-
tensin II receptor blockers in the response to erythropoietin.
Nephrol Dial Transplant 1999; 14: 1836-1841.
32. Mancini DM, Katz SD, Lang CC, et al. AS. Effect
of erythropoietin on exercise capacity in patients with
moderate to severe chronic heart failure. Circulation
2003;107(2):294–299.
33. McMurray J. J., Anand I. S., Diaz R., et al. RED-HF
Committees and Investigators. Design of the Reduction of
Events with Darbepoetin alpha in Heart Failure (RED-HF):
a phase III, anaemia correction, morbidity-mortality trial.
European Journal of Heart Failure 2009; 11(8): 795–801.
20

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
34. Means RT. Advances in the anemia of chronic disease.
Int J Hematol 1999; 70: 7–12.
35. Nanas JN, Matsouka C, Karageorgopoulos D, et
al. Etiology of anemia in patients with advanced heart
failure. Journal of the American College of Cardiology
2006;48(12):2485–2489.
36. O’Meara E, Clayton T, McEntegart MB, et al. Clinical
correlates and consequences of anemia in a broad spectrum
of patients with heart failure - results of the candesartan
in heart failure: assessment of reduction in mortality and
morbidity (CHARM) program. Circulation 2006; 113(7):
986–994.
37. Palazzuoli A, Silverberg DS, Iovine F, et al. Effects of
betaerythropoietin treatment on left ventricular remodeling,
systolic function, and B-type natriuretic peptide levels in
patients with the cardiorenal anemia syndrome. Am Heart
J 2007; 154: 645-9.
38. Parsa CJ, Matsumoto A, Kim J, Riel RU, Pascal LS,
Walton GB, et al. A novel protective effect of erythropoietin
in the infarcted heart. J Clin Invest 2003;112:999–1007.
39. Pfeffer MA, Burdmann EA, Chen CY, et al. A trial
of darbepoetin alfa in type 2 diabetes and chronic kidney
disease. N Engl J Med. 2009;361(21):2019-2032.
40. Ritz E, Laville M, Bilous RW, et al.; Anemia Correction
in Diabetes Study Investigators Target level for hemoglobin
correction in patients with diabetes and CKD: primary
results of the Anemia Correction in Diabetes (ACORD)
Study .Am J Kidney Dis. 2007; 49(2):194-207.
41. Shah B.N., Greaves K. The Cardiorenal Syndrome: A
Review Int J Nephrol. 2011: 920-195.
42. Siems WG, Sommerburg O, Grune T. Erythrocyte
free radical and energy formation. Clin Nephrol 2000; 53
(Suppl 1): 9-17.
43. Silva RP, Barbosa PHU, Kimura OS, et al. Prevalance of
anemia and its association with cardio-renal syndrome. Inter-
national Journal of Cardiology 2007; 120(2): 232–236.
44. Silverberg D, Wexler D., Blum M., Wollman Y., Iaina A.
The cardio-renal anaemia syndrome: does it exist? Nephrol-
ogy Dialysis Transplantation 2003; 18(8): 7-2.
45. Silverberg DS, Wexler D, Blum M et al. The correction
of anemia in severe resistant heart failure with erythropoi-
etin and intravenous iron prevents the progression of both
the heart and renal failure and markedly reduces hospital-
ization. Clin Nephrol 2002; 58 (Suppl 1): 37-45.
46. Silverberg DS, Wexler D, Blum M et al. The effect of
correction of anemia in diabetic and non diabetics with
severe resistant congestive heart failure and chronic renal
failure by subcutanous erythropoietin and intravenous iron.
Nephrol Dial Transplant 2003; 18: 141-146.
47. Silverberg DS, Wexler D, Blum M et al. The use of
subcutaneous erythropoietin and intravenous iron for the
treatment of the anemia of severe, resistant congestive heart
failure improves cardiac and renal function, functional
cardiac class, and markedly reduces hospitalizations. J Am
Coll Cardiol 2000; 35: 1737-1744.
48. Silverberg DS, Wexler D, Sheps D et al. The effect of
correction of mild anemia in severe resistant heart failure
using subcutaneous erythropoietin and intravenous iron:
a randomized controlled study. J Am Coll Cardiol 2001;
37: 1775-1780.
49. Singh AK, Szczech L, Tang KL, et al. Correction of
anemia with epoetin alfa in chronic kidney disease. New
England Journal of Medicine. 2006; 355(20): 2085-2098.
50. Siren AL, Fratelli M, Brines M, Goemans C, Casa-
grande S, Lewczuk P. et al. Erythropoietin prevents neu-
ronal apoptosis after cerebral ischemia and metabolic stress.
Proc Natl Acad Sci USA 2001;98:4044-9.
51. Tanner H, Moschovitis G, Kuster GM et al. The preva-
lence of anemia in chronic heart failure. Int J Cardiol. 2002;
86: 115-121.
52. van der Meer P, Lok DJ, Januzzi JL, et al. Adequacy
of endogenous erythropoietin levels and mortality in
anaemic heart failure patients. European Heart Journal
2008;29(12):1510-1515.
53. van der Meer P, Voors AA, Lipsic E, et al. Prognostic
value of plasma erythropoietin on mortality in patients with
chronic heart failure. Journal of the American College of
Cardiology 2004; 44(1): 63-67.
54. van Veldhuisen DJ., Dickstein K., Cohen-Solal A. et
al. Randomized, double-blind, placebo-controlled study to
evaluate the effect of two dosing regimens of darbepoetin
alfa in patients with heart failure and anaemia. European
Heart Journal 2007; 28(18): 2208-2216.
SUMMARY
CARDIORENAL ANEMIA SYNDROME (REVIEW)
Minasyan A.
  

Cardiorenal anemia syndrome (CRAS) refers to the si-
multaneous presence of anemia, heart failure (HF), and
chronic kidney disease (CKD) that forms a pathologic
triad with an observe impact on morbidity and mortal-
ity. Certain researches were made regarding the usage
of erythropoietin (EPO) in patients with the above men-
tioned disorders. This leads to the improvement of left
ventricular function, quality of life and physical tolerance
with decreased risk of hospitalization.
Despite successful anemia treatment with EPO in dialysis
patients with CKD, HF and cardiorenal syndrome type 2,
it should be important to reveal the target Hb level and
role of EPO in this category of patients. According to
European guidelines in 85% of hemodialysis patients tar-
geted Hb level should be no more than 11g/dl, moreover,
the treatment of anemia can be organized before dialysis
and it will certainly increase the quality of life in this type
of patients.
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 21
Keywords: cardiorenal anemia syndrome, erythropoietin,
hemodialysis.
РЕЗЮМЕ
СИНДРОМ КАРДИОРЕНАЛЬНОЙ АНЕМИИ
(ОБЗОР)
Минасян А.М.


Синдром кардиоренальной анемии представляет со-
бой одновременное сочетание анемии, хронической
сердечной недостаточности (ХСН) и хронической
болезни почек (ХБП), которые составляют пато-
логическую триаду и ассоциируется с повышением
смертности, заболеваемости, частой госпитализацией.
Ряд авторов выявил у вышеуказанных больных при
лечении эритропоэтином (ЭПО) коррекцию ремоде-
лирования, улучшение функции сердца, толерантности
к физической нагрузке, качества жизни и уменьшение
риска госпитализации.
Несмотря на явное преимущество при лечении анемии
препаратами ЭПО у диализных больных ХБП, ХСН
и 2 типом кардиоренального синдрома, необходимо
установление роли терапии ЭПО и выявление целевого
уровня гемоглобина.
Европейские протоколы рекомендуют у 85 % гемодиа-
лизных больных целевой уровень гемоглобина ≥11 г/дл,
более того, лечение анемии должно осуществляться
и у додиализных больных, что, несомненно, повысит
качество жизни этого контингента пациентов.
reziume
kardiorenuli anemiis sindromi (mimoxilva)
a. minasiani
m. geracis sax. erevnis saxelmwifo samedi-
cino universiteti, erevani, somxeTi
kardiorenuli anemiis sindromi anemiis, gu-
lis qronikuli ukmarisobis (gqu) da Tirkm-
lis qronikuli daavadebis (Tqd) erTdrouli
arsebobaa, qmnis paTologiur triadas da
asocirdeba sikvdilianobis, avadobis, xSiri
hospitalizaciis zrdasTan. rig avtorTa
mier aseT avadmyofebSi naCvenebia remodeli-
rebis koreqcia, gulis funqciis gaumjobeseba,
fizikuri datvirTvisadmi tolerantobis da
sicocxlis xarisxis zrda da hospitali-
zaciis riskis Semcireba eriTropoetiniT
mkurnalobisas.
anemiis eriTropoetinis preparatebiT
mkurnalobis aSkara upiratesobis miuxedavad,
gqu-is, Tqd-is da meore tipis kardiorenuli
sindromis mqone dializze myof pacientebSi
aucilebelia eriTropoetiniT mkurnalobis
rolis gansazRvra da aseT pacientebSi hemo-
globinis samizne donis gamovlena.
evropuli protokolis rekomendaciiT, hemo-
dializze myofi pacientebis 85%-Si hemoglo-
binis samizne done 11 g/dl; metic, anemiis
mkurnaloba unda Catardes dializamdel
pacientebSic, rac udavod, gazrdis pacientTa
am kontingentis sicocxlis xarisxs.
22

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
Успешность проведения первичной и вторичной про-
филактики сердечно-сосудистых заболеваний зависит
от правильности определения факторов риска. Разра-
ботка концепции факторов риска сердечно-сосудистых
осложнений позволила установить основные из них:
артериальная гипертензия, дислипидемия, сахарный
диабет, пол, возраст, курение, избыточная масса тела,
наследственность. В то же время оценка указанных
классических факторов риска не может полностью
объяснить динамику роста сердечно-сосудистой за-
болеваемости [1-3].
Значение дополнительных факторов риска возрастает
на фоне коморбидного течения заболеваний [2,4]. На
протяжении последнего десятилетия в литературе
активно отражаются результаты исследования связи
между длительным приемом ингибиторов протон-
ной помпы (ИПП) для лечения кислотозависимых
заболеваний (КЗЗ) и повышенным риском развития
сердечно-сосудистых осложнений [5,6,8]. В качестве
одного из дополнительных факторов риска в такой
ситуации рассматривается гипергомоцистеинемия
(ГГЦ) как результат дефицита витамина В12 на фоне
систематического приема ИПП [6,7].
Иccледование взаимоотягощающих патогенетических
механизмов коморбидного течения ишемической бо-
лезни сердца (ИБС) и КЗЗ, а также оптимизация схем
лечения таких больных, приобретает особо важное
значение, учитывая высокий уровень распространен-
ности каждого из указанных заболеваний.
Целью данного исследования явилось изучение влия-
ния систематического приема ингибиторов протонной
помпы на уровень гомоцистеина и липидный обмен,
определение возможных путей коррекции гипергомо-
цистеинемии и дислипидемии.
Материал и методы. В исследование было включено
102 пациента, которые были распределены на 3 группы
по следующему принципу: I группа 34 пациента с
ИБС (стабильной стенокардией I-II функционального
класса) без сопутствующей патологии желудочно-
кишечного тракта; II группа – 33 пациента с КЗЗ
(хроническим гастродуоденитом и язвенной болезнью
двенадцатиперстной кишки) без сопутствующей ИБС;
III группа – 35 пациентов с коморбидным течением ИБС
(стабильной стенокардией I-II функционального клас-
са) и КЗЗ (хроническим гастродуоденитом и язвенной
болезнью двенадцатиперстной кишки); контрольную
группу составили 20 практически здоровых лиц. Па-
циенты сравниваемых групп отвечали требованиям
репрезентативной выборки по полу, возрасту, длитель-
ности течения заболеваний.
В исследуемых группах определяли показатели обще-
го холестерина (ОХС), холестерина липопротеидов
низкой плотности (ХС ЛПНП), холестерина липо-
протеидов высокой плотности (ХС ЛПВП), тригли-
церидов (ТГ). Концентрацию ОХС, ТГ и ХС ЛПВП
определяли ферментативным методом, уровень ХС
ЛПНП расчитывали по формуле W.T. Friedewald (ХС
ЛПНП, ммоль/л = ОХС, ммоль/л ХС ЛПВП, ммоль/л
(0,45хТГ, ммоль/л). Также определяли уровни
гомоцистеина и витамина В12 иммуноферментным
методом с использованием анализатора «IMMULITE
ONE, DP(США) и наборов реактивов «IMMULITE
1000 Homocysteine» и «Immulite 1000 vitamin B12»,
согласно инструкции.
Коррекцию выявленного дефицита витамина В12 у
больных КЗЗ проводили путем внутримышечного
введения 1 мл 0,02% раствора цианокобаламина 1
раз в 2 дня на протяжении 40 дней с последующим
повторным определением плазменных уровней циа-
нокобаламина и ГЦ.
Статистическую обработку данных проводили с
использованием программных пакетов «StatSoft
STATISTICA 10» и «Microsoft Ofce Excel 2007».
Для расчета параметрических критериев определяли
среднюю арифметическую вариационного ряда и
относительную ошибку средней арифметической.
Для определения силы и направления связи между
показателями в исследуемых группах использовали
корреляционный анализ (ранговую корреляцию
Спирмена – r), корреляцию считали статистически
значимой при р<0,05.
Результаты и их обсуждение. Сравнительная характе-
ристика данных, полученных в результате проведенно-
го исследования, представлена в таблице.
ВЛИЯНИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ПРИЕМА ИНГИБИТОРОВ ПРОТОННОЙ ПОМПЫ
НА УРОВЕНЬ ГОМОЦИСТЕИНА И ЛИПИДНЫЙ СПЕКТР
ПРИ КОМОРБИДНОМ ТЕЧЕНИИ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА
И КИСЛОТОЗАВИСИМЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ
Жаркова А. В., Орловский В.Ф.


GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 23
Анализ приведенных данных свидетельствует, что у
коморбидных больных зарегистрированны более высо-
кие средние уровни ОХС и ХС ЛПНП как в сравнении
с больными I так II групп (р<0,01), так и в сравнении
с контрольной группой (р<0,001). Средние значения
этих показателей липидного спектра крови у больных
с изолированными патологическими состояниями были
достоверно выше в сравнении с контрольной группой
(р<0,01), но ниже соответствующих значений у паци-
ентов с коморбидным течением заболеваний (р<0,05),
в то же время достоверной разницы между показате-
лями I и II групп не зарегистрировано (р>0,05). Таким
образом, у пациентов с ИБС, ассоциированной с КЗЗ
и, соответственно, приемом ИПП, зарегистрирован
самый высокий уровень показателей атерогенности
плазмы крови, что может быть свидетельством наличия
дополнительных факторов риска сердечно-сосудистых
осложнений в этой когорте больных.
В группе больных с коморбидной патологией - ИБС и
КЗЗ - зарегистрирован достоверно (р<0,01) более вы-
сокий средний уровень гомоцистеина, чем у больных с
изолированными патологическими состояниями и лиц
контрольной группы.
Проведенный анализ позволил установить прямую
достоверную (р<0,01) корреляционную связь между
повышением плазменной концентрации гомоцистеи-
на и уровнем ОХС: сильную в III группе (r=+0,85),
средней силы – во II группе (r=+0,54), и слабую – в I
(r=+0,18) и контрольной (r=+0,14) группах. Изучение
корреляционных связей между уровнями гомоцистеина
и ХС ЛПНП у пациентов исследуемых групп показало
наличие достоверной (р<0,01) прямой сильной корре-
ляционной связи между указанными показателями у
больных III группы – r=+0,82, прямой связи середней
силы среди пациентов II группы r=+0,46 и, соот-
ветственно, слабой связи в I - r=+0,21 и контрольной
- r=+0,12 - группах.
Учитывая литературные данные о патогенетических
особенностях течения КЗЗ, в том числе на фоне лече-
ния ИПП [5,6,8], можно предположить, что наиболее
вероятной причиной повышения уровня гомоцистеина
при сочетанной патологии является снижение уровня
цианокобаламина. Для подтверджения этой гипоте-
зы у пациентов исследуемых групп было проведено
определение уровня цианокобаламина плазмы крови.
Установлено, что у коморбидных больных был зареги-
стрирован более низкий уровень цианокобаламина как
по сравнению с больными первой (р<0,001) и второй
(р<0,05), так и по сравнению с контрольной группой
(р<0,001). Средний уровень этого показателя у больных
с изолированным течением КЗЗ был также достоверно
выше по сравнению с контрольной группой (р<0,001)
и больными с изолированной ИБС (р<0,001), но ниже,
чем соответствующие значения у пациентов с комор-
бидным течением заболеваний (р<0,01). Достоверной
разницы между показателями первой и контрольной
групп не зарегистрировано (р>0,05).
Изучение корреляционных связей между уровнями
гомоцистеина и цианокобаламина плазмы крови па-
циентов исследуемых групп показало, что имеется
достоверная (р<0,05) обратная сильная корреляционная
связь между указанными показателями у больных III

Показатель
Контрольная
группа
(n=20)
I группа
(n=34)
II группа
(n=33)
III группа
(n=35) p*
ОХС, ммоль/л 4,7±0,12 6,0±0,09 5,6±0,13 6,4±0,13
p1,p3,p5,p6<0,001
p2<0,02
p4>0,05
ХС ЛПНП,
ммоль/л 2,5±0,13 4,0±0,10 3,5±0,14 4,4±0,14
p1,p3,p5,p6<0,001
p2<0,02
p4>0,05
ХС ЛПВП,
ммоль/л 1,4±0,02 1,2±0,02 1,3±0,02 1,1±0,02 p1,p2,p5<0,001
p3,p4,p6<0,01
ТГ, ммоль/л 1,8±0,05 1,8±0,02 1,8±0,02 1,8±0,02 p1,p2,p3,p4,p5,p6>0,05
Гомоцистеин,
мкмоль/л 9,7±0,48 11,9±0,65 15,2±1,03 22,8±1,78 p1,p2,p6<0,001
p3,p4,p5<0,01
Цианокобаламин,
пг/мл 595,7±54,74 662,5±45,80 293,8±11,11 237,1±17,41
p1,p2,p4<0,001
p3,p6<0,01
p5>0,05


24

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
группы - r=+0,72, обратная связь средней силы – сре-
ди пациентов II группы r=+0,46 и, соответственно,
слабая связь в I группе r=+0,17 и контрольной
r=+0,12. Такие результаты можно рассматривать
как подтверждение наличия патогенетической связи
между уровнем витамина В12 и развитием ГГЦ именно
у больных на фоне приема ИПП, в то время как при-
чиной повышения уровня гомоцистеина у больных
ИБС без сопутствующего поражения верхних отделов
желудочно-кишечного тракта могут выступать другие
факторы.
Проведенный корреляционный анализ свидетель-
ствует о наличии прямой сильной достоверной связи
между длительностью приема ИПП и уровнями: ОХС
r=+0,71 при изолированном течении КЗЗ и r=+0,79
у коморбидных больных, ХС ЛПНП – r=+0,69 при
изолированном течении КЗЗ и r=+0,81 у коморбидных
больных, ГЦ r=+0,54 при изолированном течении
КЗЗ и r=+0,85 у коморбидных больных и витамина В12
– r=-0,72 при изолированном течении КЗЗ и r=-0,83 у
коморбидных больных (р<0,05).
Было решено изучить влияние включения в стандарт-
ную схему гиполипидемической терапии больным КЗЗ
парентерального введения витамина В12. С этой целью
больные КЗЗ, которые регулярно получали ИПП на про-
тяжении длительного периода и имели проявления ДЛП
(n=68) были распределены на две группы А (n=34)
и В (n=34). Больным группы А с целью коррекции
липидного состава крови и ГГЦ проводилась стандарт-
ная гиполипидемическая терапия путем перорального
приема аторвастатина в дозе 10 мг 1 раз в сутки. Боль-
ным группы В проводилась комбинированная терапия
– пероральным приемом аторвастатина в дозе 10 мг 1
раз в сутки и внутримышечным введением 1 мл 0,02%
раствора цианокобаламина 1 раз в 2 дня (всего двад-
цать инъекций). Во время формирования групп было
учтено распределение по возрасту, полу, длительности
приема ИПП, а также исходные данные относительно
средних уровней ГЦ, витамина В12 и показателей ли-
пидного спектра крови. Больные обеих групп отвечали
требованиям репрезентативной выборки по указанным
признакам. Контрольную группу составили лица, у
которых не было зарегистрировано ИБС и КЗЗ, репре-
зентативные по возрасту и полу (n=20).
Выбранная схема терапии, в том числе включение в
стандартную терапию пациентов с КЗЗ парентерально-
го введения витамина В12, была безопасной, профиль
ее переносимости удовлетворительный. Побочных
реакций, которые требовали отмены препаратов и при-
водили к преждевременному прекращению участия
больных в исследовании не зарегистрированно.
Повторное определение уровней ОХС, ХС ЛПНП, ХС
ЛПВП, ТГ, ГЦ и цианокобаламина плазмы крови про-
водили после окончания курса лечения витамином В12
- 6 недель спустя после начала лечения.
Установлено, что после проведенного 6-недельного
курса лечения средние уровни ОХС снизились: в груп-
пе А – с 5,9±0,16 до 5,6±0,11 ммоль/л, в группе В - с
6,0±0,12 до 4,7±0,05 ммоль/л, снижение уровней ХС
ЛПНП: в группе А – з 3,9±0,17 до 3,6±0,11 ммоль/л, в
группе В – с 4,0±0,14 до 2,7±0,03 ммоль/л. Таким об-
разом, уровни проатерогенных показателей липидного
обмена (ОХС, ХС ЛПНП) после лечения снизились как
в группе А (р<0,05), так и в группе В (р<0,001). В то
же время следует отметить, что средние концентра-
ции ОХС и ХС ЛПНП больных группы А оставались
достоверно (р<0,05) более высокими по сравнению с
контрольной группой, в то время как аналогичные по-
казатели больных группы В приблизились к значениям
контрольной группы (р>0,05). Таким образом, вклю-
чение в схему гиполипидемической терапии больных
КЗЗ витамина В12 способствовало более эффективной
коррекции дислипидемических проявлений.
С целью подтверждения гипергомоцистеинемической
гипотезы развития дислипопротеинемии у больных
КЗЗ на фоне длительного приема ИПП была проведена
оценка уровней ГЦ в группах А и В. Установлено, что
после проведенного лечения средние уровни ГЦ снизи-
лись: в группе А – с 18,9±2,03 до 14,8±1,26 мкмоль/л, в
группе В – с 18,9±1,81 до 9,9±0,48 мкмоль/л. Уровень
ГЦ после лечения снизился и в группе А (р<0,05), и в
группе В (р<0,001). В то же время средняя плазменная
концентрация ГЦ у больных группы А оставалась
достоверно (р<0,05) более высокой по сравнению с
контрольной группой, средний уровень ГЦ больных
группы В приблизился к показателю контрольной
группы (р>0,05). Таким образом, включение в схему
гиполипидемической терапии больных КЗЗ витамина
В12 способствует повышению эффективности кор-
рекции ГГЦ.
У исследуемых больных было проведено повторное
определение уровней витамина В12. Установлено, что
после проведенной комбинированной терапии сред-
ний уровень витамина В12 в группе В повысился с
261,7±16,98пг/мл до 425,2±34,52 пг/мл (аналогичный
показатель в контрольной группе составил 595,7±54,74),
средняя концентрация витамина В12 в группе А, паци-
ентам которой терапия цианокобаламином не прово-
дилась, оставалась низкой - 281,0±20,93 пг/мл. Таким
образом, комбинированная терапия способствовала
достоверному (р<0,01) повышению среднего уровня
цианокобаламина в группе В - на 163,5 пг/мл (38,5%).
Уровень цианокобаламина в группе А не изменился
(р>0,05). После проведения курса лечения уровень
витамина В12 в группе В стал достоверно (р<0,001)
выше по сравнению с аналогичним показателем в
группе А.
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 25
Выводы:
1. Установлено, что среди лиц с коморбидным течением
ишемической болезни сердца и кислотозависимых заболе-
ваний средние уровни общего холестерина и холестерина
липопротеидов низкой плотности были достоверно выше
в сравнении с больными изолированныой ишемической
болезнью сердца и кислотозависимыми заболеваниями,
а также с практически здоровыми лицами.
2. Доказано, что в группе больных ишемической болез-
нью сердца, ассоциированной с кислотозависимыми
заболеваниями, средний уровень цианокобаламина
плазмы крови достоверно ниже по сравнению с изоли-
рованными патологическими состояниями и контроль-
ной группой. Дефицит витамина В12 увеличивается
соответственно возрастанию длительности течения
кислотозависимых заболеваний и приема ингибиторов
протонной помпы.
3. Уровень гомоцистеина плазмы крови был достоверно
выше среди коморбидных больных по сравнению с пред-
ставителями других групп, выраженность гипергомоци-
стеинемии возрастала пропорционально увеличению
продолжительности приема ингибиторов протонной
помпы. Между уровнями гомоцистеина и цианокоба-
ламина плазмы крови установлено наличие обратной
корреляционной связи, причем наиболее сильная связь
зарегистрирована в группе коморбидных пациентов.
4. Применение цианокобаламина в комплексной тера-
пии больных с коморбидным течением ишемической
болезни сердца и кислотозависимых заболеваний
способствует снижению гипергомоцистеинемии как
одного из дополнительных факторов риска сердечно-
сосудистых осложнений.
ЛИТЕРАТУРА
1. Коваленко В.М., Андрушко І.І., Талаєва Т.В. Зв'язок
гіпергомоцистеїнемії з метаболічними факторами ри-
зику у хворих на ішемічну хворобу серця. Український
кардіологічний журнал 2011; 6: 66-70.
2. Міщенко Л.А. Зв’язок нетрадиційних чинників
серцево-судинного ризику з ознаками атеросклеро-
зу у хворих на гіпертонічну хворобу. Український
кардіологічний журнал 2012; 2: 54-59.
3. Симерзин В.В., Гаглоева И.В., Гарькина С.В. Совре-
менная концепция профилактики сердечно-сосудистых
заболеваний. Вестник СамГУ 2007; 9/1(59): 296-306.
4. Abraham J.M., Cho L. The homocysteine hypothesis: still
relevant to the prevention and treatment of cardiovascular
disease? Cleve Clin. J. Med. 2010; 77(12): 911–918.
5. Ali T., Roberts D.N., Tierney W.M. Long–term Safety
Concerns with Proton Pump Inhibitors. Am. J. Med. 2009;
12(10): 196-203.
6. Carmel R. Biomarkers of cobalamin (vitamin B12) status
in the epidemiologic setting: a critical overview of context,
applications, and performance characteristics of cobalamin,
methylmalonic acid, and holotranscobalamin II. Am. J.
Clin. Nutr. 2011; 94(1): 348-358.
7. Deshmukh U.S., Joglekar C.V., Lubree H.G. et al. Effect
of physiological doses of oral vitamin B12 on plasma homo-
cysteine: a randomized, placebo–controlled, double–blind
trial in India. Eur. J. Clin. Nutr. 2010; 64(5): 495-502.
8. Elzen W.P.J., Groeneveld, Y. de Ruijter V. Long-term use
of proton pump inhibitors and vitamin B12 status in elderly
individuals. Alimentary Pharmacology and Therapeutic
Journal 2008; 27: 491-497.
SUMMARY
CORRELATION BETWEEN LONG-TERM PROTON
PUMP INGIBITOR USE, HOMOCYSTEINE AND
LIPOPROTEINS SERUM CONCENTRATIONS IN
PATIENTS WITH COMORBIDITY OF ISCHEMIC
HEART DISEASE AND ACID PEPTIC DISEASE
Zharkova A., Orlovsky V.


Present article is devoted to the study of the correlation
between vitamin B12 serum level, hyperhomocysteinaemia
and dyslipidemia. During research there were discovered
that the lowest vitamin B12 serum level and the highest ho-
mocysteine serum level have been registrated in associated
pathology (ischemic heart disease and acid peptic disease
according to long-term proton pump inhibitor use) patients.
It was shown evident correlation between that changes and
dyslipidemia. Тhe complex therapy that includes parenteral
B12 supplementation leads to more effective correction of
hyperhomocysteinaemia and dyslipidemia in patients with
comorbidity of ischemic heart disease and acid peptic dis-
ease with long-term use of proton pump inhibitors.
Keywords: vitamin B12, homocysteine, ischemic heart
disease, dyslipidemia, acid peptic disease, proton pump
inhibitor.
РЕЗЮМЕ
ВЛИЯНИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ПРИЕМА ИНГИБИ-
ТОРОВ ПРОТОННОЙ ПОМПЫ НА УРОВЕНЬ
ГОМОЦИСТЕИНА И ЛИПИДНЫЙ СПЕКТР ПРИ
КОМОРБИДНОМ ТЕЧЕНИИ ИШЕМИЧЕСКОЙ
БОЛЕЗНИ СЕРДЦА И КИСЛОТОЗАВИСИМЫХ
ЗАБОЛЕВАНИЙ
Жаркова А.В., Орловский В.Ф.
   
 

В статье приведены результаты исследования влияния
систематического приема ингибиторов протонной пом-
26

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
пы (ИПП) на уровень гомоцистеина (ГЦ) и липидный
обмен, а также изучения возможных путей коррекции
гипергомоцистеинемии (ГГЦ) и дислипидемии (ДЛП)
у больных с коморбидным течением ишемической бо-
лезни сердца (ИБС) и кислотозавысимых заболеваний
(КЗЗ). Установлено, что при ИБС, ассоциированной
с КЗЗ, средний уровень цианокобаламина был досто-
верно ниже, а средний уровень ГЦ - достоверно выше
по сравнению с изолированными патологическими
состояниями; ГГЦ способствовала развитию атеро-
генных типов ДЛП. Включение в схему лечения ДЛП
пациентов с КЗЗ парентерального введения витамина
В12 способствует повышению эффективности коррек-
ции ГГЦ и атерогенных типов ДЛП.
РОЛЬ АДИПОЦИТОКИНОВ В ФОРМИРОВАНИИ НАРУШЕНИЙ ЛИПИДНОГО
И УГЛЕВОДНОГО ОБМЕНОВ У КАРДИОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ
Кравчун П.Г., Кадыкова О.И., Габисония Т.Н.


Неблагоприятная демографическая ситуация в мире,
в большинстве случаев обусловленная сердечно-
сосудистыми заболеваниями (ССЗ), которые влияют на
основные показатели здоровья населения, продолжает
ухудшаться. Согласно данным Всемирной организации
здравоохранения (ВОЗ) ССЗ, занимая первое место
по распространенности, являются ведущей причиной
смертности в большинстве развитых стран мира - на их
долю приходится около половины случаев в структуре
общей смертности.
Среди факторов риска развития ССЗ основное место
занимает артериальная гипертензия (АГ), которая часто
сочетается с сахарным диабетом (СД) и ожирением, тем
самым увеличивая риск нежелательных последствий в
несколько раз [1,14,16].
reziume
protonuli tumbos inhibitorebis xangrZlivi miRebis gavlena homocisteinis donesa
da lipidur speqtrze gulis iSemiuri daavadebis da mJavadamokidebuli daavadebebis
komorbiduli mimdinareobis dros
a. Jarkova, v. orlovski
sumis saxelmwifo samedicino universiteti, samedicino instituti,
saojaxo medicinis kaTedra, sumi, ukraina
statiaSi moyvanilia protonuli tumbos in-
hibitorebis sistematuri miRebis gavlenis
gamokvlevis Sedegebi homocisteinis donesa
da lipidur cvlaze, aseve, hiperhomocisteine-
miis da disli pidemiis koreqciis SesaZlo
gzebi gulis iSemiuri daavadebis da mJava-
damokidebuli daavadebebis komorbiduli
mimdinareobis dros.
dadgenilia, rom mJavadamokidebul daavade-
bebTan asocirebul gulis iSemiuri daavade-
bis dros, izolirebul paTologiur mdgo-
mareobebTan SedarebiT, cianokobalaminis
saSualo done sarwmunod dabali iyo, xolo
homocisteinisa sarwmunod maRali. hiper-
homocisteinemia xels uwyobs aTerogenuli
tipis dislipidemiis ganviTarebas. mJava-
damokidebuli daavadebebis mqone pacientebSi
dislipidemiis mkurnalobis sqemaSi vitamini
B12-is CarTva xels uwyobs hiperhomocisteine-
miis da aTerogenuli ti pis disli pidemiis
koreqciis efeqturobis amaRlebas.
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 27
Изучение механизмов развития СД и его сосудистых
осложнений у больных АГ остается одной из наиболее
актуальных проблем современной медицины, так как
коморбидность этих патологий имеет общую патоге-
нетическую связь и потенцирует кардиоваскулярный
риск [3].
Одними из ключевых регуляторов метаболических
нарушений у больных ССЗ являются такие эндо-
кринные факторы как адипоцитокины [7], которые в
зависимости от участия в модуляции активности ин-
сулина условно делятся на сенсибилизаторы инсулина
(адипонектин) [10] и антагонисты инсулина (резистин,
висфатин) [6].
Адипонектин повышает чувствительность тканей к
инсулину и обладает кардиопротекторным эффектом
[12,17]. Резистин индуцирует печеночную инсулино-
резистентность (ИР) и таким образом повышает
продукцию глюкозы печенью [5,13]. В свою очередь,
висфатин обладает инсулин-имитирующим действи-
ем, стимулируя транспорт глюкозы в периферические
ткани и тормозя продукцию глюкозы гепатоцитами [9].
Подобно инсулину, он связывает инсулиновый рецеп-
тор и стимулирует аутофосфорилирование рецептора и
фосфорилирование тирозинов других белков, включая
белки-субстраты рецептора инсулина. Этот адипокин
имеет другие места связывания с рецепторами клеточ-
ной поверхности, нежели инсулин, и не конкурирует
с ним [4].
По-видимому, эти адипокины играют важную роль в
развитии ранних нарушений углеводного обмена [2],
но однозначных доказательств тому не имеется.
Данная область медицинских исследований является
перспективной и актуальной, поскольку полученные
данные достаточно противоречивы и требуют даль-
нейшего изучения с получением новых достоверных
фактов, которые могут лечь в основу новых диагно-
стических и терапевтических стратегий при метабо-
лических нарушениях у больных сердечно-сосудистой
патологией.
Исходя из вышеизложенного, целью нашего исследо-
вания явилось изучение метаболических нарушений у
больных сердечно-сосудистой патологией на основании
выяснения характера изменений сенсибилизаторов и
антагонистов инсулина.
Материал и методы. Обследованы 68 больных АГ,
среди них 35 женщин и 33 мужчины, средний возраст
составил 59±1,2 лет. Больные были разделены на 3
группы: I группа – больные АГ с сопутствующим СД
2 типа (n=24), II группа – больные АГ с ожирением
(n=22), III группа – больные АГ без каких-либо мета-
болических нарушений (n=22); контрольную группу
составили практически здоровые лица без АГ, СД и
ожирения (n=25). В отборе групп пациентов для дан-
ного исследования использованы модифицированные
критерии ATP III (2005), Европейских рекомендаций по
лечению АГ 2007 года, и рекомендованы Украинским
обществом кардиологов [14].
Проводилось антропометрическое исследование:
определялись рост, масса тела, окружность талии (ОТ),
окружность бёдер (ОБ) с последующим расчётом ин-
декса массы тела (ИМТ) и соотношения ОТ/ОБ.
Состояние углеводного обмена оценивалось по по-
казателям гликемии в плазме венозной крови нато-
щак. Определение содержания гликозилированного
гемоглобина (HbA1с) в цельной крови проводили
фотометрическим методом по реакции с тиобарбиту-
ровой кислотой с использованием коммерческой тест-
системы фирмы «Реагент» (Украина) в соответствии с
прилагаемой инструкцией. Уровень инсулина в сыво-
ротке крови определяли иммуноферментным методом с
использованием набора «ELISA» (США). Ожидаемый
диапазон значений инсулина в норме - 2,0-25,0 мкЕД/
мл. Для определения ИР использовали индекс HOMA
(homeostasis model assessment). Показателем ИР счита-
лось значение индекса НОМА более 2,68.
Изучали липидный обмен: общий холестерин (ОХС),
триглицериды (ТГ), холестерин липопротеидов высо-
кой плотности (ХС ЛПВП), холестерин липопротеидов
низкой плотности (ХС ЛПНП), холестерин липопротеи-
дов очень низкой плотности (ХС ЛПОНП), определяли
коэффициент атерогенности (КА) в сыворотке крови
ферментативным фотоколориметрическим методом,
с использованием наборов фирмы «Human» (Герма-
ния).
Содержание резистина, висфатина и адипонектина в
сыворотке крови больных определяли иммунофер-
ментным методом на иммуноферментном анализаторе
«Labline-90» (Австрия). Определение уровня резистина
проводили с использованием коммерческой тест-
системы производства фирмы “BioVendor” (Германия).
Определение уровня адипонектина и висфатина про-
водили с использованием коммерческой тест-системы
производства фирмы “ELISA” (США).
Полученные результаты представлены в виде средне-
го значения ± стандартное отклонение от среднего
значения (М±SD). Статистическую обработку данных
осуществляли с помощью пакета Statistica, версия 8.0.
Оценку различий между группами при распределе-
нии, близкую к нормальной, производили с помощью
критерия Стьюдента. Для анализа корреляционных
связей вычисляли коэффициенты корреляции Пирсона.
Статистически достоверными считали различия при
р<0,05.
28

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
Результаты и их обсуждение. При сравнении антро-
пометрических показателей достоверных различий в
возрасте, весе, росте, частоте сердечных сокращений,
пульсе, систолическом и диастолическом артериальном
давлении между пациентами основных трех групп не
выявлено.
Изучение углеводного обмена показало, что у боль-
ных I группы (АГ+СД 2 типа, (n=24)) достоверно
увеличен уровень глюкозы (7,95±0,34 ммоль/л в
сравнениис 5,38±0,19 ммоль/л, 4,54±0,13 ммоль/л и
3,8±0,26ммоль/л) в крови в сравнении с пациентами II
(АГ+ожирение, (n=22)), III (АГ, (n=22)) и контрольной
групп (n=25) (p<0,05). Уровень инсулина у больных I
группы был достоверно выше, чем у больных II груп-
пы, и значительно выше в сравнении с больными III и
контрольной групп (p<0,05) (рис. 1). Индекс НОМА
достоверно нарастал у лиц I и II групп по сравнению с
больными III и контрольной групп (p<0,05). У больных
I группы обнаружена положительная корреляционная
связь между показателями углеводного обмена такими,
как гликемия и уровень инсулина (r=0,34, p<0,05), что
свидетельствует о том, что у больных с СД 2 типа про-
слеживалась четкая тенденция нарушения углеводного
обмена параллельно увеличению уровня глюкозы крови
натощак при АГ.
Глюкоза
Инсулин
НОМА

Нами выявлены положительные корреляционные
связи между уровнем инсулина и ИМТ у больных II
группы (r=0,28, p<0,05), а увеличение коэффициента
ИР происходило по мере увеличения массы тела, что
и характерно для висцерального типа ожирения.
Ранжирование изучаемых факторов по степени потен-
цирования нарушений углеводного обмена с помощью
t-критерия установило, что ведущая роль в развитии ИР
принадлежит СД 2 типа (рис. 2). Затем в порядке ие-
рархии следуют: степень ожирения и АГ. Эти факторы
по-разному сочетались у каждого больного и вызвали
нарушения углеводного обмена, что приводило к ИP.

Анализ показателей липидного профиля характеризо-
вался повышением уровня ОХС (6,03±0,05 ммоль/л,
7,04±0,09 ммоль/л и 5,95±0,12 ммоль/л соответствен-
но по сравнению с 5,35±0,04 ммоль/л), ТГ (1,46±0,06
ммоль/л, 1,64±0,13 ммоль/л и 1,21±0,11 ммоль/л
соответственно по сравнению с 0,59±0,02 ммоль/л),
ХС ЛПНП (4,15±0,05 ммоль/л, 4,26±0,07ммоль/л и
4,09±0,12 ммоль/л соответственно по сравнению с
3,02±0,05 ммоль/л), ХС ЛПОНП (0,66±0,03 ммоль/л,
0,66±0,71 ммоль/л и 0,08±0,06 ммоль/л соответ-
ственно по сравнению с 0,34±0,01 ммоль/л) и КА
(4,15±0,07, 4,8±0,09 и 3,82±0,13 соответственно по
сравнению с 2,93±0,03) у больных первой группы,
второй и третьей групп по сравнению с контрольной
группой (p<0,05). В случае ХС ЛПВП отмечалась
обратная динамика: этот показатель снижался у па-
циентов I и II групп (1,15±0,01 ммоль/л, 1,13±0,06
ммоль/л и 1,21±0,02 ммоль/л по сравнению с
1,24±0,01 ммоль/л) по сравнению с III и контрольной
группами (p<0,05) (рис. 3).
Выявлены достоверные связи между всеми показа-
телями углеводного и липидного обменов, однако
их характер в группах различается. У больных I
группы установлены прямые корреляционные свя-
зи между индексом НОМА и КА (r=0,19, р<0,05);
глюкозой и КА (r=0,37, р<0,05), ХС ЛПНП (r=0,41,
p<0,05), ХС ЛПОНП (r=0,30, р<0,05), ТГ (r=0,31,
р<0,05) и ОХ (r=0,33, p<0,05); инсулином и ТГ
(r=0,34, р<0,05); обратные корреляционные связи
были определены между индексом НОМА и ХС
ЛПВП (r=-0,44, p<0,05); глюкозой и ХС ЛПВП
(r=-0,24, p<0,05); HbA1с и КА (r=-0,36, p<0,05);
HbA1с и ХС ЛПНП (r=-0,24, p<0,05); инсулином и
ХС ЛПВП (r=-0,31, p<0,05). У больных с ожире-
нием система липидного обмена функционирует
в режиме гиперкомпенсации, вследствие чего
рост ИМТ приводит к усилению абдоминального
ожирения и через прямую связь показателя соот-
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 29
ношения ОТ/ОБ с ОХ, а последнего с ТГ, усиление
абдоминального ожирения приводит к атерогенной
перестройке липидного спектра. У больных III
группы корреляционный анализ исследуемых по-
казателей выявил, что система липидного обмена
функционирует в режиме нормокомпенсации.
0
1
2
3
4
5
6
7
8
ОХС ТГ ХС
ЛПНП
ХС
ЛПОНП
ХС
ЛПВП
КА
А Г +С Д 2типа
АГ+Ож
АГ
Контрол ьна я группа

Результаты проведенного исследования позволяют
предположить, что механизмы, лежащие в основе
прогрессирования СД и ожирения у больных АГ на
фоне метаболических нарушений, проявляющихся
дисфункцией углеводного и липидного обменов, свя-
заны с ИР.
По результатам данного исследования у пациентов с СД
2 типа выявлена гиперинсулинемия и повышение зна-
чения индекса НОМА по сравнению с пациентами без
СД, у которых уровень инсулина оставался в пределах
нормы, что согласуется с данными других исследовате-
лей [8], которые указывают, что ИР и гиперинсулинемия
весьма характерны для пациентов с СД.
Полученные данные о повышении уровня глюкозы,
HbA1с, инсулина, ОХС, ХС ЛПНП, ХС ЛПОНП, ТГ,
КА и снижении уровня ХС ЛПВП у больных АГ с
сопутствующим СД 2 типа на фоне нарастания ИР
свидетельствуют об увеличении кардиоваскулярного
риска данной когорты.
Изучение уровня висфатина в исследуемых группах
определило следующую динамику: в группе с СД 2 типа
и АГ, концентрация висфатина составила (37,6±5,7) нг/мл
и была достоверно выше по сравнению с контрольной
группой (17,3±2,1 нг/мл, р<0,05). В группе больных
АГ и ожирением – (30,04±3,4) и была достоверно
выше по сравнению с контрольной группой (17,3±2,1
нг/мл, р<0,05). В группе больных АГ без каких-либо
метаболических нарушений концентрация висфатина
достоверно не отличалась от показателей контрольной
группы (19,7±5,6, соответственно, р<0,05), также как и
уровень висфатина между I и II группами (р>0,05). По-
лученные нами результаты демонстрируют повышение
концентрации гормона висфатина по мере ухудшения
углеводного обмена, что совпадает с результатами
других авторов [15].
Уровень резистина увеличивался в группе больных АГ
с СД 2 типа по сравнению с больными с ожирением и
без каких-либо метаболических нарушений, а также
контрольной группой, что свидетельствует о том, что
резистин может быть пусковым фактором возникно-
вения метаболических нарушений, связанных с СД
(р>0,05).
Изменения адипонектина имели обратное направление
- его уровень достоверно уменьшался в группе АГ с
СД 2 типа, что совпадает с данными других исследо-
вателей, которые демонстрируют, что у пациентов с
СД 2 типа уровень адипонектина значительно ниже в
сравнении с пациентами в группах с АГ и ожирением,
без СД и ожирения и контрольной группой; поэтому
ученые допускают, что развитие инсулиннезависимого
СД может быть связано с нарушением регуляции се-
креции адипонектина, который в норме угнетает синтез
глюкозы печенью.
Для изучения взаимосвязей гормонов жировой ткани
с клинико-метаболическими показателями в исследуе-
мых группах был проведен корреляционный анализ с
расчетом коэффициентов корреляции Спирмана.
Резистин имел положительные корреляционные связи
с индексом ИР (r=0,35, р<0,05), инсулином (r=0,40,
р<0,05) и ИМТ (r=0,26, р<0,05).
Уровень висфатина имеет прямую корреляционную связь
с ИМТ (r=0,54, р<0,05), ИР (r=0,42, р<0,05), ОТ (r=0,57,
р<0,05), что позволяет ему участвовать в патогенезе со-
судистых осложнений диабета и атерогенезе.
30

cfmfhsdtkjc cfvtlbwbyj cbf[ktyb
Определялись положительные корреляционные связи
между адипонектином и ИМТ (r=0,48, р<0,05) (рис. 4), что
совпадает с данными, указывающими, что адипонектин
снижается при АГ и ожирении, приводя к прогрессиро-
ванию диабетических и атеросклеротических эффектов
и повышает риск нежелательных сердечно-сосудистых
событий при сочетании АГ, СД и ожирения.

Результаты проведенных исследований позволяют
сделать следующие выводы:
1. У больных АГ, которая сочеталась с СД 2 типа, проис-
ходит ухудшение углеводного обмена по мере увеличе-
ния уровня глюкозы в крови, а сочетание дислипидемии
с гипергликемией приводит к потенцированию ИР и
увеличению сердечно-сосудистого риска.
2. В группе больных АГ с сопутствующим ожирением
увеличение коэффициента ИР происходило по мере
увеличения массы тела, а усиление абдоминального
ожирения приводило к атерогенной перестройке ли-
пидного спектра.
3. Система углеводного и липидного обменов у больных
АГ без каких-либо метаболических нарушений функ-
ционирует в режиме нормокомпенсации.
4. Гипервисфатинемия и гиперрезистинемия на фоне ги-
поадипонектинемии возникают у больных АГ в результате
метаболических нарушений, вызванных СД 2 типа.В фор-
мировании ИР ведущая роль принадлежит СД и гормонам
жировой ткани, таким как резистин и адипонектин.
ЛИТЕРАТУРА
1. Амосова К.М., Трачук Л.Є., Береза Н.В., Руденко
Ю.В. Зв'язок комплаєнс у прилікуванні артеріальної
гіпертензії з психологічними чинниками особистості.
Серцеісудини 2012; 1: 85-92.
2. Вербовой А.Ф.. Скудаева Е.С. Уровни адипонектина,
резистина и инсулинорезистентность у пациентов с
нарушением толерантности к глюкозе. Медицинский
альманах 2011; 5(18): 164-166.
3. Волков В.С., Руденко Е.В., Роккина С.А., Поселюгина
О.Б. К патогенезу артериальной гипертонии при сахар-
ном диабете 2 типа. Сахарный диабет 2011; 2: 53-55.
4. Солнцева А.В. Эндокринные эффекты жировой тка-
ни. Медицинские новости 2009; 3: 7 -11.
5. Школьник, В.В Динамика резистина и провоспа-
лительных факторов на фоне лечения у пациентов с
гипертонической болезнью и сопутствующими наруше-
ниями углеводного обмена. Українськийтерапевтичний
журнал 2012; 1: 56-62.
6. Barnes K.M., Miner J.L. Role of resistin in insulin
sensitivity in rodents and humans. Curr. Protein Pept. Sci.
2009; 10(1): 96–107.
7. Bo S., Cavallo-Perin P. Hypertension: shall we focus on
adipose tissue? J. Am. Soc. Nephrol. 2010; 21: 1067-1068.
8. de Luis D.A., Conde R., Gonzalez-Sagrado M. et al. Ef-
fects of telmisartanvsolmesartan on metabolic parameters,
insulin resistance and adipocytokines in hypertensive obese
patients. Nutr. Hosp. 2010; 25(2): 275-279.
9. Fargnoli J.L., Sun Q., Olenczuk D., Qi L., Mantzoros C.S.
Resistin is associated with biomarkers of inammation while
total and high molecular weight adiponectin are associated
with biomarkers of inammation, insulin resistance, and en-
dothelial function. Eur. J. Endocrinol. 2010; 162 (2): 281-8.
10. Finucane F.M., Luan J., Wareham N.J. et al. Correlation of
the leptin:adiponectin ratio with measures of insulin resistance in
non-diabetic individuals. Diabetologia 2009; 41: 359–369.
11. Guidelines for the management of arterial hypertension
2007. J. Hypertension2007; 25: 1105-1187.
12. Gustafsson S., Lind L., Zethelius B. et al. Adiponecti-
nand cardiac geometry and function in elderly: results from
two community-based cohort studies. Eur. J. Endocrinol.
2010; 162(3): 543–550.
13. Hivert M.F., Sullivan L.M., Fox C.S. et al.Associations of
adiponectin, resistin, and tumor necrosis factor - with insulin
resistance. J. Clin. Endocrinol. Metabol. 2008; 93: 3165–3172.
14. Pischon T.Use of obesity biomarkers in cardiovascular
epidemiology. Dis Markers 2009; 26 (5–6): 247–263.
15. Sommer G. et al. Visfatin/PBEF/Nampt: structure,
regulation and potential function of a novel adipokine.
Clin. Sci. 2008; 115: 13-23.
16. Whiting D. R., Guariguata L., Weil C., Shaw J. IDF diabetes
atlas: global estimates of the prevalence of diabetes for 2011 and
2030. Diabetes Res. Clin. Pract. 2011; 94(3): 311-321.
17. Zeman M., Jirak R., Jachymova M. et al. Leptin, adiponectin,
leptin to adiponectin ratio and insulin resistance in depressive
women. NeuroEndocrinol. Lett. 2009; 30(3): 387–395.
SUMMARY
THE ROLE OF ADIPOKINES IN FORMATION OF LIP-
ID AND CARBOHYDRATE METABOLIC DISORDERS
IN PATIENTS WITH CARDIOVASCULAR DISEASE
Kravchun P., Kadykova O., Gabisoniia T.
 

Ukraine
Cardio-vascular disease is an important public health
problem in all developed countries.The challenge isto
GEORGIAN MEDICAL NEWS
No 12 (213) 2012
© GMN 31
learn thepathogenic mechanisms of this disease.Attention
of scientists of the world are drown to the role of hormones
in the development of adipose tissue metabolic disorders.
Adipose tissue is composed of adipocytes embedded in a
loose connective tissue meshwork containing adipocyte
precursors, broblasts, immune cells, and various other
cell types. Adipose tissue was traditionally considered an
energy storage depot with few interesting attributes. Due to
the dramatic rise in obesity and its metabolic sequelae during
the past decades, adipose tissue gained tremendous scientic
interest. It is now regarded as an active endocrine organ that,
in addition to regulating fat mass and nutrient homeostasis,
releases a large number of bioactive mediators (adipokines)
modulating hemostasis, blood pressure, lipid and glucose
metabolism, inammation, and atherosclerosis.
The aim of our study was to examine the metabolic dis-
orders in patients with cardiovascular disease. Based on
identifying the nature of changes of insulin antagonists
and of insulin sensitizers. We were investigated 68 patients
with hypertension, which included 35 women and 33 men.
Estimated distance of carbohydrate and lipid metabolism
and adipose tissue hormone imbalance.
Our results suggest that the mechanisms underlying
the progression of diabetes and obesity in patients with
hypertension against metabolic disorders that manifest
dysfunction of carbohydrate and lipid metabolism are as-
sociated with insulinorezistense and hypervisfatinemia and
hyperrezistinemia against hy